Письма 351 - 382

351. Скорбь – епитимия за грех

Мир тебе, М.! О твоем устроении душевном очень сожалею, но я тебе не раз говорил и, кажется, писал, что этого должно было ожидать. Это – духовная епитимия. Не для тебя одной она дана, но закон духовный положил ее в основу всех правил на согрешающих; ибо из нас, грешников сущих, Милосердый Господь судил соделать Ангелов. А потому терпи, веруя искренно и непоколебимо, что за все наше страдание (хотя оно нами же подготовлено) воздастся сторицею.

Помни того Патриарха, который, оставив престол, трудился незнаемый в числе рабочих. И когда, изнемогая под тяжестью труда, однажды усомнился, будет ли ему за это награда, увидал возле себя идущего прекрасного юношу. Когда Патриарх его спросил: зачем он тут? – юноша ответил: «Я считаю все твои шаги на работе и каждый твой вздох».

Вот как бывает на свете!

352. Пример томления греховного

23 октября 1890 г.

Мир тебе, М.! Прочел я твое письмо от 7-го октября, и все то же – ты в отчаянии: вот и я тебе пишу все то же, т. е. в сотый раз повторяю, что томление души твоей неизбежно по закону Божию. Не подумай, что я его не понимаю. Очень понимаю. Были подобные случаи. Вот один из них; может, и ты его читала. Один брат, погрязший в грехах, стал умирать. Игумен с братиею стал молиться за него. И видит видение: громадный змий всасывает этого брата, но не может всосать потому, что отец за него молится. Но брату этому так томно от этого душевного и телесного томления, что он сам уж умоляет отца своего, чтобы он не молился, пусть, говорит, уж лучше поглотит меня змий, только не томи меня. Не есть ли безумие: будто в утробе змия лучше, чем наполовину втянутому в пасть! Но старец не внял его мольбе, а продолжал молиться. И высвободил брата от пасти змия. Вот в каком положении и ты находишься. У тебя борьба с демоном на жизнь и смерть. Да не на эту земную жизнь, а на вечность.

Или со Христом соцарствовать, или в геенне с бесами томиться во веки и в веки.

Ты это не видишь и мало понимаешь, а дьявол-то очень понимает. И вот он томит и душит тебя – авось проглотит. Ему отраднее, если он там будет не один...

Мир тебе и благословение Божие! Больше писать не могу!

353. Спеши высказаться

М.! Спасайся! Письмо твое последнее получил. Тебе не хочется высказать что-то! Сейчас же перекрестись и пиши! Все! Пожалей себя и нас!

Пока не выскажешь, ничто в свете тебе не поможет! А помилуй Бог – смерть нагрянет! Смерть!

 

Письма к казначее N.

 

354. Враг препятствует откровению. Неумеренная скорбь о почившем Старце – неуместна

19 августа 1892 г.

Письмо ваше от 11 августа получил, в котором пишете, что сами не приучились работать мыслию над собою, а привыкли все делать по распоряжению Батюшки, коего не надеялись так скоро потерять. Сколько раз хотели написать мне свою скорбь, но ничего не выходит, кроме сетования и слез. Каждый раз, когда собираетесь писать мне, припоминается Оптина, пред мыслями восстает Батюшка, и вы начинаете плакать до тех пор, пока ляжете в постель, так и кончается все. И теперь ничего не можете спросить, забыли, мысли путаются. Приходит в голову, не враг ли мешает, отвлекая от старчества, потому что вы теперь ни к кому не относитесь.

Очень может быть, что и враг мешает вашему откровению, коего он ненавидит в ком бы то ни было, а в начальственном лице тем более ненавистно ему обращение к Старцу, чтобы примером самосмышления и самоволия и подначальных держать в плену замкнутости, целого лабиринта и мысленной и желательной деятельности. А пока язва закрыта от взора врача, она неудобоисцелима. Врагу же нашего спасения только и нужна наша проказа душевная, чтобы вернее направлять корабль жизни нашей вместо тихой пристани в пучину потопляющую. Этой пучиной можно назвать самопрельщение и на нем основанные – забвение, неведение и нерадение и зазрение ближнего. Батюшка же о. Амвросий умер по воле Божией и, значит, в свое время, и неумеренная о нем скорбь и ему неприятна и для души может быть вредна скорбящих паче меры. Ваша же многосложная и суетливая деятельность не должна смущать вас, потому что это послушание ваше, а всякое послушание душеспасительно, когда оно проходится достодолжно в смирении и безропотно.

355. Надо нести крест послушания и быть снисходительной к немощным

30 декабря 1892 г.

Взаимно и вас поздравляю с Новым годом при желании обновления жизни, яже ко спасению. Разумеется, все сие небеструдно достается, а с большими скорбями и терпением при достодолжном несении своего послушания. Кому бы не хотелось почить от дел? Я вот уже 20 лет ношу тяготу своего служения на пользу ближнего, а в настоящее время и слаб здоровьем, страдаю одышкою и бессонницею; но кто может самолично снять с себя то послушание, которое Всеблагий Господь возложил на пользу души нашей и других? Хотя мы не должны видеть и, может быть, мало пользы доставляем себе и другим; но Господь Един ведает все, не лишит мзды Своей и доброго произволения и расположения сердца.

Сказать нужно без сомнения, что всякому дается свой евангельский крест для спасения, и он вырос на почве нашего сердца, и этим крестом только можем мы спастись. Отсюда следует, что если мы отрицаемся нести свой крест послушания без благословной вины, то мы отрицаемся идти путем Христовым, путем спасительным, и хотим для себя сочинить иной путь, беструдный к восхищению Царства Небесного, а этого быть не может, – нудится Царствие Божие и нуждницы восхищают оное.

