Письма 301 - 350

301. Скорбишь неведомо о чем

11 января 1880 г.

Преподобная, высокоскорбная, многострадальная, многоболезненная... письмо твое получил, а скорби твои великие я, признаться, и не понимаю. Ты, кажется, больше всего скорбишь о том, чего и сама не знаешь, чего и я не знаю, и, кажется, никто не знает, а что может случиться, то есть тебя могут взять куда-то, можешь заболеть и проч. и проч. – что и со мною может случиться, и со всяким, но о чем всякий благоразумный загодя не плачет, а ждет, что пошлет ему Господь. А что Господь пошлет – хорошее ли, худое ли, с радостью принимает и старается по силе терпеть. А не стерпит – кается в малодушии. А мы с тобою замалодушествуем, еще не видя беды или скорби, и скорбим прежде, чем придет скорбь. Христианка, живи по-христиански. Веруй в Бога, создавшего тя и приведшего тя в число избранных Своих овечек. В число возлюбленных Своих невест. Каковою ты теперь и записана на небесах. А скорби теперешние твои (как я недавно писал одной) есть твое приданое Жениху твоему Возлюбленному Иисусу. Не брыкайся же, когда суют тебе целую пазуху драгоценного приданого.

302. Об истинном посте. О страхованиях бесовских

13 марта 1880 г.

Преподобные сестры, новые подвижницы, не долу на земли летающие, но на одрех возлегающие, спасайтесь!

Еще пропойте на глас 3-й: «Возсия весна постная, цвет покаяния, очистим убо себя, сестры, от всякия скверны, Светодавцу поюще».

Читали вы это, сестрицы, или нет? А я вам писал; пропойте еще вот что на гл. 3-й; вы, кстати, не были в понедельник в церкви: «Постимся постом приятным, благоугодным Господеви. Истинный пост есть злых отчуждение, воздержание языка, ярости отложение, похотей отлучение, оглаголания, лжи и клятвопреступления – сих оскудение пост истинный есть и благоприятный». Значит, есть надежда не погибнуть и лежа на постели? Да! Соблюдете означенное и не погибнете. А то-то бы хорошо и дивно: на постели да до раю доехати. Впрочем, кто смирится, то наверно, можно сказать, – доедет до рая. Только пусть укоряет себя, а не других. С больных нечего взять.

А об энтих-то (страшных-престрашных вещах, что стучатся к вам в окно, что чашки бьют, да бутылки с деревянным маслом колотят), мы с Батюшкой говорили. Батюшка благословил вам отслужить молебен всем святым, которым посвящены все ваши храмовые престолы. Значит, прежде Честному Кресту, Покрову Пресвятыя Богородицы и так дальше, по ряду. К ним прибавить св. мученика Конона. Да я советую еще прибавить священномученика Киприана. И будьте мирны. Пройдет скоро все! Вся эта мглистая сила ничего не значит и ничего не сделает. Она вас только как детей пугает. Свиньи целый легион не смел коснуться: вас ли, Божиих послушниц, тронет? А ты, С., не имеющая терпения, хоть лежа вопии: «Господи, Владыко живота моего... дух целомудрия, терпения, любве даруй рабе Твоей». Теперь благовременно так молиться. Так и спасайтесь. Послужи болящей теперь Саше; а главное услужение есть понести немощи душевные, а потом и делом должны служить друг другу, честию друг друга больше себе творяще.

Да ты, Саша, может быть, и выздоровела? В таком случае учись и ты терпению, смирению, посту. А больше всего избегайте соревнования. Где мир – там Бог. И аз с вами духом... Мы все равны перед Богом.

303. Как твоя торговля духовная? Держись Иисусовой молитвы

7 апреля 1880 г.

Получил я на прошлой неделе письмо от твоей матери, где она просила разрешить: может ли Ольга (твоя тетка, что ль?) мужу дать полное доверие на торговлю? Что муж ее пить перестал. Батюшка решил, чтоб подождать годок.

А как твоя, Серафимочка, торговля духовная? Много ли приобрела? Т. е. много ли скорбей потерпела? Много ли старалась успокоить соживущих сестер? Много ли укоряла себя? И похваляла внутренно сестер? Если хотя мало ты в этом потрудилась – благо тебе! А если не так готовила себя, укори себя и начни. Если тело не терпит поста и труда, то обрати внимание на душу, т. е. на сердце и ум. Упражняй их в Иисусовой молитве. И будет приобретение твое паче труждающихся телесно. Главное – держись Иисусовой молитвы, иногда устами, а иногда умом. Это со временем слюбится, а вначале, правда, иногда бывает и трудно.

Да и в совершении посильных наружных молений и чтений вам обеим, как единодушным, нечего много стесняться друг другом. Если одна изнеможет и лежит, другая, нимало не стесняясь, клади поклоны, или читай, или Иисусову молитву читай. Вслух читаемая молитва пользует и лежачего.

304. Как жить дома

1 июня 1880 г.

Мир тебе и благословение Господне! Получил письмо твое из дома, но поздненько, я ждал раньше. Слава Богу, что доехала благополучно. Отдыхай, высыпайся, к утрене пока не ходи, молоко пей и мать утешай.

Писать ты, как вижу, пока не учащаешь, значит, тебе не скучно. Дай, Господи; а то ты все вздыхаешь да скорбишь. Впрочем, хорошо там тебе, не хорошо, а писать изволь, матушка, почаще; а когда бывает скучно, возьми св. авву Дорофея, забейся под куст и почитывай. Да молитовку-то, молитовку-то Иисусову не забывай. Се время благоприятно...

305. Как жить в келлии

3 сентября 1880 г.

Мир вам и благословение! Теперь Бог благословит Ан-сии в Москву. А ты, матушка Серафима, оставайся келейницей – настоящей келейницей Саше. А ты, Саша, будь помощницей – настоящей помощницей Серафиме. Вот и будет мирно. Серафима хорошо делала, что помогала Ан-сии (старухе-келейнице), я с этим намерением и поместил старушку, чтобы вы обе не слишком деликатились келейницей и сложа ручки глядели, как она бегает и моет. Было бы тогда вам и стыдненько; а то нет-нет да и сами подметете лестницу и водицы принесете, а чтоб не надорваться, достаньте кувшинчиков маленьких. А в случае недугов, подзовите бочку, накачайте воды и спите. И Саша пусть не отстает от прочих, хотя и трудно ее старым костям нагибаться и тарелки мыть, но все же лучше, чем так страдать от уныния. А если меня послушает, то и жизнь ее будет веселей. Теперь вижу, что вы советов не помните, и потому напоминаю данные вам правила новою запискою...

306. Поздравление с принятием Ангельского чина

24 ноября 1880 г.

Преподобная сестра, мать Серафима!

Поздравляю тебя в новом твоем звании, с новым чином, новым житием, Ангеловидным пребыванием. «Да возрадуется душа моя о Господе. Облече бо мя в ризу спасения и одеждою веселия одея мя. Яко жениху возложи ми венец, и яко невесту украси мя красотою». Блаженна ты, дщи, что Господь избрал тя, возлюбил тя, увенчал тя Ангельскою ризою, как невесту Свою, и сопричислил тя к честному и избранному стаду Своему: не бойся, малое Мое стадо, яко благоизволи Бог даровати вам Царство.

«Слыши, Дщи, и виждь, и приклони ухо Твое, и забуди люди Твоя, и дом отца Твоего; и возжелает Царь доброты Твоея. Предста царица одесную Тебе, в ризы позлащены одеяна и преукрашена. Приведутся Царю девы в след Ея... Приведутся в веселии и радовании, введутся в храм Царев».

Желаешь правила для новой жизни. Какое же тебе дать больной? Держись всеми силами за Иисуса, возлюбленного Жениха своего, и будет с тебя. Твори молитву Иисусову умом, голосом, шепотом, как только можешь. А другие чтения и поклоны – когда будешь в силах.

