Письма 1 - 50

Письма к А. Ф.

1. Принимай укоризны, как достойная их

6 ноября 1875 г.

Получил я письмо твое, сестра о Господе А., и порадовался, что Господь устроил тебе безбедный уголок. А сестры тебя напрасно укоряют, что ты без послушания: твое послушание самое дорогое и самое легкое: принимай укоризны, как достойная их, а за укоряющих моли Бога. Об этом-то достославном послушании говорил апостол Павел в Посланиях: «Послушлив был даже до смерти – смерти же крестныя: тем же и Бог Его превознесе». Это послушание тем еще дорого, что не видно для других и гораздо ближе других послушаний стоит ко смирению. А это-то нам и дорого. А что мое предложение не приняла, об этом не скорби. Господь Сам устроит, имей только искреннее желание и смирение, которое может заменить всякое правило и подвиги. Мир тебе и благословение Божие.

Остаюсь благожелатель твой многогрешный и. Анатолий.

Число на письме всегда надо выставлять.

2. Нужно надеяться не на свои добродетели, а на Божие милосердие и на крестную жертву Сына Божия

14 ноября 1875 г.

Получил я от тебя, сестра А., письмо и шарф, за который благодарю тебя. А паче за усердие. Хотя мне и жаль, что ты свои небольшие капиталы иждиваешь на сохранение моего здоровья, когда сама еще больная.

А что ты не ходишь к утрене, ленишься, не имеешь ни смирения, ни терпения – за все это нужно укорять себя и окаявать. Да еще благодарить Господа, что Он не дал бодливой корове рогов! А то вишь ты, как мудрствуешь: «Я ничего не делаю – чем спасуся?» Да разве нас могут спасти наши ничтожные добродетели? Разве не помнишь слова Божии: «Вся правда человеча пред Богом есть рубище жены нечистыя». Ищи-ка лучше милости у Владыки нашего, а не платы за труды. И спасешься скорее, чем неразумные труженики.

Что ты все квасишься, это по-мирски нехорошо, а по-духовному украшение – монисты дорогие на шею. А нам с тобою еще и врачевание от душевных недугов и охранение от многого неподобающего. За все благодари Бога, и за то, что читаешь сестрам молитвы и сподобилась этим служить им, но нехорошо думать, что это тебе вменится. Нам вменится великая жертва, принесенная Сладчайшим Иисусом на Кресте Вечной Правде; а у нас нет ничего хорошего. Делай по силе и не цени сама своих заслуг, и не считай добродетелей, а зри и счисляй свои немощи и грехи, и Господь тебя не оставит никогда... Мир тебе и благословение Божие и отцов наших.

Остаюсь искренний благожелатель твоего спасения многогрешный и. Анатолий.

Вместо карточки своей посылаю тебе уверение, что я помню тебя – и будет с тебя!

3. Болезнь полезна для души

7 января 1876 г.

Получил я два письма твои, боголюбивая послушница, многоскорбная раба Иисусова, а моя сестра о Господе А. Мир тебе!

Мир духови твоему! Мир болящему телу твоему!

Не думай, что мир обитает в здоровом теле: там жабы и пиявицы. Нет, мир обитает лишь в мертвенной плоти нашей. И этот-то есть истинный мир, мир Иисусов, мир, всяк ум превосходящий. И потому не дивись, если я, любящий тебя, не печалуюсь, слыша, что ты недугуешь и страдаешь от сестры.

Правда, мне жаль, что ты болишь, но вместе и не жалею духом, зная наверное, что твои скорби – для тебя сокровище вечное... Что касается Н. Н., то ты ее никогда не должна забывать на молитвах. Это великая твоя благодетельница, безмездная истинная лекарка. И смотри, как она бескорыстна: врачи и аптекари требуют целых рублей, чтобы помочь тебе в болезнях твоих, да и то, пожалуй, деньги возьмут, а помощи не подадут; а эта не берет ни копейки, а между тем исцеляет от застарелых душевных недугов, от проказы неисцельной – от грехов наших. Будь же терпелива к Н. Н., снисходительна, к Богу благодарна, и верую, что приимешь сторицею в сей век и тысячами тысяч крат – в век будущий, бесконечный, вечный. Благодарю тебя за поздравление. Приветствую тебя с новолетием. Даруй Боже тебе достичь и того лета, после которого не бывает осени, ни зимы, где вечная весна, вечное веселие, где неумолкающий пир и шум празднующих, чего себе и тебе желаю.