Любить ближнего и удовлетворять потребностям сестринским и снисходить немощам их – дело благое и спасительное. Но если же игумения идет вразрез этому, то более благотворите втайне и успокоивайте кого чем можете; а в споре толку мало – скорее повредит обеим сторонам, чем воспользует... Не отвечал вам долго и по болезни и по крайнему недосугу. Прошу великодушно простить моему многонедужию...

 

Письма к А. Л.

 

Еще в миру сущей, и по поступлении в монастырь.

356. Проходи набранные уроки делом

2 декабря 1880 г.

Мир тебе! Мир и благословение Божие!

Получил письмо твое из Е. от 27 ноября. Значит-таки доехала. Радуюсь. Теперь ты возвратилась из дальних странствий не без запасов знаний... Начнем спасаться. Уроков набрала себе в Оптиной целую пазуху. Исполняй делом... Главное – помни сказанное тебе мною изречение св. Исаака Сирина: «Для юных охранение паче дел». Так и ты от своих родичек, если сердце чувствует вред, убегай, улепетывай во все лопатки. Сказано в Писании: юный на брань да не ходит... Четки носить можешь под прикрытием. Но чтобы не носить их без ума, знай, что они – суть выражение того, что в сердце, т. е. имени Иисуса. Как круг четок бесконечен, так и имя Христа всегда зовется.

357. Рождественское пожелание понимать цену мирских радостей

21 декабря 1880 г.

Таинство странное вижу и преславное: Небо – вертеп, Престол херувимский – Деву, Ясли – вместилище, в нихже возлеже Невместимый.

Истинно – чудо ужасное! И Херувимский ум ужасается – как это могло быть? А между тем – это было! И какое из сих чудес чудеснее – ум отказывается уразуметь. Цепенеет... Да, великое утешение Св. Церковь даровала умному человеку. Так вот целый век и смотрел бы в бездну этих трех строчек. А сколько еще перлов рассыпано в духовных церковных песнях! Но земной ум не жалует этих драгоценностей, ибо понять их не может. Что пользует петуху неоцененный рубин? Ему надо горошину. А нам доставляет утешение – попрыгать по паркету, как какому козленку; нам бы похохотать до лому затылка, нам бы рожу какую надеть, замаскироваться, и сколько еще есть глупостей и нелепостей, поглощающих этот световидный дар неба – ум наш. Впрочем, это я пишу не с тем, чтобы ты, моя искренняя, все рожи и бальные принадлежности разбросала и тем огорчила бы родных и чужих. А так говорю, чтобы ты знала, что творишь. И уж если набедокуришь, то исповедалась бы Господу. И Он простит тебе. Вот тебе мое приветствие на грядущие празднества и новолетие! Не поскучай, если гостинец покажется непривычным зубам твоим, жестким. Чем богат, тем и рад. А богат я искреннею моею к тебе преданностью, видя великую о Господе любовь твою ко мне, недостойному. С таковою преданностью и пребуду навсегда и в будущие годы и во веки, только не затеряй, не забывай разума, памятуя, что ты христианка!

358. Как молиться при домашних. Об истинном покаянии

27 января 1881 г.

Здорова ли ты? Писала, писала, да вдруг и замолчала. Или голова твоя закружилась от шума и чада удовольствий и праздников? Во всяком случае пора бы подать весть о себе. Впрочем, есть у меня твоих чуть ли не два письма неотвеченных... В письме, кажется, от 25-го декабря пишешь – сегодня была одна ужасная история, а меня ни исторически, ни аллегорически не известила, какая это была история. Очень желаю знать – она касается тебя? Еще, помнится, писала ты, что затрудняешься исполнением молитвы и чтений, так как не одна в комнате. В таком случае оставь обрядовый чин, напр., читать перед святыми иконами, со свечой и проч., а делай проще: или ходя, читай и молись, или уткнувшись в уголок, или где в передней. Я как-то с жидами ехал на пароходе по Днепру. Их было большое число пассажирами – они нас нисколько не стеснялись. Говорит он, напр., с тобою, но вот настал час, и он без церемонии обращается к нам задом, утыкает нос в столб и во что попало и начинает свое дело. А ведь с тобою-то родные, а не разноверы. Конечно, надо стараться, чтобы не подать повода к насмешкам.

Еще ты открываешь мне что-то новое. Пишешь: «Не могу так каяться, чтобы раскаяние могло дойти до Бога». Ишь ты, хитрая какая! Узнала секрет, когда раскаяние ее доходит до Господа, а когда нет! А я вот около 30 лет твержу духовную азбуку и доселе не могу узнать, когда мое раскаяние доходит и когда нет. В случае – открой секрет. А я и до днесь считал, что один Сердцеведец знает цену покаяния.

Иначе как сказано: «Елико отстоят востоцы от запад, толико совета Мои от советов ваших, и путие Мои от путей ваших».

Желаешь знать, надоела ль ты мне своими письмами. Очень нет. Особенно если будешь писать покрупней. Касательно исправления жизни – не смущайся. Если не можешь быть хорошею христианкою, так и скажи: «Господи, я нехорошая. Прости меня!» И будет хорошо. Чего тебе от души желаю.

359. Чему учит басня «Стрекоза и Муравей»

19 марта 1881 г.

Что с тобою? Ты в отчаянии... Столько ты читала, столько я тебе говорил и писал, и ты до сих пор не познала самой простой, самой ясной истины, что древо «зло» не может приносить сладких плодов и горький источник давать приятную воду.

Вчера или 3-го дня о. М. сказал, что ты там все пляшешь. Я ему советовал указать тебе басню Крылова «Стрекоза и Муравей». К тебе она подходит. Та тоже любила масленицу и не жаловала поста – все плясала.