307. Поздравление с Рождеством Христовым

24 декабря 1880 г.

Христос рождается, славите! То есть пропойте так голосом и прославьте Христа. А там мыслию порассудите, как это Невместимый поместился в яслях, как это страшный Херувимам и Серафимам в объятиях Девы? Держащий рукою небо лежит в вертепе! Поистине таинство странное и преславное! Так и славьте Господа! А потом делом, т. е. любовию друг к другу, славьте!

308. Не тяготись выговорами

15 января 1881 г.

Кто есть любяй мя? Точию приемляй от мене скорби, – писал св. апостол Павел своим ученикам. Вот и я хотел попробовать новую монахиню: как она примет от меня скорбь? Оказалось, что не жалует меня мать Серафима со скорбями, а только с утешениями любит. Лишь только прочел ей урок – и стал жесток, и Саша виновата, и иные. Да что ж я тебе обидного-то? Чем опозорил? Ужели и от меня ты не можешь принять выговоров? Ну и напрасно: да разве с тебя взыскивают неустойку? Разве кому доносят?

Положим, сказали мне, и сказали неосновательно, но кому же сказали? Как же я теперь могу тебе делать замечания и наставления, когда от них ты делаешься больная? Разве я с тем укорил тебя, чтоб уложить тебя? Но я ожидал, что ты примешь со смирением и поспешишь укорить себя, а не других, а вышло иначе.

Пожалуй, я не буду обижать тебя, т. е. замечать тебе. Я тебе говорил прежде, что ты сама себя не понимаешь, но ты настолько считаешь себя разумною, что мнения свои ставишь выше других. И за что ты на Сашу так осердилась? Ну, она ошиблась, ну, наврала; но все же не скажешь, что она желает тебе зла. Она ошиблась, а ты непогрешима?

Оскорбляться на тебя – я не оскорблялся. Ты это сама сочинила, по-прежнему к тебе душою расположен; конечно, я не думал, что вы так скоро рассоритесь, и году не прожили, и мне это больно, но все же знаю я твои немощи. Жаль, что и сама ты за собою не замечаешь обидчивого характера своего – что я еще здесь с тобою испытал. Скажу слово спроста или в шутку, ты вспылишь, и я конфужусь. Но все же говорю – это человеческое, и я к тебе ни на йоту не изменился. Только прошу тебя – не рюми. Слезы твои не только не полезны, но и глупы... Оставь глупости, слезы и гнев. Грех! Мир тебе!

309. Что значит спасти душу

25 января 1881 г.

Мир тебе и спасение!.. Привык я часто получать от вас письма; а теперь, давно не получая, не знаю, как вы там живете. Дай Бог, мирно. В мире место Его. Где мир – там и Бог.

Где Бог – там и мир. И противное само себя показывает: где зависть, вражда, нетерпение, самолюбие – там и диавол. Где диавол – там и все губительное, гордое, враждебное. В терпении вашем стяжите души ваши. Поэтому не ослабевай, не унывай, если встречается тебе случай стяжать свою душу. Стяжать душу свою – значит дать ей то значение и место, какое ей назначено Богом, т. е. быть царственною, Богоподобною, преподобною, святою. А отпасть от сего – значит погубить свою душу. Кая польза человеку, аще и мир приобрящет, и отщетит душу свою. И потому всегда на первом плане имей пользу душевную свою о других, а потом уже необходимое телесное, удобства, спокойствие и, пожалуй, временем утешение. Буди, Господи, милость Твоя на нас, яко же уповахом на Тя! К больной сходить иногда можешь.

310. Кто не терпит искушения от сестер – искушается бесами

12 октября 1881 г.

Тебя беспокоят искушения бесовские. Без этого нельзя. Кто не терпит искушений от сестер, тот должен терпеть от бесов. Прочти об этом у Лествичника. А то в свое время те, которых теперь трут да потирают, явятся светлыми и белыми, а затворницы предстанут, каковы и были прежде... Терпи, матушка!

Все терпи – будешь и сама мирна и другим доставишь мир! А начнешь считаться, мир потеряешь, а с ним и спасение...

311. О постоянном недовольстве

9 апреля 1883 г.

Письмо твое получил. Все-то ты забыта. Не пишу тебе каждую неделю. Да где ж мне взять времени? Написал двум письмо – нет, это Саше, а мне особо, как знаешь. Да ведь вы сами же говорите, что любите и жалеете меня, а в такое-то время и письмо-то ваше прочесть – уже труд и болезнь. Да такие письма, как ваши! Вечное недовольство, вечное расстройство. Ты сама сколько раз твердила: теперь буду терпеть и отходить, а на деле сама к ней лезешь. Ну, лежит и пусть лежит! Уж мало меж собою, и мне упреки, что в монастыре оставил, что обещал, да не исполнил. Я думаю, я сам ездил по Ливнам да по Калугам разыскивать себе дочек! И ждал от них великих выгод! А я свидетельствовал и тебе и Саше, что душевно желаю вам лучшего, т. е. чего желаю себе. Видел, что можете жить при моем пособии, как многие живут, и как я жил, но вам нужен комфорт. Келейница неспособна: и Н. была неспособна, и П. была неспособна. Остались только вы способные! Остается только вам по горничной дать. Старые нехороши – чересчур много знают, молодые нехороши – чересчур мало знают. Вам бы такую дать, чтобы все знала и во всем потрафляла. А сами, всезнайки образованные, друг другу угодить не можете. Так покажите сами-то пример угождения и любви. С себя начните!

312. Других упрекаешь, а сама не исправляешься

14 апреля 1883 г.

Получил я письмо твое, С. Ты все печешься и скорбишь о П., как бы ее выучить, а я все забочусь, как бы тебя обучить. Сколько ни говорил, чтобы ты поучилась складу письма и хотя сносному писанию букв, – не тут-то было: чем дальше, тем хуже. А касательно духовных дел и не говори: ни на каплю смирения и терпения не прибыло. Все П. не умеет, а ты-то зачем не умеешь? Саша ни разу на нее не жалилась. А тебе Н. не угодила – много знает, П. молода, – мало знает. А ты все знаешь и не творишь самого нужного – т. е. душевного. Даже и на меня вознеслась: «Не пишите так строго мне – а то захвораю». Хороша монахиня!

Учить я не запрещаю, это доброе дело – век живи, век учись: но только начни-то с себя. Ты мне дороже П.! П. можно сослать – вот и все, а ты моя присная. Мир тебе! Ныне вся исполнишася света, небо же и земля и преисподняя. Да празднует убо вся тварь востание Христово!

313. Не ропщи на монастырскую жизнь

27 марта 1884 г.

И опять я остаюсь виноват, что засадил тебя в монастырь. А я ждал за это благодарности. Что хоть Бога-то поблагодаришь за толикую Его к тебе милость!.. Что ты согрешаешь помыслами, за это Бог простит, когда каешься; а вот когда скорбишь, зачем не променяла Сладчайшего Иисуса на мужика, за это потерпишь. Ты все представляешь, как муж кормил бы тебя блинами и тыквою, а обратной горькой стороны не хочешь видеть.

И будто у мужа, какой бы он там ни был, больше сокровищ и наслаждений, чем у Творца неба и земли? Не ропщи! Старайся зреть свои прегрешения! Будь благодарна Богу и С. терпи и люби!

314. Не выносишь правды от тщеславия

Что ты поздоровела, слава Богу! Только будь благоразумна вперед. Я тебе и прежде говорил: не усиливайся в церковь понуждать себя. Ты не от лени сидишь дома, а с немощного Бог не спросит. И правило, как можешь, так и исправляй, хоть в десять приемов. Когда голова нездорова, земных поклонов не клади. Я и сам так поступаю. Что касается укоризн от сестер, я говорил и сто раз повторю: ты без них пропадешь. Если ты до такой степени тщеславна, что правды слышать не можешь, то что бы было, если бы этой немощи нельзя было подметить у тебя. Ведь в самом деле не богачка, в самом деле немощная! Так нет, не смей так говорить!.. Мирно жить от тебя зависит. Потерпишь – и будет мир. А станешь воздавать злом за зло – то и мир отступит, и Бог оставит самосудку. Где мир – там Бог. «В мире место Его».