Остаюсь с молитвенною всегдашнею памятию о тебе многогрешный и. Анатолий.

4. Оставаясь наедине, должно упражняться в Иисусовой молитве

12 февраля 1876 г.

Письмо твое, многоболезненная сестра А., получил... Пишешь не без скорби, что сидишь, как заключенная, в келлии, тогда как другие идут в церковь. Значит, ты, матушка, забываешь о моем желании и напоминании, чтоб ты как можно больше держала устную молитву Иисусову. И особенно когда остаешься одна. Это самое дорогое время укоренять ее в памяти. А ты, значит, умом блуждаешь – вот и делается скучно. А молитва Иисусова веселит сердце...

Что живешь плохо, не унывай, а смиряйся, и Господь призрит на смирение твое, паче подвигов великих, но не смиренных. Мир тебе и благословение Господне. Многогрешный и. Анатолий.

5. Надо жить не по своей воле, а по Божией

17 марта 1876 г.

Кто от каких скорбей изнывает, а мы с тобою, сестра, несем скорби собственного сочинения. Нам все хочется на клирос, а Господу все хочется, чтобы мы смирились и походили бы на Него, Смиренного и Кроткого, и понесли бы, подобно Ему, скорби, хотя и не такие, какие Он нес за наши грехи, а маленькие и в тысячную долю; а мы и совсем не хотим Божиего, а чтоб непременно было – хоть хуже – да наше. А Господь-то нигде не сказал, что Он любит певиц, хороших да здоровых девиц; а кого же любит? – Кротких! «На кого воззрю? – говорит Он. – Токмо на смиренного и кроткого и трепещущего словес Моих».

А тут еще скорби за брата – хотят взять в христолюбивое воинство, на защиту нас же самих и отечества. Мы с тобою не крепко храбры, а желаем быть спокойны. Не хотим, чтобы неприятели пришли и посрамили нас и перекололи бы живых; а брат все-таки не ходи, а сиди с нами и жди, пока враги накроют. Где же тут разум? Где христианская любовь?.. Что тут делать?.. Оставь и не лезь туда, куда тебя не просят. Не изыскивай сама себе скорбей, которых ты искать не обязана, а ищи, и зело ищи Того, Кого мы с тобой обязаны, и неотложно обязаны искать; ищи Иисуса, Жениха нашего, Питателя нашего, Надежду нашу, Жизнь и Свет очей наших! И не постыдимся.

Знаю, что без привычки звать Его постоянно – трудно, и очень трудно! Да кто ж от тебя требует, чтобы ты неустанно твердила сию молитву. Делай по силе, делай со смирением и самоукорением, и обыкнешь, и полюбишь ее так, что и насильно не оторвут от нее. Потому что она сладка и радостотворна. «Помянух Бога и возвеселихся». Будь же мирна. Никогда не стесняйся писать ко мне – с любовию все приму и по силам отвечу. Теперь едва ли придется тебе писать до Святой недели, а потому желаю тебе в мире и благодушии встретить сей светоносный праздник. А аще Богу угодно, то и в добром здоровьи. Но все-таки нам должно помнить, что истинная наша Пасха – там, во свете незаходимом, со тмами тем Ангелов и святых и Источником Света – Сладчайшим Иисусом.

Недостойный и. Анатолий.

6. Прежде чем украшать душу, надо ее очистить

12 августа 1876 г.