Говорю это не в укор тебе, а чтобы ты знала настоящее положение вещей и при случае не теряла головы, т. е. помнила бы, что за сладостию – расслабление, за мирскою веселостию – скука, за пресыщением – тяжесть и даже болезнь следуют, как тень за телом.

На что крепок зуб, и тот у сладко ядущих подается и рассыпается, как песок. Потому-то Св. Церковь, наша учительница, и поет: «Кая сладость бывает печали не причастна? Кая ли слава стоит на земли непреложна? Вся сени немощнейша! Вся соний прелестнейша!» И Крылов, светский писатель, сказал свою «Стрекозу» не тебе одной и не мне, а всему свету, т. е. кто пропляшет лето, тому худо будет зимою. Кто во цвете лет не хочет заняться собою, тому нечего ждать при оскудении сил и при наплыве немощей и болезней. Отец твой, может быть, и добрый и умный человек, но, видно, только по части коммерции, а ни в Свящ. Писании, ни в философии никогда не упражнялся. Иначе не стал бы так бестолково вести детей и сушить зноем светских удовольствий только еще распускающиеся цветки. Он спешит вас сделать гражданами Ел-ими, а о том, чтобы вы были гражданами Горнего Иерусалима, он не заботится. Говорю это не к тому, чтобы подорвать в тебе любовь и почтение к отцу, – помилуй Бог! – вся наша забота, вся наша жизнь на то, чтобы внушать любовь и почтение к родителям, а к тому говорю, если не заботится о твоей душе родитель, заботься сама. Прибегай к Богу и Пречистой Его Матери и св. угоднику Божию Николаю. И мир Божий да будет над тобою, и аз грешный всегда памятую о тебе.

360. Окончательного решения не бери, а попробуй погостить в монастыре

2 апреля 1881 г.

Письмо твое я получил. Ты все мятешься и унываешь. Точно на бойню хотят вести тебя! Да с чего ты взяла! Ты теперь человек совершенно свободный. Будь у тебя муж, тогда совсем бы иное. А теперь у тебя своя волька – точно птичка небесная. Никто тебя не торопит. Ну, и не спеши. А попробовать всегда можешь. Поэтому окончательного решения ни на что не бери. А родному отцу, такому рассудительному и любящему, – даже долг твой все объяснить откровенно. И если у тебя есть и желание спасения и вместе опасение из-за своих немощей, то ты и ему так скажи, и попроси его: с одной стороны, чтобы он дал тебе возможность побыть, погостить в каком-нибудь монастыре, а с другой стороны, никому бы об этом не открывал. То и другое он в силах устроить. Главное, делай это дело, помолясь Богу, кротко, обстоятельно, сознавая, что в этом решительном шаге заключается не жизнь твоя только, но целая вечность. Касательно немощей, воли и здоровья много не беспокойся. Великий Учитель, все прошедший опытом, сказал, вернее же, сказала сама Вечная Мудрость сему великому Учителю: «Сила Моя в немощах совершается». Где Бог, там и ум наш и сила в стороне. Конечно, если отец откажется содержать тебя, то у тебя не хватит сил терпеть недостатки в необходимом. Но едва ли оставит тебя родитель. Ведь даст же он приличное приданое при выдаче замуж.

А Иисус Бог разве дешевле Ел-кого купца?

361. Понять суетность мирской жизни дается от Бога

24 апреля 1881 г.

Христос Воскресе! Сожалею тебя, что даже такие великие светлые дни Воскресения Христова тебя не радуют. Ныне вся исполнишася света: небо же и земля и преисподняя. Самый ад озарен ныне светом Воскресшего, а у тебя все мрачно на душе да не ладится.

Правда, после тех прыганий да выездов – нечего и ждать духовной радости, чуждой миролюбцам и совершенно им неведомой. Но все-таки на твоей стороне та выгода, что ты хоть и не причастна свету, но и тьма тебя не прельщает: ты уже чувствуешь сердцем бессмысленную мглу светских удовольствий. Но эту истину не всякий может понять, а емуже дано будет свыше. «Никтоже может приити ко Мне, аще не Отец Мой привлечет его, и Аз воскрешу его в последний день». И разум этот, и чувство это даются не всем, а избранным, испрошенным, так сказать, Самим Спасом нашим у Бога: «Не о всем мире молю, но о тех их же дал еси Мне... Отче, соблюди их во имя Твое, ихже дал еси Мне, да будут едино, яко же и Мы».

Верю, что папаша твой умный человек и деловой, но в своей стихии, где он действовал по части коммерческой, хозяйственной... но духовная стихия совершенно иного свойства, которое ускользает от премудрых мира сего.

И потому Господь сказал: «Аще от мира бысте были, мир убо свое любил бы; но якоже Аз избрах вы от мира, сего ради ненавидит вас мир, якоже и Мене прежде вас возненавиде». В этом весь и секрет, почему тебе опротивело мирское, и ты несешь и понесешь нарекания и насмешки от миролюбцев. Но не унывай: есть у нас якорь – Слово! «Не бойся, малое стадо! Яко Бог благоизволи дать вам Царство!» И какое еще!

Потому не унывай! А жди милости Божией. Отцу покорись, он ответствен за тебя пред Богом и пред обществом. Но попросить его нужно, чтобы он в деле ему неизвестном – в духовной жизни – не решал бы сам судьбу твою, а поискал бы совета у людей опытных в монашеской жизни, которые могут скорее понять, насколько ты способна к ней.

Ведь есть же у него какие-нибудь авторитетные монахи! А у мирских, даже у священников, св. Отцы не дозволяют советоваться. Ибо и им эта жизнь неизвестна. Молись свят. Николаю Чудотворцу и преп. Евфросинии. Мир тебе и благословение Господне!