315. На своих не надейся, а жди от Бога

О домашних и на домашних не скорби. Пошла к Богу и жди от Бога. Он надежнее всех князей и сынов человеческих. И настоящею жизнью не увлекайся. Спокойна – благодари Бога, скорбна – опять благодари Бога. И жди всегда милости Божией.

316. Без скорбей не выучишься монашеству

Бестолковая ты, матушка С.! Когда ж ты будешь походить на монахиню-то? Сто раз тебе говорил, что скорби твои – комар укусил. А ты воюешь, точно жизнь твоя на волоске.

Ведь ты учишься, и скажу тебе за тебя, что желаешь – именно желаешь обучиться монашеству, а скорбей не желаешь. Как же ты обучишься?

Нет, матушка, Свящ. Писание говорит: даждь кровь и приими Дух. А то ты, вижу, лакома до золотых крестов, которые висят на шее; возлюбленная моя, если любишь этот крест, то повиси прежде сама на кресте. Сам Иисус – Бог сначала пострадал, тогда и прославился. А ты разве лучше Его?

317. Учись монашеству. Не скучай о родных

Христос Воскресе! Матушка ты моя, свет Серафимочка! А я до сей минуты все думал, что ты не шуточная, а истинная, заправская, ангелоподобная монахиня. А ты просто девочка, да не простая, а настоящая деревенская, для которой, чтоб она не плакала, непременно нужен пряничный петушок или сосочек. Да как же ты будешь считаться в лике-то Ангелов? Да как же теперь величать-то тебя? И родные тебя забыли, и Батюшка духовный туда же! А я тебя помню и очень помню, тебе грех!.. Да когда же мы будем учиться монашеству-то? Или уж не будем? Нет, матушка, надо! Дала клятву – держись: не радуй врага-диавола. Не ищи, что тебе не дается. Какого ты утешения ищешь от мертвецов? Остави мертвых, т. е. мирских, хотя бы и родных, но все же мирских, погребсти своя мертвецы. А ты сиди в келлии и плачь своего мертвеца, т. е. себя; т. е. что ты взяла одежду и нрав монахов, а не монахиня. Иже любит отца или матерь, или сестру, или брата, несть Мой ученик, сказал Спас наш. А ты разве не Его ученица? Разве не поклялась вечно следовать за Ним? Сказано в Писании: оставите безумие, и живи будете.

И ты оставь свои капризы. Ты ведь воображаешь, что тебя мучит нелюбовь родных, а у тебя просто ревность, что Сашу снабдили всем, а тебя нет. Потому я и увещаю тебя: живи с С. попроще, она девочка хоть и с капризцем, а все-таки тихая, рассудительная, благоговейная. И тебе грех не ладить с нею. А чтоб у вас не было с нею размолвок да недоразумений – этого нельзя, и ты не ищи невозможного. А знай, насколько потерпишь ее, настолько у вас и мир.

318. Твори молитву Иисусову, и будешь здорова

...Ты опять больна? Значит, ты не помнишь моего лекарства. Я тебе говорил: твори постоянно молитву Иисусову, и будешь здорова. Ведь я тебе не с ветра давал этот совет, а испытавши хорошо на деле. Правда, что поболеть молодому человеку полезно. Но еще лучше здоровому служить телом и духом Богу.

319. Самый лучший пост. Будь откровеннее

Письмо твое получил. И пишу теперь же ответ. Поздравляю тебя с новосельем. Видишь, как матушка тебя любит. А уж если скорби тебе нужны ради вечного спасения, то никто тебя от них не избавит и никуда от них не уйдешь. Ну, вот ты ушла от сестры А. Е., дали другую хорошую – рука заболела и голова. Что чего лучше?

А потому терпи и спасешься. Что ныне пели в церкви на стиховнах? «Всякую унывающи, душе моя, греху работавши? И векую, немощна сущи, ко Врачу не прибегавши? Се время благоприятное, се спасения ныне день истинный».

«Возстани, омый лице твое покаяния слезами и елеем благотворения свещу просвети: яко да обрящеши от Христа Бога и велию милость». А для новоначальной монашенки самый лучший пост, самая высшая добродетель есть терпеть все, что Бог пошлет. Еще замечу тебе – будь откровенна. Как же это ты там страдаешь и мне не пишешь, «боясь, что Бога оскорбишь». Да ведь, матушка моя, если Бога оскорбишь, да покаешься духовному отцу, Он, то есть Бог, и простит согрешение и оскорбление Его тебе. А то ты страдаешь и не каешься – а конец-то выходит гнилой. До истерики и дошла!

А ты уж не бери высоко, а живи посмиреннее да пооткровеннее. Ведь ты пришла учиться монашеству: кто ж тебя осудит, если погрешишь? Ты просишь меня, чтоб я испросил у Бога терпения, да какая ж ты неразумная, Серафимочка! Просишь себе горсточку терпения, а у самой целая пазуха этой драгоценной добродетели! Ведь терпению учиться – не значит вычитывать да расспрашивать, а просто-напросто: болеть. Приболишься и будешь терпелива. И будешь настоящая монахиня! Потому-то Господь и сказал: «Претерпевый до конца спасется!» Мир тебе! Не будь Ангелом по одному имени, но житием, и будешь там во веки веков с Серафимами.

320. В чем истинный пост

Мир тебе, С.! Еще поздравляю тебя с постом! С настоящим постом! Ты уже вкусила постной пищи, которая, пожалуй, не очень тебе по нраву. Но что ж делать. И кровожадные звери, и ястреба хищные, и сколько еще невинных животных малых и великих, и какие неисчислимые тысячи их – тоже постятся. Волки, говорят, иногда по неделе не едят и больше. Нам ли христианам – наследникам сущим вечного Царства, не поститься? А теперь самое приличное время. Се время благоприятно. Се день спасения.

«Время веселое поста, темже чистоты световидныя, и любве чистыя, молитвы светозарныя, и всякия иныя добродетели насытившеся богатно, светло возопиим: Кресте Христов всесвятый, возрастивый сладость жизни, всех чистых сердцем тебе поклонится сподоби нас!»

Видишь ли, Серафимочка! Теперь ты не мирская девушка, а стоишь в числе монахинь – невест Христовых. И потому должна знать не букву только, но и тайны Царствия. Ведь не есть хлеба и не пить воды или чего иного не есть еще пост, ибо и бесы не едят и не пьют совершенно ничего. И все-таки злы и Богу ненавистны. Нам же пост есть (как поет Церковь) злых отчуждение, воздержание языка, ярости отложение, похотей отлучение, оглаголания, лжи и клятвопреступления. Сих отчуждение – пост истинный есть и благоприятен. А у нас с С. не то что сих великих добродетелей, а даже и терпения того, что Бог посылает, не имеется! Да, С-очка, ты вся в меня нетерпеливая. Таким людям трудно жить. Это я знаю по опыту. Все это правда. Но и то не солгу, если скажу, что по милости Божией я четверть столетия кое-как прожил в обители. Почему знать, может быть, ты еще больше проживешь, при всем своем нетерпении. Да, проживешь. Верно, проживешь, если смиришь себя, т. е. скажешь себе и Богу: я немощна, я не могу быть монахиней, ибо уж очень немощна, но желаю быть монахиней, помоги мне, Иисусе! И Матерь Божию Пречистую как можно чаще призывай – и спасешься. А внешние скорби и неприятности – все отлетят, как высохшая глина от платья...