Благоговейнейшая матушка А.! В позднюю пору, только что отписался на необходимые письма, вдруг попадает письмо твое! Хотя и давно оно мною прочитано, но еще не отвечено. Правда, что оно не спешное, но я-то не могу не спешить ответом моим успокоить тебя за то, что ты успокоила меня. А успокоила ты меня тем, что благодаришь Бога за дарованное тебе в Оптиной утешение, памятуешь любовь нашу к тебе и этим утешаешься! Слава Богу за все!

Помянник читать да благословит Бог, а поклоны земные, полагаемые на помяннике, клади, по силам смотря – с больного не взыскивают.

Касательно платья... я тебе говорил... Впрочем, эти вещи не важны, а вот важно, что украшает внутреннюю храмину! А прежде чем украшать, нам, страстным, следует очищать. А чистительное орудие одно только для нас и доступно: «Господи, Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя». Вот тебе и утреня!.. Мир тебе! Спасайся! Остаюсь с искренним моим благожеланием.

Недостойный и. Анатолий.

7. Враг не простит полюбившим Иисусову молитву

20 декабря 1876 г.

Получил я письмо твое, Г., помню, но ответил ли, не упомню. И письма не найду. Помнится, ты писала, что молитва Иисусова легче держится. Если так, слава Тебе, Господи! Продолжай и ухищряйся, чтобы держать ее крепче. Лучше этого времени никогда не найдешь. Когда разъедется торг, тогда хоть руками махай, да поздно будет. Только помни, Г., давнее слово: будь готова встретить скорби. Ибо всех, кому слюбится Иисусова молитва, враг никогда не оставит без отмщения, но непременно научит или старших, или младших, а уж пакостей непременно натворит.

Не знаю, у кого эта твоя М. С. видела карточку. Во всей России только трем монахиням дал – считая и тебя. А если будешь терпеть скорби, оказывать любовь ближним и со смирением держаться по возможности Иисусовой молитвы – дам другую карточку. Недостойный и. Анатолий.

Поздравляю тебя с наступающим праздником Рождества Христова. Ныне Бог сделался человеком, чтобы нас, человеков, сделать богами. Чего и тебе, и всем нашим молитвенникам искренно желаю. Слава в вышних Богу и на земли мир!

8. Нужно смиряться, терпеть и молиться

9 января 1877 г.

Матушка А.! Получил я от тебя, кажется, уже два письма. И ответствую кратко, ибо скоро уезжаю...

Карточку тебе вышлю, но ты все-таки не спеши тщеславиться... А лучше смирись, и за меня, и за себя Богу молись! А ты меня просто смешишь, Г., своим клиросом. Точно курица с яйцом.

Что не умеешь терпеть скорбей и болезни, укори себя, но не отчаивайся. Ты еще ученица, послушница.

Да, кончина М. С. очень назидательная. А мы с тобою хоть маленький урок извлечем из ее смерти: первый – не подымай тяжелого, как она тебе завещала, а второй урок – не проси карточки, а то умрешь. Она, как только собралась просить, немедля умерла. А ищи ту карточку, на которой написано: Господи, Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя грешную.

Непотребный и. Анатолий.

9. Смерти полезно бояться, но не должно унывать

6 июля 1878 г.

Матушка ты моя преподобная!..

Письма твои все получил. Что смерти боишься – это очень правильно и полезно. У кого есть хоть немножко грехов, не может не бояться смерти. Но ты, матушка, не из числа отчаянных грешных, а из доброго стада кающихся и укоряющих себя и сокрушающихся о грехах. А потому не унывай! Я во сто раз хуже тебя, а все вопию: Ты, Господи, пришел грешники спасти, а не праведныя призвати к покаянию. А потому и меня, яко грешного, спаси! Так и ты молись! Мир ти!

И. Анатолий.

10. Надо служить Богу, не ожидая награды в этой жизни

18 октября 1879 г.

Скит О. П. Мир тебе и благословение Господне! Все ли ты по-старому ленива? Все ли по-старому нетерпелива? Если так, то исправляйся! Говорил я с вашей Д. о разных делах, но по рассуждении оказалось, что многие вещи трудно исправить. А главное – нечего будет терпеть, и труд ваш цену потеряет.