362. Не делайся рабой миру – послужи Господу. Святою сразу не сделаешься. Мирские блага – ничто

3 мая 1881 г.

Мир тебе! Только что получил письмо твое и спешу ответом, потому что ты такое отчаянное письмо написала, что вот-вот ты от тоски помрачишься. А не следовало бы такие темные мысли и чувства питать в такие светлые и святые дни, когда свет Воскресения Христова каждодневно воспевается Церковью. Конечно, кто не учился петь или слушать церковные песни, а упражнялся больше в романсах и танцах, тому сладость и высота церковных песнопений непостижима, но ведь ты не закабалила же себя в вечное ярмо безмездного служения миру! Пошалила, повольничала – толку нет? Ну, и брось неблагодарного господина, иди к сущему и истинному Владыке своему – Господу Иисусу и служи Ему верою и правдою. И вчинит тя Милосердный наш Владыка в числе избранных Своих.

Он до невероятия любочестив, и многомилостив, и щедр на награды. Приемлет последнего, якоже и первого. И последнего милует, и первому угождает, и оному дает, и сему дарствует. И дела приемлет, и намерение целует, и деяние почитает, и предложение хвалит. Никто же да рыдает – явися бо общее Царство. Никто же плачет прегрешений, прощение бо от Гроба возсия. Видишь, с кем мы имеем дело? С каким Господином? Следовательно, слезы твои и помыслы мрачные бессмысленны! Но вижу, ты желаешь, сбросив модные со шпорами башмаки и бальное платье, сию ж минуту сделаться святою, преподобною, сразу просветлеть. Нет, матушка, в деле духовном так не бывает. Тут на первом плане стоит терпение, за ним еще терпение и, наконец, все это венчает опять-таки терпение. И Господь, оставляя возлюбленных Своих учеников, сказал: «В мире скорбь иметь будете. Но скорбь ваша в радость претворится. И радости вашея никтоже возьмет от вас». Бывает радость всякая. Вот А. наденет, напр., с длинным-предлинным хвостом юбку – ну, и радость ей. Выедет с бубенчиками на тройке вдоль улицы, ну, и радость! И множество радостей есть елецких, московских, питерских и всяких, но это чистая прелесть. Какая житейская сладость бывает печали непричастной? Какая слава стоит на земле непреложна? Вся – сени немощнейша! Вся – соний прелестнейша! Единым мановением – и сия вся смерть приемлет! Вот была масленица, да сплыла! Были масленые удовольствия, а что теперь осталось? Скучно, мрачно, безнадежно – хоть умирать! А Господь сказал: «От плод их познаете их!» Вот наш о. игумен, жил почище твоего папаши: миллионы имел, дома, сотни приказчиков и невесту с пятью миллионами; а теперь – спроси его: согласится он променять свою мухояровую рясу на соболью шубу? От плод их познаете их! Хотел еще тебе писать, потому что вижу, как тебе дорого теперь укрепление, но некогда – спешу! Спасайся!

Отцу своему можешь сказать, что годок подожду, а там уже мне нужно решить это дело. Касательно устройства судьбы своей клади утром и вечером по шесть поклонов, т. е. три святителю Николаю и три преп. Евфросинии с молитвою свт. Николаю: моли Бога о мне грешной и устрой судьбу мою по воле Божией ко спасению! Преп. Евфросиния, моли Бога о мне грешной и устрой судьбу мою по воле Божией ко спасению! Это сам Старец продиктовал тебе ответ.

363. До последнего вздоха не теряй надежды на исправление

27 мая

Мир тебе! Вот тетя опять у нас, а тебя нету. Прозевала случай. Теперь жди. Письмо твое читал. Ты все мутишься. И хочется и не хочется в монастырь. Да что ж тебя гонит и кто тебя просит? Сама ты себе госпожа, независимая, обеспеченная. Все на твое утешение готово. Чего тебе смущаться? Если и духовную жизнь оставила – и этим страшить себя не следует, а постараемся исправиться; а не сможем, постараемся укорить себя и смириться. Я сам живу неисправно, ну что ж, и ахать? Никогда! До последнего вздоха не теряй надежды на исправление и на спасение! Разбойник в этом нам грешным порукою и ободрением. Представь: такие великие Божии угодники – Ной, Авраам, Даниил, Моисей, Давид-царь и великое множество других великих были еще в аду, а разбойник был уже в раю! А ведь ты не разбойник, а так себе – слабая, путаная девочка! Капли, на здоровье, принимай и скоромное кушай! А постные дни будь порассмотрительнее: день не есть – не беда! Радуйся о Господе!

364. Не заводи знакомства с молодыми людьми

25 октября 1881 г.

Мир тебе и благословение Господне! Экая ты подозрительная! Опять взвела на меня клевету, будто я недоволен тобою. Да хоть бы ты и действительно увлеклась там кем-нибудь – да как же я тебя не прощу? Я сам грешный человек. А ты даже и не увлеклась, а так – просто подружилась. Ну, и Бог тебя простит, и я прощаю. Только все-таки вперед не заводи с молодыми людьми хотя бы и дружбы. А за откровенность твою я еще меньше могу оскорбляться; что бы ты ни писала, я уверен, что открываешься искренно – и того довольно. А там дрязги или не дрязги – это не от нас зависит, а от обстоящих нас мест и лиц. А их-то мы и не можем изменить. Будь же спокойна. Я к тебе тот же...

Здравствуй о Господе и не забывай пословицы – без Бога ни до порога!

365. В духовном одиночестве твоем не оставлю тебя

31 октября 1881 г.