321. О высоком звании невесты Христовой. Ищи мира душевного

Поздравляю тебя, С., со вступлением в избранное и возлюбленное Господом нашим стадо, в число невест Божиих. Блюди себя, живи достойно новому своему званию, а звание сие высоко, о нем говорит Апостол: «Вы есте граждане Иерусалима Небесного, царское священие, язык свят, люди обновления». «Жительство ваше на небесех есть». А Небесное жительство – вернее, Небесное царствование чем достигается? Святое Писание говорит: «Многими скорбьми подобает нам внити в Царствие Небесное».

А потому, если объимут тя скорби – радуйся, ибо ты тогда идешь истинным путем. А кто не отбегает от скорбей и несет оные по силе, тот и получит Царство вечное.

На возвратном пути мать твоя была у нас и порадовала, что ты мирна и даже весела. Старайся по силе быть в мире душевном, ибо о Боге сказано: «В мире место Его».

То есть Бог Сам живет в том человеке, у которого мирное сердце. Главное, считай себя хуже всех, не ищи ни любви, ни чести ни от кого, а сама ко всем оныя имей – вот и улучишь мир! А как только начнешь искать, чтобы другие тебя заметили, да отыскали бы в тебе достоинства и некоторые добродетели, тогда прощай, мир душевный!

Батюшка о. Амвросий посылает тебе благословение!

 

Письма к Т.

 

322. О правильных слезах. Молиться не забывай

17 августа 1886 г.

Мир тебе, Т. Воскресенье, только что продрал глаза и взялся за письмо твое. Ты пишешь, чтоб написал тебе «одну строчку», а я еще не начинал письма, а уж десятая строчка. А я хотел написать тебе побольше да получше. Ты стала плакать от горя, что не пишу тебе: поплакать не мешает. Только знай, что слезы твои неправильные. А чтоб они были правильные, Иоанн Лествичник учит направлять их к Богу о прощении грехов, которых, вероятно, у тебя отыщется немало. А что на тебя говорит одна монашка напрасно, об этом не тужи, только старайся на самом деле не сплетничать. Молиться не забывай. Помни русскую пословицу: «Без Бога ни до порога». Постоянно держи Иисусову молитву. И в церкви стой или сиди молча, а не будешь слушаться, ни одного словечка никогда не буду писать. До страсти не люблю кощунниц, не уважающих Св. Церкви. Да ведь этим безумным бесчинницам и извинения-то нет никакого: ну там поел, выпил лишнее – тут природа просит, или там проспал, а то говорят, смеются в церкви – ну, кто их тянет за язык. Повторяю, благоговей к Святой Церкви, общей матери нашей.

323. Не писем ищи, а молитвы и слова Божия

14 декабря 1887 г.

Мир тебе, Т. Истинно, истинно я стал деревянным. А только ты не ври крепко – ты не собака, ты раба Божия; ты моя преданная ученица, хотя и бестолкова немножко. Потому никак не научишь ее терпению. Крамолится – да и только! А я все-таки о тебе думаю. Думаю, да помочь не могу. А отчего? Вот отчего: тебе хочется, чтоб я исполнял твое желание – писал бы к тебе; а мне желается, чтоб ты не письмами наслаждалась, а молитвою да чтением святых писаний. И в скорбях-то бежала бы скорей ко Господу. «Молитву пролию ко Господу, и Тому возвещу печали моя». Учись, Т.! Пора браться за разум...

324. Живи не как хочется, а как Бог велит

7 марта 1888 г.

Мир тебе и благословение Господне! Поздравляю тебя с сырною неделею и грядущим постом... Да научит тебя Св. Церковь жить, как Бог велит, а не так, как хочется. Мы с тобою жили в монастыре, а терпению не научились. Ты все винишь меня, что не пишу: да разве я не ответил бы тебе, если б видел настоящую нужду, как иные терпят. А у тебя желание просто детское: письмо получила – вот и все! А что касается желания твоего отойти от меня, то я этого сам решить не могу, потому что я не сам взял к себе на дух, а по благословению Старца. А потому, если я тебе тяжел, то обратись к нему. А я от тебя не отказываюсь... Да спасет тебя Господь и да поможет укрощать неукротимое сердце. И обо мне молись, чтоб Господь исправил меня ленивого.

325. Спасение не в письмах, а в исполнении заповедей

4 ноября 1888 г.

Мир тебе и спасение! Получил письма твои, исполненные укоризны и возмущения. И очень опечалился.

Вижу, что учение мое не приносит пользы возлюбленным моим чадам. И вот я сейчас задумал удалиться в уединение. А то, вижу, кроме греха и смущения, я не принесу никому ничего. Учу смирению, сам не имея его, вот и пользы нет от учения моего... Лучше удалиться... И Тане тогда дадут хорошего Старца, который ей будет строчить по два письма на каждое ее письмо.

А сколько раз я говорил Т., что спасение не в письмах, а в исполнении того, что заповедано или мною или другим кем, а более святыми нашими Отцами, но Т. исполнять не спешит, а ей давай писем, писем, побольше писем. Да чтоб они были подлиннее да получше. Ну, читай ты св. Отцов – где ты найдешь, чтобы ученики требовали от Старца писем? А чтоб чтили Старца, везде найдешь!

Св. Иоанн Лествичник пишет: «Если предстоятель твой измет у тебя десное око твое, да не помыслиши о нем что злое». А я тебе никогда не сделал ни одного синяка, и ты так ожесточилась на меня! Ну, прости! Желаю исправиться!

326. Правда ли, что ты не спасешься

15 февраля 1889 г.

Мир тебе, Т. ... Пишешь, я когда-то тебе сказал, что ты не спасешься. Да ведь это же, Т., клевета. Это не то что Старец, а всякий простой рассерженный полоумный монах того не скажет. Господь всех призывает, всех любит, за всех пролил Свою святейшую кровь, чтобы спасти человека, а не погубить. И вот видим – Св. Церковь воспевает спасенных блудников, разбойников, мытарей, хищников – и мы со Св. Церковью молимся: «Господи, сопричти мя мытарю, разбойнику и блуднице». Вон какие спасаются! А ты какую ахинею взвалила на мою голову, будто ты не спасешься. Но хотя бы ты была даже хуже меня, и тогда не теряем надежды, что Господь спасет тя.

А ты своим отчаянием только врага радуешь и Бога прогневляешь и лишаешь себя Его помощи. «Оставите безумие, и живи будете», – глаголет слово Божие. Вот ты будешь приступать к Св. Тайнам и должна произнести: «Верую, Господи, и исповедую... яко Ты еси пришел грешники спасти, от них же первая есмь аз». Безумец подумает: пропал я, первый грешник; а христианин смиренно укорит себя и прославит милосердие Божие, и любовь Его, и в мире сообщится со Христом, чего тебе от сердца желаю!

327. Оружие спасения

3 марта 1892 г.

Ты все сетуешь о том, что не пишу тебе. Утешаяй смиренныя Господь, Той да утешит и тебя. Только имей истинный и верный залог к смирению – самоукорение и приложи к этому терпение, да вооружись молитвой Иисусовой с памятью о смерти, тогда и станет для тебя благо иго Заповедей Евангельских и правил монашеской жизни, и бремя послушания отныне легко будет. Я же не могу писать часто по крайнему недосугу и болезненности. Мир тебе и Божие благословение!

И духови твоему!

 

Письма к Е. Д.

 

328. Скорбящие здесь возрадуются на Страшном Суде

3 апреля 1880 г.

Поздравляю тебя, Д., преподобная сестра, с утекающим постом и уходящею зимою, а также с наступающею весною и светлым Воскресением Христовым, которого желаю дождаться в радости и добром здравии.

Когда мы достигнем этого дня, то как будто и не было поста (хотя истинно постившиеся и большее получают утешение). Так и при приближении Великого Дня, т. е. Страшного Суда, скорбей будто мы никогда и не видали. А радость неизглаголанная, всеобщая все поглотит.

Конечно, тогда несколько потужат те, кои здесь бегали от скорбей, которые там венчают скорбевших, и всякая слеза, всякая душевная рана там воссияет паче дорогого алмаза; но все же радость всеобщая будет так велика, что мы только глядя на ближних будем утешаться и веселиться.