Притом и то надо сказать, с платою покоем или деньгами все прислуги мирян служат, даже часто добиваются послужить и не добьются... а мы-то, монахи, тоже ищем платы, благодарности, любви? Ну, а если тебе начнут платить всем этим с избытком, а в свое время скажут: восприял еси благая в животе твоем?.. И. Анатолий.

11. Надо терпеть, ожидая воздаяния в будущей жизни

9 декабря 1880 г.

Горькая ты, аще и преподобная Г.!

...Не сердись, что давно не писал тебе, и не думай, что позабыл тебя! Ты у меня в ряду самых первых немощных, чающих движения утешения. Не отвечал тебе потому, что вообще мало писал и много было немощнейших тебя. Кланяйся от меня всему христолюбивому сонму подвизающихся и страждущих за Христа, Жениха своего. Там все поставится на вид, все взвесится, все оценится, все наградятся сторицею: и болезни, и озлобления, и немощи, и за то воздастся, кому мало и редко писал на длинные и частые и преданные письма.

И тебя Господь помянет, и С., и карася П.! И все это слюбится. Страх как слюбится! А теперь потерпи! И с меня грешного и ленивого не взыщи! Впрочем, в твоих письмах не заметил я, чтобы они требовали немедленного ответа. Мир тебе и благословение Господне.

Недост. и. Анатолий.

12. О порядке совместной работы

13 ноября 1886 г.

Преподобная мать А.! Я просил мать С. и мать А. заняться с вами вышиванием. Учитесь, пока учителя дешевы. Да чтобы во время работы вести себя благочинно. А кто будет бесчинничать, старшие пусть ставят на поклоны. Во время работы пусть сестры читают поочередно.

Конечно, постоянно читать трудно, а с перемежкой, но отнюдь не меньше часу в день. Чтобы лишний народ не ходил во время работ, разве начальствующие. А из сановитых кто придет, чтоб не засиживался. Таким тут же можно прочесть из «Лествицы» или Ефрема Сирина о праздности и как вредно таскаться по келлиям... На засидки посылаю фунт чаю, пять фунтов сахару, полпуда баранок, меру яблок...Только живите смирно. А если приду и найду бесчиние – всех раскассирую.

И. Анатолий.

Мир вам и успех в деле чистом и святом.

13. Надо пострадать со Христом, чтобы с Ним и прославиться

Два письма твои, сестра о Господе А., получил... Очень жалею, что тебя немилосердные сестры на крест повесили. А может быть, им велел это сделать Сам Господь Иисус Христос, чтобы ты уподобилася Ему. А кто уподобляется Христу в распятии, тот уподобляется и в воскресении и вознесении на небо. Это верно. А потому не жди, чтоб я тебе сказал: сниди со креста. Ибо и Господь, когда Ему это говорили жиды, – не послушал их. Повиси еще на кресте, наша Г., дозреешь, вкусный плод Небесному Жениху будешь!..

И. Анатолий.

14. Наставление о молитве Иисусовой

Совсем я заметался с письмами и не знаю, ответил тебе или нет, сестра А.

Молитву умственно держать можно и по болезни, и по немощам, и по случаю народа, и в службе. Только от этого иногда голова болит, но что же делать? Зато слюбится. Тысячу раз слюбится. Ты старайся держать мысль с Иисусом не в голове собственно, а направляя несколько к персям. Тогда, конечно, грудь заболит, но без этого нельзя. Бог наш огнь поядаяй есть. И где нечисто – там и больно. Такая боль за недостоинство посылается, но со временем пройдет...

Недостойный твой богомолец и. Анатолий.

15. О том же в день Рождества Христова

Поздравляю тебя, сестра о Господе А., с торжеством Рождества Спаса нашего Иисуса Христа. В такой день я могу исполнить твою просьбу – дать тебе наставление: в этот день Иисус Христос родился для того, чтобы на земле поселить мир. А потому, если желаешь иметь мир, то имей Иисуса, если не в сердце, то хоть в устах, как и заповедовал я тебе лично... Мир тебе и благословение Господне!