Мир тебе. Недавно я послал тебе письмо, в котором писал прощение тебе во всех твоих грехах и немощах, и уверял тебя, что я на тебя никогда не сердился и теперь нет ни малейшей тени негодования на тебя, но всегда был мирен и сердечно расположен к тебе. И теперь таков же. А теперь опять получаю письмо твое и вижу, что моего ты не получила. Посылаю заказным. И спешу успокоить тебя, что я и не думал оставлять тебя; напротив, желаю помочь тебе, чем только могу, и послужить советом, и если возможно, и делом.

Очень понимаю чувства, тебя тяготящие, и готов разделить с тобою и радость и печаль. Желаю, чтобы ты утешилась. И вперед, нисколько не стесняясь, пиши все. Все приму к сердцу и по силе постараюсь утешить тебя. Но только знай и веруй, что я душевно расположен к тебе и никогда тебя не оставлю.

Я и сам вижу искреннюю твою ко мне преданность и духовное одиночество твое. Если я и ко всем обязан быть приветливым и сочувствующим, то не паче ли к тебе? Да благословит тебя Господь! Да сохранит тебя от всех козней диавольскнх! Да научит тя вечной истине Своей и правде!

Мир тебе и спасение!

366. Душа – дороже всего мира

16 октября 1882 г.

Мир тебе! Второе письмо заказное посылаю тебе. Первое было на имя отца – ты, пожалуй, не получила его...

Слишком много нужно писать тебе, чтобы помочь в твоем расстройстве; а потому советую тебе приехать к нам с тетей... Смотри же, не упрямься. Теперь еще можно помочь, а зайдет дело глубоко, то и с трудом не вырвешь. Сердце – не щепка, и душа человеческая – вещь не дешевая, она дороже всего мира. Все сокровища земного шара и вся вселенная не стоят одной души христианской. Так учат св. Отцы. Если не дадут на дорогу, не беспокойся – только доберись до нас: Бог не без милости!

367. Поздравление со вступлением на иноческий путь и пожелания

20 марта 1886 г.

Мир тебе и благословение Божие, преподобная сестра о Господе! Поздравляю тебя со вступлением на новый путь жизни. Это тот, восхваленный Господом, узкий путь, по которому идут немногие. Но он ведет в Царство – и Царство не временное, мимотекущее, а вечное; Царство это – Царство всех веков. Советую тебе на первых шагах не уклоняться от правого пути. А то трудно будет. Для этого всеми мерами берегись заводить дружбу до приязни. Многих избежишь этим скорбей. Не унывай – враг будет нападать, что уже и испытываешь. Новоначальный – ему сподручнее, как всякий не твердо стоящий для опытного борца. А чтобы не быть таковою, т. е. неискусною и шаткою, читай непременно каждый день авву Дорофея или Иоанна Лествичника. В их книгах – великая сокровищница уроков для духовной жизни. И если будешь идти указанным ими путем по силе твоей, верь, не погибнешь и наследишь Царство вечное.

368. Радуйся тому, что тебя недолюбливают

18 февраля 1891 г.

Мир тебе и благословение Божие, препод. сестра! Сейчас прочел письмо твое и порадовался духом; ибо верую в непререкаемую истину слов вечной Истины: «Блажени есте, егда поносят вам и ижденут и рекут всяк зол глагол на вы лжуще». «Радуйтеся и веселитеся, – глаголет Спас душ наших, – яко мзда ваша многа на небесех!» Радуюсь за тебя! А что отец тебя недолюбливает – это тебе полезнее, чем его любовь и ласки. Помни великую Божию угодницу, юную подвижницу св. Варвару Великомученицу. Ее тоже недолюбливал отец. А разве она потеряла что от этого? Ей, сторицею обрела. Мало того, но и доселе в христианском мире светит, как яркая звезда, помогая немощным. А твоя участь недалеко от Ее. Та скоротечною смертию умерла, горя любовью к Небесному Жениху своему: ты медленною и молитвенною болезнию идешь туда же. Радуйся, сестра о Господе! Ты говоришь, что тебя я забыл. Ей, не забыл. И очень удивлялся, что ты так долго хранила молчание. Я спрашивал ваших о тебе и получал ответ: «Живет в монастыре». А теперь я утешен, что ты сама вспомнила обо мне. Печальна твоя жизнь на мирской взгляд. По-христиански, по-монашески – настоящая иноческая тропа! Незаблудная, надежная, успокоительно утешающая подвизающегося. Ибо бесскорбная опасна. «Многими скорбьми подобает нам внити в Царствие Небесное!» И Господь, наш подвигоположник, утешая Своих возлюбленных учеников, учит: «В мире скорбь имети будете, но печаль ваша в радость претворится. И радости вашей никтоже возьмет от вас». Вспомни, как мы с тобою читали из «Добротолюбия» утешительные главы Иоанна Карпафийского.

Обращайся в недоумениях к м. казначее Мелитоне. Она имеет разум духовный и свое разумение. Она ведь ученица Оптинских старцев. Кланяйся ей от меня. Мир тебе!

 

Письма к Т.

 

369. Не забывай главного – книгу и молитву

31 января 1886 г.

Мир тебе, Т.! Как жаль, что тебя вместе с В. не было. Уж мы тут и пили, и пели, и читали, и сахар жгли, и меня лечили. Все руки растерли. Ну, когда-нибудь и на нашей улице будет праздник. Я утешаюсь тем, что ты теперь без матушки поотдохнешь и выспишься.

Но только спать – спи, бегать – бегай, а главного не забывай – книжки почитывай. Да молитовку по силе держи, хоть ходя, хоть лежа. А то мы с тобой окажемся ловкою прислугою. А настоящий-то слуга тот, кто приседит при ногу Иисусову, т. е. твердит молитву Его. О таковом слуге Он, истинный Бог, сказал: идеже есть Аз, ту и слуга Мой будет. А Он сидит на небесном Престоле, одесную Отца.