Так хороши там будут все страдавшие здесь. А тебе все не хочется поскорбеть, все бы ей здесь-то повеселей. А умирать разве не будем? Разве секрет какой узнала миновать смертные врата? А если этого секрета не знаешь, смирись. Молись. А я так знаю секрет этот. Полюби Иисуса и узнаешь силу тропаря: Христос Воскресе из мертвых, смертию смерть поправ и сущим во гробех живот даровав.

329. Монах без скорбей – головешка

Получил я оба письма твои, преподобная сестра о Господе Е. Все-то тебе хочется попасть в рай, да прямо без скорбей. Нет, матушка, без скорбей монах – головешка. А мы желаем тебе веселия вечного. Не унывай, все пройдет. Вси святии сим путем, то есть скорбным, шли. Мир тебе и благословение Господне!

330. Чему учит Рождество Христово

24 декабря 1881 г.

Преподобная послушница Божия, Д.! Поздравляю тебя и болезнующую м. М. с грядущими праздниками Рождества Христова. Дай Бог вам в разуме праздновать дни сии. А какой разум? Господь, едва увидевший свет, увидел Себя в скотских яслях. Соседи Его были ослы и коровы. Холод был в вертепе.

Очень сочувствую тебе в скорбях твоих. Но это не есть наша погибель. Господь возлюбленным своим ученикам обетовал: «В мире скорбь имети будете, и мир возрадуется, вы же восплачете. Но скорбь ваша в радость претворится, и радости вашея никтоже возьмет от вас». Теперь сама смотри: если хочешь возрадоваться радостию неизглаголанною, то потерпи те скорби, которые от Бога посылаются тебе, и не раскаешься. Мир тебе и болящей м. М.!

331. Страдающие со Христом с Ним и прославляются

7 апреля 1883 г.

Христос Воскресе! Что ты заскучала? Или не веруешь в Бога, посещающего нас? Кто умер за тебя, ужели Тот еще мало любит тебя? Ты Ему еще ничем не доказала любви, а Он доказал словом и делом и обетованием: Сам учил нас терпеть скорби и шел скорбным путем и умер за нас позорною смертию. И оставил возлюбленным своим такое завещание: «В мире скорбь имети будете. Но скорбь ваша в радость претворится. И радости вашея никтоже возьмет от вас». А здешние радости мимолетны. И потому радуйся, состражди с Женихом своим Иисусом.

«Вчера спогребохся Тебе, Христе: совостаю днесь, воскресшу Тебе. Сраспинахся Тебе вчера – (за это) Сам мя спрослави во Царствии Твоем».

Понимаешь ли, спрослави! Т. е. осияй меня тем же светом, каким Сам Вседержитель сияешь! Одень меня тою же царственною одеждою божественною, в какой Сам сияешь, седя одесную Отца Твоего на престоле величествия на небесах.

И Сам Иисус того просит у Отца Своего: «Отче! Их же дал еси Мне, да будут с Нами едино, яко же и Мы с Тобою. Ты во Мне, и Аз в Тебе, и тии будут с Нами едино». Аминь.

 

Письма к Е. З.

 

332. Что ты не приносишь пользы монастырю – неправильно

16 сентября 1876 г.

Письмо твое, сестра о Господе Е., получено мною давно, но почти постоянная служба, свои немощи и другие обстоятельства до сего дня не давали времени заняться письмом. И теперь пишу, только что отслуживши обедню в монастыре. Говорю все это к тому, чтоб ты, если и случится и вперед, не считала случайного промедления за невнимание к тебе. Два раза я предлагал батюшке о. Амвросию к разрешению твой вопрос, но всякий раз что-нибудь прерывало. И только ныне добился; касательно затруднительности своего положения, Батюшка благословил объясниться с м. игуменией. Что ты пользы не приносишь монастырю, обучая девочек, – неправильно: все, что делается за послушание, полезно. Да тебе не следовало бы и рассуждать о пользе или бесполезности дел монастырских. Вот о себе и немощах плоти своей помыслить – более извинительно.

Что касается до отношений твоих ко мне – не сомневайся и не стесняйся, пиши все. Я шел этим путем и не раскаивался. Мир тебе и благословение от Господа. И батюшка о. Амвросий посылает тебе благословение.

333. Не смущайся своим несносным характером. Отчего кажется тебе, что ты лишняя. Читанное приводи в дело. Значение книги

15 ноября 1876 г.

Сестра о Господе, благоговейнейшая Е. В куче писем, по двухмесячной отлучке из Оптиной, получил и твое. И все спешил ответом: но только сейчас едва добрался. Пишешь, что у тебя несносный характер; а у меня так еще хуже. Но я не крепко унываю, памятуя, что я пришел в монастырь учиться и образовать себя. Что ж тут удивительного, если и покривим когда. Но будем по силе стараться. И верю, Бог поможет. Пишешь, что тебе кажется, ты лишняя, хотя этого тебе никто не говорил.

И спрашиваешь, отчего это? Тебе эту задачу разрешил бы наш почти всякий послушник: «Оттого, что ты не первая». Если бы у тебя было чувство христианского смирения, ты никогда и не подумала бы, что о тебе обязаны другие помнить; что ты стоишь того, чтобы быть в ряду; словом, что ты не лишняя. Тотчас же просишь совета, как от этого избавиться, и что ты нетерпелива и раздражительна. Как избавиться, давно изрекла Истина: Научитеся от Меня, яко кроток есмъ и смирен сердцем, и обрящете покой.

Известно, отчего гнев происходит. Пес, когда не дают ему или отнимают кусок мяса, рвет и лает. Значит, и мы с тобою любим... свою вольку. И если нам препятствуют улучить ее или не обещают покоя, мы, особенно я, лаем и, пожалуй, кусаем брата (а сестра сестру). Всмотримся же в истинную причину зла и познаем дело. И поспешим врачеваться. Или, по крайней мере, зазрим себя и поспешим к мудрому беззаконнику – мытарю (егоже похвали Господь).

Ты, матушка, просишь научить тебя терпению... Чудная ты какая! Ее учит Бог! Ее учат люди – сестры! Ее учат обстояния всей жизни! И все они учат тебя терпению, учат делом, самою вещию, самим естеством способности терпеть – а ты просишь у меня урока теоретического терпения... Терпи все находящее – и спасешься!

Ты стесняешься все открывать матушке. Открывай, что можешь, а иное пиши нам. Дух Святый тот же, и в Кашире и в Козельске. Силою его поспешим разрешить кающуюся. Относиться ко мне не воспрещаю. И не отказываюсь по той простой причине, что и от меня не отказались, хоть я и хуже тебя во сто раз.

Какие книги читать тебе? Ты не памятлива? Ну, нечто затверди покрепче, напр.: «Возлюбиши Господа Бога твоего всем сердцем... и ближняго яко сам себе». И из другой также, но не ради того, что, дескать, мы знаем, но мы исполняем. Сила не в слове, а в деле.

Начнем сначала. Приведем на память: как звать Бога? И будем детски звать Его, пока Он Сам не придет и научит всякой истине. Вижу, что ты много читала – и это тебе не помогло. Попробуй – начни читанное, по силе, приводить в дело. Да к этому присовокупи (опять по силе) непрестанную Иисусову (устную) молитву и узришь милость Божию. Чтоб ты туне не ретилась и не смущалась тем, что читаешь, читаешь, а в остатке нет ничего, скажу тебе секрет, добытый долголетним опытом: приступая к книге, прицеливайся прежде всего улучить ту мету, которой, как ты говоришь, нет у тебя, но которая во всякой добродетели неизбежна, т. е. терпеливо ждать милости Божией в разумении, ибо Бог – разумов Господь, даяй премудрость и разум.