Остаюсь искренний твой благожелатель, многогрешный и. Анатолий.

16. Надо терпеть скорби

24 мая

Преподобная матушка А., радуйся о Господе! Правым подобает похвала! Эта похвала тебе подобает с обоих боков: первое – ты говоришь: обижала больных и себя считала правою; второе – сознаешь, что за это сама терпишь скорби достойно и праведно. Стало быть, со всех сторон права и тебе подобает похвала! Только, мать, терпи... И Господь близ! Егоже любит Господь – наказует. Биет же всякого сына, его же приемлет. Стало быть, ты любимица Господа и сидишь у ног Его.

И. Анатолий.

17. Без скуки прожить нельзя

19 февраля

Много писем твоих, Г., получил... За что это скука на тебя напала, я и знать не могу. Впрочем, я тебе как-то давно писал, что монахам никак нельзя прожить, чтоб не нападала никогда скука и уныние, а изредка даже и легкое отчаяние... И. Анатолий.

18. Воскресший Христос всех воскрешает

14 апреля

Христос Воскресе, Г.! Воскресе Христос и мертвый ни един во гробе. Если мертвого ни одного, то неужели больные будут? Нет!

Ныне смерти празднуем умерщвление; адово разрушение; иного жития вечного начало, и играюще поем Виновного.

А как же Саша-то? Маша-то? И иные больные?

Это решил Сам Господь, когда Апостолы, услыхав о болезни Лазаря, стали горевать, т. е. приняли по-человечески. А Вечная Истина рекла: «Сие не к смерти, но к славе Божией. Радуюся вас ради». И. Анатолий.

Служи с любовию больным. Иисус сказал: елика послужисте сим малым, Мне послужисте!

19. Терпения надо просить у Бога

24 октября

Я тебя урезониваю иметь терпение, а сам его тебе не даю. Да если у меня у самого-то его нет? Ведь вот живу же, и тебя не укоряю, что ты не дашь его мне!.. Говорил сколько раз, чтоб просила у Бога; у Него всего много. И мне бы частичку выпросила. А то ни мне, ни себе. Пора исправляться. Познавый немощь свою лучший есть увидевшего Ангелов. И. Анатолий.

20. О терпеливом переношении болезни

6 марта

Матушка ты моя! Завалил я себя письмами, и никак до твоих не дороюсь... За шарф благодарю... Что молитву Иисусову держать стараешься, еще больше спасибо. Это тебе очень, очень пригодится. Только смиряйся, пожалуйста!.. Еще больше радуюсь, что болезнь твою несешь терпеливо. Конечно, не всегда, но зато каемся, смиряемся, осуждаем себя. Для нищеты нашей и сего довольно. Слава Тебе, Господи, за Твои к нам милости и долготерпение. А на поклоны мы тебя и не ставим. Лежи себе да лежи, пока лежится, только Иисуса-то не забывай... Мир тебе, сестра! Терпи, жди милости Божией, молись, и главное – смиряйся. Твой искренний доброжелатель и. Анатолий.

Что тебя тревожат, т. е. туда беги, туда неси, – это тебе полезно: меньше поганить будут помыслы.

21. Еще о молитве Иисусовой

6 сентября

Мир тебе, сестра А.! Ты желаешь получить от меня строчку: вот тебе пять! Если хочешь быть благодарною, то воздай за них пятью словами: 1-е – Господи, 2-е – Иисусе, 3-е – Христе, 4-е – Сыне, 5-е – Божий. И к ним прибавляй – «помилуй мя грешную». Так все и тверди. Этим и Богу угодишь, и меня отблагодаришь, и себя спасешь.

Нед. и. Анатолий.