370. Живи, как Бог велит, и служи старшим

26 декабря

Т-очка моя желает получить весточку, да боится. Со страхом и я тебе отвечаю. Если ты будешь бояться, и я забоюсь. А будешь писать попроще и обрящешь мир.

Благодарю за поздравление и благожелания и за картиночку. И тебе посылаю такую же маленькую, чтобы ты меня не забыла. А то ты уж собираешься в старухи и что тебя тогда забудут. Уголок у тебя есть, стало быть, ты не забыта. А поживем, и еще лучше устроимся. А теперь пока твоя передняя в хорошей половине. Так и запишем.

А теперь пока будем поживать, как Бог велит, понемножку. Нет выше послушания, как служить начальникам. Сам Сын Божий говорит: «Не приидох да послужат Ми, но послужити». А Он создал и мир и этих рабов, грешных и злых людей, – и Он же, их Бог, Царь и Творец, пришел на землю им послужить. «Темже и Бог Его превознесе, да о имени Иисусове всяко колено поклонитися Ему – небесных и земных и преисподних».

 

Письма к В.

 

371. Оставь воровство и подслушиванье

22 ноября 1882 г.

Мир тебе, В. Получал я от тебя много-премного писем. И там грехов видимо-невидимо. Ну, да иначе и быть монахиней нельзя, если не смирит Господь и не повержет ниц гордость нашу, а вот зачем ты воруешь-то? Ведь воров ссылают в Сибирь. И у бедной О. таскаешь яблоки. А ну, за мышиные дела попадешь в мышеловку! Оставь воровство и подслушиванье: они погубят тебя – эти низкие страсти. И потому за каждое поползновение клади поклоны. Св. Отцы говорят: «Всякий грех у монахов терпеть можно, а вора гони вон из монастыря». А что страсти у тебя еще не угасли, тут дивиться нечему. Прочти в «Добротолюбии» Каллиста и Игнатия 43-ю главу. Во всех исповеданных тобою грехах да простит тя Бог. И аз грешный тебя прощаю. А что касается твоего пения, ни одна душа мне тебя еще не похвалила.

Значит, тебя обманывает лукавый и льстит. При напоре блудных помыслов клади поклонники по силе. А без брани ни одна душа не вошла в рай. Победители же венчаются.

372. Не будь лжива и лукава и не воздымайся голосом

19 февраля 1884 г.

Мир тебе и благословение Господне, преподобная сестра В. Письма все твои получил и читал. Бог да простит тя во всем содеянном. Но простит в надежде исправления; твердил тебе и повторяю: не будь лжива и лукава. Раскаешься, да поздно. Лукавнующие потребятся, пишет слово Божие.

А что ты воздымаешься своим голосом, и пением, и другим подобным, даже и тем, чего у тебя нет, то за это потерпишь. Всяк возносяйся смирится.

Бог да простит тя в сии прощеные дни, и меня грешного прости!

 

Письма к Д.

 

373. Монах должен быть весел. О Кате Андроновой

17 сентября 1888 г.

Мир тебе, Д.! Здоровы ли вы? Веселы ли вы? Великий старец Аполлос говорил: «Монах всегда должен быть весел. А если не так – значит, он живет не по-монашески». А вы живете по-монашески и молитесь обо мне грешном. Я еще больше стал верить в ваши детские молитвы, как схоронили Катю Андронову. Эта девочка просто чудеса творила. Сколько лет она боролась с теткой, как со зверем, из-за Оптиной. Так и пошла в могилу, не изменив Оптиной. Несколько лет она чахла, последние месяцы очень тяжко; а две-три недели назад она совсем было отошла, и к ней никого не допускали. Но Лиза, бывшая помощница ее и подруга, прокралась к ней и шепнула: «Батюшка собирается к нам». Умирающая вдруг оживилась и сказала: «Теперь духом буду жить до тех пор». И действительно, дождалась меня. Но еще чудеснее: тетка ее страшно гневалась на меня и говорила: «Нога его (Анатолия) здесь никогда не будет». А когда сказали ей, что я приехал, она радостно вскричала: «Как будет Катенька теперь рада!» «Попросите Батюшку, пока я Катеньку подготовлю к встрече». И сама за мной присылала в гостиницу. Господь сподобил меня застать Катю еще живую. И много говорили с ней, пока не заперли ворота. А что было после, я посылаю письмо Лизы, где все описано. А я в К. четыре дня. А принял не больше 50. А тут еще мирские лезут.

От вас мы ехали очень хорошо. Останавливались поесть ваших печений в Двориках. Вот где сады-то! Страсть какие деревья! Все красные, иные белые до земли. Все яблоки.

Видели дворец К-на, проехали мимо самого дома. И под звон колоколов въехали в К.

Там паспорт был уже готов. И мы порешили ехать по Оке прямо в К., оттуда в Т. Значит, не застали бы Катю живую. Но вдруг нам объявили, что «пароход нынче не пойдет». Желание Катино, значит, было сильнее, святее нашего, и мы волей-неволей поехали в Т. по чугунке. Здесь в К. нас приняли с восторгом. Поят, кормят на убой. И радость сестер великая...

374. Чудо батюшки о. Макария

17 мая 1892 г.

Мир тебе и благословение Божие, преподобная мать Д. Очень рад, что помнишь меня, и я спешу тебе ответить. Новостей сбирать теперь некогда. Почтарь уже пришел. А письмо твое получил только вчера вечером. За новость скажу тебе одно чудо, совершенное вчера батюшкой о. Макарием.