Второе – книга не есть существо и сущность ведения: она – одно из средств к нему. А потому может человек знать тайны Царствия без книги, может и прочитавши воза книг не знать оных тайн. Кто подготовил себя делом, тот не крепко нуждается в книге. Говорю это не к тому, чтобы отвращать тебя от книг, но чтоб предостеречь, чтобы ты не возненавидела их, если зубря их, не обретешь желаемого. Третье и главное скажу к ободрению твоему: вопросившу о мудрости – мудрость вменится. Мир тебе и благословение. Прости за нескладицу: писал урывками и спешно.

334. Не ревнуй сестрам

12 января 1878 г.

Письмо твое разобиженное от 2-го янв. получил, преподобная сестра. Тут всем досталось – и М., и М.-ной маме, и всем, кому можно, тогда как причиною твоих смущений и подозрений одно мое окаянство! Только из твоего письма узнал я, что М. такая ветреная. Что она на тебя жалуется. Что она такая-этакая. Что она – сущее зло. А я все думал, читая ваши письма и вникая в них, что ты хорошая, внимательная, пекущаяся о спасении, Божия послушница. И М. хорошая! Вот и все мое!

К довершению же всего: я до сей секунды ни лично, ни письменно (несмотря на бесконечную переписку с М.) не помню ни одного места, ни одного намека на твою особу! Это раз.

Второе, ты смущаешься, что я тебя не разрешил. Да я тебя и не связывал. А если за некие немощи я тебя не укоряю, если б ты верила мне, то зная опасность твоего положения, ужели я не предостерег бы тебя? Я вижу, что ты сделала дурно. Но каешься! А несть грех непрощен, точию нераскаянный.

Ну, да если бы я и нашел нужным потомить тебя замедлением ответа на твои желания и просьбы, ужели и тут ты, столько верящая мне, будешь судить и осуждать меня?

Что касается твоего нерассудного соревнования М., то я тебе, сестра, скажу попроще: ты смотришь на дело, как девочка, хотя и не безумно ревнующая, но все-таки далеко не рассудительно (т. е. если брать в расчет одни немощи, оставляя рассудительность). Я знаю, с кем имею дело. И по своему разумению стараюсь сделать полезное. А ты этому не веришь. А если веришь, то смиряй себя, вспоминая Апостольское слово: Еда скудель речет скудельнику – почто мя сотворил еси тако? Итак, знай, что я простил тебя в тот миг, когда прочел твое откровение. А Богом ты прощена, когда еще писала, а вернее, когда решилась написать и не повторять тех глупостей, которые сотворила. А тут опять беда. Теперь М. узнает, что писал тебе, а ее погибающую, умирающую, гонимую, презираемую всеми – и я презрел.

Как ни думай, а надо писать и ей. Скажу тебе, матушка, насколько мне ведомо, ты бы не понесла того бремени, какое на ней. И все твои мнения, приписывающие ее страдания привередничеству, далеки от истины. Советую тебе переменить об М. мнение и пожалеть ее. Как и я тебя всегда помню и жалею, каковым и обещаюсь быть...

Да, пожалуй, и Н. узнает, что вам есть, а ей нету. Тогда горе и мне и вам. Пишу и ей.

335. Совершенно избавиться от помыслов невозможно

17 февраля 1878 г.

Матушка ты моя, сестра Е. Ты в отчаяние приходишь, что не исправляешься, т. е. что подражаешь мне? Что ж мне-то остается делать? Смирихся, и спасе мя Господь! – сказал Давид. Давай сделаем и мы так, вот и спасемся. От помыслов желаешь избавиться совершенно – это хуже чем глупость! Святые не смели сего сказать! Страстей, борющих тя, написала ты пропасть. А у меня так вдвое, втрое, вдесятеро их больше – и все терплю. Советую и тебе то же!

О страсти, пожершей пламенем Содом и Гоморру и окрестные грады, скажу – берегись! А стыдиться тут нечего – я тебе не чужой!

336. Почему не писал раньше. Не унывай, что упала

7 октября 1879 г.

Преподобная Е. разобиделась вконец. Сколько начинила писем умаливанием, чтоб не оставлять ее, а теперь сама отъезжает. Разобиделась вконец!

Впрочем, ты, матушка, сердиться начала поздно, спустя лето. Ведь тебе небезызвестно, что моя корреспонденция начинается теперь только, именно теперь, нынешнего именно числа, потому что сегодня подули ветры, пошли снега и дожди, хляби над главою, хляби под ногами, за порог выйти неудобно. Значит, нынче-то началась наша свобода... Значит, с сего ненастнейшего дня открывается моя переписка со всеми ближними и дальними; а ты тут-то и заартачилась. Ну, мир! Обещаю исправиться! Но и ты за то исправляйся! Что упала чересчур низко – не унывай. Все же не ниже Ионы-пророка. И ты, если подобно ему, воззовешь ко Господу, и услышит тя. И изблюет тя кит уныния на твердый камень упования, и будешь аки новый Петр, познавая свою немощь и снисходя чужим немощам. Будь же мирна! Восстани, берись за свое дело, посильно тяни лямку и, неспешно, но смиренно шествуя, обрящешься с первыми.

Как там писано-то: и той ученик тече скорее Петра и притече первее ко гробу; Петр же, пришед после, вниде прежде. Да благословит тя Господь и миром и разумом духовным...

337. Потерпи сестер

17 октября 1879 г.

Спешу уверить тебя, по желанию твоему – немедленно, что я в отношении тебя тот же, что был и прежде... А что касается жалкого положения твоего в кругу сестер, то ты только тогда и докажешь, что ты им сестра, а не приживалка какая-нибудь, когда окажешь им сестринскую любовь и потерпишь их. Мне даже больно видеть или слышать, как все давят тебя: ну, а если в этом давлении-то и кроется вся будущая вечная слава твоя? И лишать тебя скорбей – лишать жизни? Значит, злодействовать тебе? Потерпи же, потерпи Господа, мужайся. И да крепится сердце твое, помня: по множеству болезней моих, утешения Твоя возвеселиша душу мою.

338. Пойдем за Петром, а не за Иудою

Матушка Е., Христос Воскресе! Т. е. воистину Воскресе! Ну, как же ты не понимаешь, учителю Израилев, что с тебя всегда и везде, и все спросят больше, чем с другого! Ты должна быть светильником, а ты служишь и старшим, и младшим камнем соблазна! А? Впрочем, некогда и верховный апостол Петр был камнем соблазна... да Кому еще?! А это не помешало ему быть верховным из избранных учеников Христовых. Так и ты – не унывай. Я сам тоже много нагрешил. Что же делать? Не следовать же за Иудою?! Пойдем лучше за Петром! Может, нам и не дадутся, как ему, ключи... да зачем же теперь и ключи-то? Нынче смерти празднуется умерщвление, адово разрушение, иного жития вечнаго начало и играюще поем Виновнаго, Который «отверз нам райские двери».

Ты не надейся перемениться – какая неблагообразная мысль! Да я хуже тебя и то не отчаиваюсь! Касательно слышанной тобою соблазнительной вещи и всех подобных вещей, сказал св. Исаак Сирин – хранение паче дел!

339. Ни матушки, ни батюшки тебя не спасут, а только терпение

Получил и еще твое письмо, точь-в-точь такое, как и прежние. Т. е. не будь ты под рукою временной твоей надзирательницы Пелагеи, ты была бы иная, пожалуй, чуть ли не счастливая. Должен бы верить, но не верится.

Думаю, не Пелагея, так Акулина или Арина, а мозолить тебя будут. И ни матушки, ни батюшки тебя не спасут. А спасет тебя только один врач, сто раз тебе рекомендованный – терпение.