22. О терпении ради родившегося Христа

24 декабря

Мир тебе! Христос рождается, славите! А славить повелевается, кто чем может: иной трудом, иной пением, а мы с тобой терпением, Христос приемлет и это так же, как Ангельское хваление, которое они воздавали

Рождшемуся, когда Он, Царь царей и Господь господей, лежал слабенький, только что рожденный в яслях, на стуже в поле... А что еще ожидало Его впереди? Скорби, голод, жажда, поношения, язвы, биения, бичевания и, наконец, пригвождение ко кресту и смерть поносная. Все это видел Господь, как человек-младенец лежа в яслях, повиваемый пеленами. Потерпим и мы малое время ради умершего за нас Господа, да с Ним и спрославимся. И. Анатолий.

 

Письма к Т.

 

23. Внутренний рай обретается терпением и смирением

27 мая 1875 г.

Получил я письмо твое от 22 мая, сестра о Господе просфорница Т. Радуюсь, что наша Оптина тебе так понравилась, что показалась раем. Впрочем – от нас самих зависит наш рай: потерпи, смирись – и обрящешь рай в себе самой. Как говорит один святой: «Не ищи ни Рима, ни Иерусалима, а уготовь дом души, и к тебе придут не только Петр и Павел, но Сам Господь с Пречистою Материю Своею и с сонмом Ангелов и святых». Поэтому не унывай, что ты не достигла сего, а старайся и начинай не сверху, а с нижней ступени – т. е. со смирения, самоукорения. Говори себе: я недостойна, чтоб живою жить в раю, сподоби меня хоть по смерти вместе с благоразумным разбойником наследовать Твой рай.

Написал бы тебе побольше, но я болен, не выхожу и никого не принимаю. А ты не стесняйся, пиши, когда хочешь и что хочешь, все приму к сердцу. Только не обещаю аккуратных ответов.

Бог да сохранит тебя и да наставит и укрепит на пути истины.

Искренний благожелатель твой, многогрешный и. Анатолий.

24. Христианское совершенство достигается постепенно

22 июля 1875 г.

Получил я письма твои, Божия послушница, благоговейная просфорница Т., и подивился твоей премудрости. Как ты сумела превознести меня? Конечно, воспеть достойная может и неученый, а ты умела ублажить того, кто хуже всех. Но я спорить с тобою не стану, боясь Того, Кто сказал: «Приемляй праведника во имя праведниче, мзду праведника приимет». А хочу за ублажение меня пожурить тебя. С чего это ты взяла, что я буду обременяться твоими письмами или, как пишешь ты: «затруднять своими грехами»? Не я, а Сам Сын Божий говорит: «Не приидох призвати праведники, но грешники на покаяние». А я, говорю тебе, – хуже всех.

Зачем же мне удаляться от согрешающих, но кающихся; не отвратится ли и Господь от меня, если я оставлю кого? Оставь же впредь это неразумное сомнение; пиши все, всегда приму с участием сердечным. Об этом я уже, кажется, писал тебе прежде. Что ты нетерпелива, за это себя укоряй, но не смущайся. Ты пришла в монастырь учиться, и учись терпению, смирению и прочим добродетелям, украшающим венец монашества. Кто учится мастерству какому-нибудь, то неужели сразу возьмет шило, дратвы или там топор, кисть и сделает тотчас сапог, шкаф, картину? Если этого не может быть в действительности, то как же ты хочешь сразу научиться науке наук? Ибо монашество выше всяких наук, оно учит небесному Ангельскому жительству. Стало быть, и здесь, как в мастерских, человек грешный, поступающий в монастырь для приготовления себя к вечной жизни, не делается сразу святым, а прежде многажды погрешает, портит начатое и за это получает от близких, особенно от высших себя, укоризны или наказания. Так и живет, учась и смиряя себя. И возрастает потом незаметно в меру возраста исполнения Христова. Говорю – незаметно, ибо, если кто станет примечать за собою, что он преуспел, то уж это плохо, и погибель монаха близ.

Будь же разумна и внимательна, и Господь не оставит тебя. Мир тебе и благословение Божие!