У А. Л. страшно разболелись зубы; всю прошлую неделю прострадала; когда я там был, она всю ночь плакала и кричала. М. Вл-на у нее ночевала в келлии. И вот под вчера она ревела страшно. Вся правая сторона головы, зубы, весь бок правый и правая нога стреляли, и она не могла ходить. Плача, она пересчитала всех святых. Наконец, закричала: «Батюшка Макарий! Хоть ты-то мне помоги!» И тотчас задремала. Видит, как во сне, что она у могилки батюшки Макария и хочет есть песок. А какой-то голос говорит: «Насилу-то догадалась!» А когда А. пришла в себя, то и следа боли не осталось. «Только, – говорит, – песочку-то у меня нету!» Вчера М. Н. повезла песочку ей... Пора бы тебе в родное гнездышко. Батюшка Макарий писал путешественницам: «Пора, пора в свое гнездышко. Птичка, когда надолго оставляет гнездо, яички остывают и птенцов не выводят».

 

Письма к А.

 

375. Пожелание в день Ангела

3 февраля 1889 г.

Поздравляю тебя с днем Ангела. Душевно желаю тебе прожить в дому Божием столько же, как и св. Анна, т. е. 84 года. И пожалуй, и больше. Но только жить хорошенько: слушаться, Бога почаще помнить, не объедаться сладким, не осуждать, не гордиться, сестер любить, глаза беречь, дружбы ни с кем не заводить. Дал тебе Бог утешение, и наслаждайся им.

Ты обиделась, что я сказал, будто ты обманываешь меня: правда, обманула, не написала стихов (и еще что-то было), а я все ждал. И теперь жду. Мир тебе, моя именинница. А тому помыслу, что я тебя оставлю, не верь. Это дьявол тебя смущает.

376. Не малодушествуй. Чудесный сон

(без окончания)

 

22 августа 1890 г.

Мир тебе, А. Ты опять малодушествуешь. Опять упадаешь духом от всякого дуновения неизбежных в мире скорбей. Да куда ж ты от них уйдешь? В Киев иль за Киев? Их везде обилие. А честь и слава вечная не тому, кто от них быстро убегает, а кто встречает бестрепетно.

Да ведь если взглянуть на твои скорби разумно, то ведь это стыд! Христианка, живущая под Старцем, утешаемая, любимая, слова не хочет понести. Ну, как же иные кресты несут? Да какие кресты-то?! Ведь и ты крещеная, а от креста бегаешь. Да как же ты думаешь попасть в радость Господа твоего? Смирись. Смирись, девочка. Учись уму-разуму. Время. А то пройдет время, потужишь. Господь да научит тебя и да успокоит тебя. Мир тебе и спасение!

Сию минуту из Мещовска пришла одна и рассказывала, как она видела в мещовском соборе видение во сне. Была я, говорит, в соборе одна; вижу, выходит монахиня весьма красивая, высокая, в мантии и камилавке. Прошла мимо меня прямо в алтарь, в северные двери, прошла мимо жертвенника, подошла к престолу, и тотчас отворились Царские врата. Она вышла и говорит: подойди ко мне. Я подошла и думаю: кто это? Она скинула камилавку и из-под нее рассыпались волнистые, густые белые волосы...

377. О желании покинуть монастырь

29 сентября 1891 г.

Мир тебе и благословение Божие! Пишешь, ты ждала, «что сердце мое сжалится над тобою», – конечно, если бы я надеялся утешить тебя, то поспешил бы сделать это. Но вижу – этого трудно дождаться. Сколько лет утешал тебя – делал все, что мог сделать, а ты все-таки глядишь в Л. свое или на Кавказ. Ни заботы мои, ни скорби не дали тебе разума; ты при первой неприятности готова оставить святые ряды Ангелов и претвориться в деревенскую бабу!.. Несмотря на то, что от такой бабы, может быть, не прошли еще синяки на затылке!

Ну, что ж я буду тратить слова, когда ты и на многолетние мои дела и искреннее усердие не обращаешь внимания. Что касается коровки, я ее жалею, но не буду жалеть бессердечных и неблагодарных людей, которые кроме своего живота никого не любят. Тебя я всем снабжал и покоил, как мог, но лицемерам и грубиянам служить не буду...

378. Келлия всему научит. О поездке к о. Иоанну

25 октября 1891 г.

Мир тебе, А. Получил письмо твое. Очень доволен тобою: написала много и обстоятельно и сделала все нужное.

Камертон и картины Н., должно быть, по старой привычке стащила. Удивляюсь, как она тебе отдала! Исповедники пусть идут с Богом к о. Ф. Если приеду, мне будет легче.

Хорошо делаешь, что сидишь дома. Св. Арсений Великий учил: «Сиди в келлии твоей, и та всему (хорошему) тя научит». Сиди с Богом, и Сам Иисус придет к тебе. Только держи ту молитву: Г. И. X. С. Б., помилуй мя грешную.

В церковь ходи, хоть бы и ничего не слыхала. А что ты в таком отупении и унынии, тут нет ничего нового – у всех у нас то же.

Спрашиваешь, что я делаю? Думаю об тебе, что ты там делаешь? Как скучаешь? И о других сестрах, а паче обо всем монастыре: как он будет жить? Хватит ли у вас хлебушка? Много, много теперь бедствуют, голодают, скотина бессловесная издыхает – есть нечего. А мы с жиру унываем. Будем ждать милости от Бога. Мы ради Него оставили мир, не оставит и Он нас.

Желаешь проехаться к о. Иоанну – уж и не знаю, что сказать тебе. Хорошо бы теперь удалиться, но и разъезжать молоденькой не полезно. Помолись – кинь жребий. Сейчас пришли с дюжину монашек белевских, последние уезжают. Хоть бы теперь заняться собою, взглянуть на себя.