340. Слова св. Исаака Сирина об искушениях

Получил я письмо твое, преподобная страдалица, в такое время, что и лба-то перекрестить некогда. Даже на каноне нынче не был. И тебе пишу во время великого повечерия. Значит, нужно тебе потомиться. Очень об тебе поскорбел и к Батюшке ходил поведать о жалком положении твоем. На мою жалобу он велел указать тебе 79 слово св. Исаака Сирина. Я его уже давно не читал, но помню место, которое мне часто указывали (если не носом тыкали), стр. 432: «Искушения, бывающая попущением Божиим на безстудствующих и возношающихся помышлении своими... сия суть искушения явная бесовская и превыше предела силы душевныя сущая, лишение сил премудрости сущия в них, ощущение люто мысли блуда, попущаемыя на них во смирение возношения их; еже яритися скоро; еже хотети уставити волю свою; еже любопретися словесы... еже презираемым ести от человек, и потребляемой быти чести их... еже глаголати и пустословити всегда, и пр. – и сия суть душевная. В телесных же случаются ему приключения болезненная, пребывающа присно, сплетена и неудобь решима; сретения злых человек; еже власти в руки человек оскорбляющих; еже множицею страдати тем падения велика, от каменей, от высоких мест и подобных сим, бывающим в сокрушении тела...»

«...Да не разъяришися на мя, яко глаголю ти истину. Не поискал еси сего когда...» и прочее – прочти сама. Там, впрочем, и врачевание от сея язвы есть.

Этот рецепт в конце главы на стр. 435. А без сего врачевания, матушка ты моя, все всевозможные в мире рецепты не помогут тебе. Потому что, если – не говорю каширский, даже московский эскулап всезнающий, всеврачующий, постигнет болезнь твою и вылечит боль у щиколки, заболит у колена.

И всякая мирская мудрость погонит врачеванием болезнь лишь ближе к сердцу...

Сама поймешь результаты успехов мира сего. А яже врачевания не от сего мира суть: очисти внутренняя стекляницы и вся внешняя твоя чиста будут. Сие сказал Господь наш. А не берет... – потерпи! И вся будут!

341. Смирение достигается не сразу. Ложные подозрения не повредят. Уныние от гордости

Давно я собирался ответить тебе, преподобнейшая сестра о Господе, и брался: но неослабное прибывание новых лиц и рукописаний смиряли меня. Жалуешься, что не сладишь с собою... И не можешь смириться в сердце. Да, умница ты моя хорошая, и говорил я тебе, и писал: если бы ты была на деле так хороша, как в желаниях (конечно, тщеславных) твоих быть хорошею, прехорошею монахинею, тогда б тебя сделали прямо игумениею и заставили бы не учиться терпению, а учить других. А тебе этого могущие не поручили, а советуют самой поучиться. И учись. Понемножку. Понемножку. Еще прочти у аввы Дорофея в середине 14 поучения (стр. 193 по изд. 66 г. Оп. П.) о лестнице. Прочти, да заруби, хорошенько заруби где-нибудь у себя. И благодушествуй. Если бы ты помнила эту лестницу, то не поспешила бы смутиться, что в сердце не можешь смириться. Ну, скажи пожалуйста, куда ты лезешь! Ведь ты сигаешь-то целиком на верхние ступеньки. Посвящаемый во иеродиакона великий Моисей Мурин на оскорбление его сказал: смутихся и не глаголах! А каширская преподобная не хочет равняться с Моисеем. Ей дай такое смирение, чтобы и в сердце не копало. Ты хоть наружно-то смирись. А то смирение постигается и достигается не горбом и ползаньем, а силою Животворящего Духа.

Вот что говорила дерзко, это неловко; но все же грех не к смерти. Сто раз еще погрешишь и сто раз встанешь, и Господь всякий раз тебя примет, и простит, и не помянет уклонений твоих, только по силе смирись.

А что матушка продолжает подозревать тебя в этом, ни в каком случае не повредит тебе. А что послужит вместо Ангела-хранителя – в этом нет сомнения. Будь же мирна. О тебе заботятся больше, чем ты думаешь. А что стыдно тебе было даже до смерти, и даже больше того: «Легче было бы мне умереть!» – это, это, матушка ты моя, Е., уж просто ты светская барышня. Мать от искреннего сердца – не без боли для него – говорит, кому говорит? Губернатору? Льву бульварному? Заезжему барину? Нет, говорит отцу ее: что эта матушка не сохраняет монашеского чина, не умеет смиряться! О, какой стыд! А тебе, значит, хотелось, чтобы я не знал твоих немощей? И мнение о тебе м. игумении было бы тайной? Видишь ли, родная, куда тебя увлекло тщеславие-то! Ну, аминь! Начнем исправляться! И я желаю тоже положить начало. Господи, помоги нам!

А что касается моего расположения к тебе, то после этого страшного погрома твоего, после такого унижения и уничтожения, которое показалось тебе хуже смерти, ты, сестра, стала ко мне ближе. Да, думаю, и к Богу тоже. Бог на смиренные призирает, так и смотрит в очи, в самое дно сердечное.

Не унывай, это оттого тебе тяжело, что копнули гнездо гордостного беса; позыбали корешок, прозябающий ввыспрь. И о сем радуйся!

Се ныне время благоприятно. Се ныне день спасения. Впрочем, не одному Богу и мне ты стала после посрамления любезнее: но и матушка, говоришь, изменилась. Сия измена десницы Вышнего!

Начнем с Богом, и потерпим, и смиримся! И Бог будет с нами во веки!

 

Письма к Е.

 

342. Как избавиться от злых людей

Ты спрашиваешь, чем можно избавиться от злых людей? Простым образом мыслей и чувств, что ты пришла работать не демону, но Богу. И что Владыка неба и земли и всей вселенной не демон, а Бог, повелевающий и Ангелам, и демонам, а душам нашим мир дающий. На приписку твою ответствую припискою: «Если скорби твои смиряют, дают духу спокойствие и влекут к молитве, знай: чувство твое не обманчиво. Потому св. Марк Подвижник говорит: «В скорбях сокровенна есть милость Божия».

343. Не возбраняем избрать полезное. Страх колдуньи есть страх деревенской бабы

29 июня 1876 г.

Покончил я почти все письма ответом и приостановился на твоих, имея в руках с полдюжины. Не то, чтобы я затруднился количеством их, но опасение, чтоб, утешая тебя, не лишить тебя существеннейшей пользы монаха – терпения, и чтоб, предлагая тебе терпкую пищу, не огорчить тебя... Знаю я лично тебя и твои способности, которыми ты могла бы в хороших руках приносить пользу обители, но что ж делать, если нас с тобою не ценят? Ужели самим назначать себе цену? И выказывать собственные достоинства (хотя собственного у монаха ничего не может и не должно быть).

Наше мнение такое, если не можешь нести тяготы, Промыслом возложенной на тебя, то мы тебя не связываем, потому что св. Марк Подвижник в слове о законе духовном говорит: «Многие советы ближнего полезны, но свой приличнее».

И потому не возбраняем тебе, если приищешь что более для тебя полезное... А к матери, если она тебя зовет, отчего ж не побывать? В твоих тяжелых обстоятельствах это будет немалым облегчением твоего духа. Что касается твоей детской боязни быть во власти диавола через какую-то колдунью, то этим ты только доказываешь, что понятия твои о христианине, о Боге, о диаволе – суть понятия деревенской бабы.

Если в свиней не смели войти бесы без воли И. X., как же они войдут в людей? И еще монахов? Если полезешь в ризничие или еще куда и попросишь помощи ее, то пожалуй... А теперь не бойся. Пока скорбишь Господа ради, Он с тобою неотходно. Мир тебе!

344. Ехать сестрою милосердия не нужно

16 ноября 1876 г.

Мир тебе и благословение от Господа! Желание твое ехать сестрою милосердия Батюшка не одобрил, а я и подавно. Ты избрала путь, обрекла себя Богу – и будь покойна. А кто тебя научает, пусть сам исполнит свой совет делом... Батюшка о. Амвросий посылает тебе свое благословение!