Многогр. и. Анатолий.

25. Все надо делать с благословения

11 августа 1875 г.

Теперь я пишу тебе, Т. смиренная, именно по желанию твоему – строчку. Очень недосужно. Одобряю твое благоразумие, что без благословения не входишь ни в какие сношения с другими. Так будешь делать, легче сохранишь и спасешь себя. Мир тебе. Храни совесть, блюди мир, трудись по силам, молись всегда: ходя, лежа, вкушая, и будешь со временем походить на монахиню, и Господь пребудет с тобою навсегда. Многогр. и. Анатолий.

26. В каком разуме должно принимать Ангельский образ

22 февраля 1876 г.

Получив первое твое письмо от 13 февраля, я утешился, что м. игумения тебя намерена облечь в Ангельский образ. И задумал поминать под субботу, на обычной заздравной нашей ектении, послушницу Тат., а в субботу под воскресенье монахиню (бывш. Тат.). Но второе твое письмо от 14 февр., которое тебя огорчило, а вернее, указало твое малодушие, и меня не порадовало. Апостол Павел пишет к своим ученикам: «Кто есть любяй мя, точию приемляй от мене скорбь». А ты, стало быть, не крепко любишь своего духовного отца, когда огорчилась до того, что упала духом и заболела. Да что я написал-то? Не обличал, не укорял, а просто напомнил о необходимости искренней откровенности, в которой нуждаюсь и я, и всякий другой. Но ты поняла в другую сторону.

Но забудем это – мир. И верил, и верю твоим чувствам и искренности. И будь сим довольна. Приступая к принятию Ангельского образа, иди на святое дело в разуме. Это не есть какое-либо земное отличие и честь, но вящее смирение. Образ истинного монашества есть искреннее смирение, а смирение св. Исаак Сирин называет одеянием Божества. Прочти сама его 53-е слово. Малый Ангельский образ есть обручение Небесному нашему Жениху Сладчайшему Иисусу. И потому, как только оденут тебя в сию одежду смирения, ты обязана будешь иметь всегда на языке имя Иисусово, как обрученная невеста имеет пред глазами портрет своего жениха. Мир тебе. Прощаю твою неразумную и несправедливую скорбь и буду поминать твое имя, как обещал. Всегдашний твой искренний благожелательмногогрешный и. Анатолий.

27. Смирение – основание монашеской жизни

13 марта 1876 г.

Приветствую тебя, сестра о Господе, преподобнейшая мати Т., с принятием святого образа Ангельского. Знаешь ли, что этот образ есть знак обручения себя Небесному Жениху Иисусу? Как поется в тропаре мученице: «Тебе, Женише мой, люблю» и проч., а всякая монахиня, по учению св. Феодора Студита, есть мученица. Помни же, кому обручилася еси!

Ты просишь наставления и назидательного урока, как бы тебе не сбиться с истинного пути? Начни со смирения, делай со смирением и кончай смирением, и вчинишься со святыми. Этот путь, т. е. путь смирения, самый надежный и, как говорят отцы, «непадательный». Ибо куда может упасть смиренный, когда он считает себя хуже всех? Да и как не смиряться, когда Иисус, Бог богов и Господь господей, смирил Себя даже до смерти, смерти же крестныя? Удивление Ангелов, Краснейший паче всех сынов человеческих умер позорною за нас смертию; мы ли грешные, немощные не хотим видеть своих грехов? Своих немощей?

Что же касается высоких дум – бойся их как огня. «Мерзостен перед Богом всякий высокий». Пред Ним, Чистым и Святым – «самое небо нечисто». И что такое наша всякая правда? Оценил давно пророк Исайя: «Рубище жены нечистыя поверженное!»

Спрашиваешь, как бы не сбиться с сего пути? Послушай не меня, гнилого, а Самой Вечной Истины, Иисуса: «Зряй вспять не управлен есть в Царствие Божие».