А то ведь правда, это Ш. постоянно мне крутило голову: то я к ним, то они ко мне. Сейчас была у меня П. и говорит, что архимандрит наш говорил ей, что все будет по-старому. Следовательно, нужно только немного потерпеть. Мир тебе и спасение!

379. Отчего скучно

7 июля 1892 г.

Мир тебе и спасение и Божие благословение, скорбная А. Ты не понимаешь, отчего тебе очень скучно. Оттого, что гроза скоро будет. У нас уж началась, теперь сильно гремит и сверкает, и дождь поливает...

А другая причина твоей скуки – это так бывает перед радостью.

А третья причина – самая важная – это Господь к Себе душу призывает. Сами к Нему нейдем, вот Он и посылает своих вестников – скорби, тоску, болезни: «Молитву пролию ко Господу и Тому возвещу печали моя; яко зол душа моя исполнися и живот мой аду приближися. И молюся, яко Иона, от тли, Боже, возведи мя».

А пророк Давид и причину скуки объясняет: «Помянух Бога и возвеселихся. Поглумляхся (т. е. забыл о Боге) и малодушествоваше дух мой». И унывает дух...

Спасайся, дитятко мое возлюбленное!

 

Письма к детям

 

380. Невесело от неопытности духовной

9 апреля 1884 г.

Воистину Христос Воскресе! И вас, мои добрые ребятишки, поздравляю со светоносным праздником Воскресения Христова.

«Приступим, свещеноснии (наши юные мироносицы), исходящу из гроба Христу, яко Жениху, и спразднуем...»

Блажени вы, новые мироносицы, вольные затворницы, сидящие при доме, как те святые девы при гробе возлюбленного своего Учителя, и ждущие, когда рекут вам: «Радуйтеся!»

И для вас сей красный паче солнца Жених ваш восстанет и явится явственно, когда настанет рассвет вашего утра. А теперь у вас на душе, пока ночь глубока, страстишки тревожат вас и мутят чистый источник сердечных утешений; но, повторяю, настанет и ваше утро, взойдет и ваше солнце, только потерпите. Знаю, что вам невесело, но это от неопытности вашей духовной, а вы и теперь в раю. Ныне вся исполнишася света, небо и земля и преисподняя. Ужели только Ш-но нет? Когда подрастете, больше меня поймете.

Говорите, что я вас забыл: а я только и помню о вас и желал очень и очень утешить к празднику, но недосуги до задухи. А тут еще случая нет. Я даже и приехал бы к вам, и даже пешком пришел бы, да погода не по здоровью, и недосуг все еще длится.

Сию минуту еду по барыням, и лошадь ждет давно, да вам-то хочется сказать словечко и хоть через Серену похристосоваться. «О Пасха велия! О слове Божий, подавай нам истее Тебе причащаться в невечернем дни Царствия Твоего!» О сем помолимся. И дождемся непременно, если не будем малодушествовать и плакать о тех бедах, которых еще нет.

Со Страстной я только в первый раз взял в руки письмо, чтобы вам писать.

Будьте же благодарны и старайтесь подобиться мудрым девам. Спасайтесь! При первой возможности постараюсь к вам приехать... Посылаю вам на молоко... М-ша, пей молоко, а то потужишь.

381. Советы детям, как вести себя

18 июля

Опечалились вы, мои детеняточки! И готовы терпеть самые лютые скорби, только бы я выздоровел. Хорошо – обещаю. Только и вы меня не обманите. Я самых лютых напастей напускать на вас не буду, а только прошу, потерпите немощи друг друга, будьте милостивы к слабым и немощным, слушайте старших не за страх только, но и за совесть.

Ведь вы дети, да дети-то глупые. Ну, с чего вы взяли, чтобы вам бегать купаться, как захочется! Вас пустили вольно, а вы уж и того – и узду долой!.. Будьте мудрыми девами. И часть ваша будет в невестнике Небесного Жениха Иисуса!

 

Письмо к К-ским сестрам

 

382. Наставление, как жить и спасаться

Благословите мя, святии матери и сестры! И во-первых, преподобнейшая наша мать Т. и все преподобные матери и сестры!

Хотел я лично явиться к вам, но немощь одолела...

Погода сырая, а здоровье мое вам известно; простите меня!

Благодарю вас за привет ваш и любовь о Господе. Вы порадовали меня много. Повезу весть добрую нашему отцу и Старцу – подвизайтесь!

Прежде всего: покоряйтесь старшим, несть власть, аще не от Бога; проявляющиеся власти Божию велению противляются, а таковые грех приемлют.

Посещайте неопустительно, кто может, храм Божий; в нем наша жизнь. Не оставляйте общей трапезы; на общей трапезе возлеже Возлюбленный, говорит св. Исаак Сирин; а тайная трапеза есть блудная трапеза.

Держитесь отеческих преданий; не ходите по келлиям, не принимайте мирских, особенно мужчин, не заводите дружбы между собою – мы все родные, и особенные приязни всегда беззаконны.

Простите меня, недостойного и грешного, и аз, служитель ваш, вас прощаю во имя Господа Иисуса. Не посетуйте, что беседую с вами не лицом к лицу – верьте, сердце мое с вами и будет с вами, пока будете держаться заветов блаженных отцов наших – Макария и Леонида. Мир вам и спасение!

←  Письма 301 - 350
Возврат к списку
Адрес:
249706, Калужская область, Козельский район,
п/о Каменка, Шамордино, монастырь
© 2009-2017 Официальный сайт Казанской Амвросиевской
ставропигиальной женской пустыни