345. Плох тот купец, который радуется, что на торгу мало покупателей

Христос Воскресе!.. Не неприлично нам почтить праздник сей радостию и делами благими: молитвою, терпением, смирением, а паче беструдным самоукорением. Говорил о тебе батюшке Амвросию и о всех ваших обстояниях. Он благословил еще потерпеть. Да и как спешить-то! Будет, пожалуй, мало скорбей, – тогда будет мало и приобретения, мало обучения. А уж это плохой купец, который радуется, что на торгу мало народа и его мало тревожат требователи и продавцы! К тому ж ты и сама настолько созреваешь опытом, что доходишь до удивления: отчего это те же скорби теперь кажутся иными? Потерпи-ка, постарей, приглядись и увидишь, что на деле многое не таково, чем нам кажется на вид. Вспомни молодого коня Крылова: не только других, но и себя-то не мог понимать. А как начало подталкивать делом-то – то в бок, то в зад, – ну и показал сноровку, за которую и поплатились хозяйские горшки. Так, сделай Е. игуменией, и выйдет не то, что ожидалось... Скорби есть во всех монастырях. Верь. К новому старцу относись, осмотрясь. А лучше погоди. Пиши ко мне, не стесняясь.

346. Молитвенный порядок дня

3 марта 1877 г.

Сестра о Господе Е. ... Все твои немощи, описанные 20-го января, доводящие тебя до отчаяния, суть обычные искушения монахов. Терпи, крепись и благодари Бога, что Он помог тебе удержаться и не вылететь из такого жестокого и холодного жития в горячий круг сестер милосердия. Терпи, окаявай себя и будет с тебя. Вместо утрени читай утренние молитвы, 12 псалмов. Потом часы. Вместо вечерни: 9-й час, повечерие и, сколько можешь, канонов и акафист. До 12 часов не спать – нет нужды. Лучше раньше встать. А твое мудрование о 12-м часе ближе к прелести, чем ко благу и пользе... Иисусову молитву читать на помыслы – единственное против них средство; но и всегда ее мы обязаны иметь в устах, хотя бы и сокровенно. А собственно умную без разрешения и руководства учителя нельзя.

В первом письме ты выставила себя хорошо, а во втором из рук вон. В четверг 1-й недели 5 раз ела! Ничего!.. И при всем том ухитрилась отыскать в себе достоинства и поставить себя выше других. Мудреная ты девочка! Батюшка посылает тебе благословение.

Мир тебе! Спасайся!

347. Не смущайся тем, что тебя не жалуют

24 декабря 1877 г.

Поздравляю тебя, сестра Е., с праздником Рождества Христова и новолетия, желая тебе в духе христианском провести святые дни сии, т. е. в мире. Ибо на сие сошел на землю и Сын Божий.

А что тебя не жалуют – не смущайся. Искушение с этой стороны подошло. Но что подошло, то и отойдет. Только чему быть, того не миновать. Видишь, и родные переменились. Когда нужно смирить человека, то не только начальница, сестры, чужие, свои, даже, по слову Исаака Сирина, вся тварь восстанет на такого человека. А ты еще говоришь, что хуже всех – и ленива, и сонлива, а вот делом стали смирять, мишура смиренномудрия твоего и сползла, и показала суть. Впрочем, все это исправимо. Потерпим еще. А там дело покажет наше дело...

348. В Москву в монастырь не советовал поступать еще и св. Тихон Задонский. Обетования исполняются иногда нескоро

28 февраля 1880 г.

Говорил о тебе и с батюшкой о. Амвросием, и ответ его при сем на особом листке прилагаю.

Что касается до И. ... то я и лично говорил, и в письмах писал, и пишу, что в Москву в монастырь поступать не советовал еще и св. Тихон Задонский... И касательно теперешних ваших порядков Батюшка говорит, что скоро будет перемена. Это я тебе, кажется, уже писал. Что же касается моих слов, что тебе не придется жить в М., не упомню, почему и по какому случаю сказал это. Но во всяком случае нужно помнить поговорку: человек предполагает, а Бог располагает. Я и сам имею обетования некие от великих, истинно святых отцов, но, не ослабляя веры к ним, жду неведомой мне воли Божией.

Давида великий пророк Самуил помазал на царство, да после помазания-то (будущий славнейший на земле царь) принужден был бежать в чужие земли, спасая свою жизнь. Аврааму Сам Бог сказал, что в Исааце будет семя ему, а Ангел после велел эту всю надежду, все чаяние человечества, единственное семя и племя – велел заколоть. Терпи, и даст Господь разум. Ныне у нас пели на вечерне на стиховне: «Возсия весна постная, цвет покаяния. Очистим убо себе, братие, от всякия скверны, Светодавцу поюще...» Еще: «От брашен постящися, душе моя, и страстей не очистившеся, всуе радуешися неядением; аще (сие) не вина ти будет к исправлению, яко ложная, возненавидена будеши от Бога, и злым демоном уподобишися, николиже ядущим».

Поздравляю с грядущим постом.

Ведай: скорби – наше приданое Жениху нашему Христу. Не отрицайся их. Ей, слюбятся!

 

Письма к М. Р.

 

349. Демонские страхования бывают от самооправдания

9 февраля 1890 г.

Мир тебе и благословение Господне! Сколько раз я собирался писать тебе, ибо знал, что нужно, очень нужно... Но лишь за перо – а тут как тут препоны. То народ, то служение, то боль головная. Вот и теперь пишу, а к глазам и ко лбу прет, точно свинцу кто налил над бровями. А об тебе, думаю, теперь и вообразить не могу. Пожалуй, хуже моего. Говорил я батюшке Амвросию о твоих страхованиях. Он приписывает их тому, что когда ты была у него и рассказывала о себе, то винила все других, а себя оправляла и недоговаривала кое-чего. Но, конечно, все это пройдет. А только знай, что если демоны грозили мне за то, что отнял у них будто бы М., то не паче ли будут мстить тебе? Но мы унывать не должны. Господь Сил сказал своим ученикам: «Болий есть Иже в вас нежели иже в мире». Господь Сил с нами. А что касается временного отнятия языка, то это не опасно. Вчера мне говорили, что у одной монахини полгода не было языка, а после прошло. И все пройдет. И то будет, что и нас не будет (т. е. здесь). А мы должны пещись и болеть душою о том, что во веки не пройдет, созидая себе храмину нерукотворенну, вечну на небесех.

И благодари Бога, что Он по бесконечной любви Своей избавил от уст гееннских. Враги так и ревут, что М. из уст их утащили.

350. Сознанием в грехах побеждается диавол

8 марта 1890 г.

Благословен Бог, хотяй всем спастися и в разум истины прийти. Радуюсь за тебя, М., что поборола врага своего, как радовался полк белоризцев после низложения исполина Мурина св. Андреем Юродивым. Да не один полк, а все неисчетные полки небесных сил радуются, по слову Самого Господа, «о едином грешнице кающемся». Мир тебе и спасение! И благословение Господне отныне и до века. «Несть грех не прощен, точию нераскаянный». Так учат св. Отцы. Если бы весь мир был переполнен твоими грехами, то одна капля крови Спасителя все сожжет во мгновение. Собери грехи всего мира, учит Златоуст, они все-все окажутся как одна капля в беспредельном море. Прочти слово св. Димитрия Ростовского «На похвалу Богородицы», т. е. в будущую субботу. И благодари Господа, исхитившего тебя из уст адского льва. Спасайся!

Что тебе теперь тяжело и страшно – это обычная дьявольская уловка: смутить человека и отстранить от дела; но это все пройдет. Дорого было сознать грехи свои и высказать их. А теперь милость Божия. В К. остаться тебе советую и благословляю. Сама видишь, со всех сторон к тому ведет. И все будут мирны. А что от меня далеко, то это детское понятие. Наше с тобою родство духовное, а духу дальность не помеха! Мир тебе!

←  Письма 251 - 300 Письма 351 - 382 →
Возврат к списку
Адрес:
249706, Калужская область, Козельский район,
п/о Каменка, Шамордино, монастырь
© 2009-2017 Официальный сайт Казанской Амвросиевской
ставропигиальной женской пустыни