Значит, всяк, кто желает достигнуть Христова Царства, не должен, озираясь, припоминать свои высокие добродетели – и особенно высокие думы – а зреть подвиг и славу святых: и будем с ними! А свои зри немощи, грехи и исход души и ужасающие истязания тогдашние – и не согрешишь. Мир тебе, мать Т. Многогрешный и. Анатолий.

28. Пасхальное ободрение малодушной

22 апреля 1876 г.

Христос Воскресе! Сестра о Господе мать Т.!

Вот тебя матушки почтили: дали тебе славное имя; серна, или горный олень, всегда скачет по высотам, прыжком перепрыгивает бездны, носится подобно птице по горным скалам, а наша серна не переедет ломтя хлеба, не переплывает чашки чаю, во всем немоществует, везде спотыкается. Молодая подвижница, только что начала духовную жизнь, – и уже изнемогаешь! Ведь это жалко!

Ну, так и быть, забудем прошлое. С нового лета начнем жить снова по-евангельски, по-монашески. Что поленилась – Бог простит, ибо ты покаялась и зазрела и уничижила себя. Но теперь надо начинать. Будем хоть понемножку готовить вено (приданое) Жениху своему. Он невзыскателен и долготерпелив: пока мы с тобою по ниточке будем собирать и украшать брачное одеяние для встречи Его, Он все будет ждать, все будет толкать в двери сердца нашего, когда мы отверзем Ему, Святому и Чистому, храмину сердца нашего. Только не спи много, чтоб не проспать своего Жениха, потому что не знаем, когда Он придет к нам: вечер, заутро или в куроглашение. Впрочем, мы недавно пели, да и теперь поем: «Жены с миры богомудрыя, в след Тебе (Жениха) течаху, Его же, яко мертва, со слезами искаху, поклонишася радующеся Живому Богу».

Так и в мертвых делах наших и в мертвенной плоти Воскресший Иисус может дать и жизнь, и силу. Только поклонимся Ему мертвому, т. е. в худобе нашей, в ничтожестве нашем, и тогда можем узреть в себе Живого Бога. А теперь потщимся, яко волсви, и поклонимся Ему и принесем Ему миро милости к ближним и смирение и восплачем, и возопием: о Владыко, восстани, падшим подаяй воскресение. Мир тебе, Т.! Многогр. и. Анатолий.

29. Смена скорбей и радостей в жизни неизбежна

5 июля 1876 г.

Преподобнейшая мати и сестра о Господе Т.!

Мир тебе!.. Ты как будто жалеешь, что в Н. тебе не так приятно, как в Оптиной. Но ты в Оптиной была в гостях, а в гостях быть постоянно нельзя. Тогда нужно бы и от природы требовать, чтобы она не посылала нам неприятных снегов, ветров, дождей, ненастий, но тогда у нас не было бы ни хлебушка, ни каши, ни одежды, ни обуви: все бы выжгло да погорело от постоянно ясных и теплых дней, но все хорошо в свое время.

Без зимы не было бы весны, без весны не было бы лета. Так и в жизни духовной: немножко утешения, а затем немножко поскорбеть, и составляется так помалу путь спасения...

А молитву Иисусову творить привыкнуть скоро нельзя. Ты только старайся не забывать о Боге и кайся в забвении и развлечении...

Болеть можешь, сколько угодно, ибо это нам очень полезно, а скорбеть по времени – ибо причины не имеешь, а лучше благодари Бога за Его милости к нам, немощным... Если тебя за уединение считают гордою – радуйся. Если мешают молиться, не унывай, а смиряйся. Многогрешный и. Анатолий.

30. Иноку не полезно жить в покое

7 августа 1876 г.

Мир тебе! Говорил я с Батюшкою (отцом Амвросием) о твоих скорбных обстоятельствах, но он не очень соизволяет на жительство твое в покое. Общее послушание есть великое ограждение от многих искушений иноку. Будь же мирна и благонадежна, памятуя, что о тебе помнят в Оптиной и стараются упрочить путь спасения твоего; только ты не спеши, а посиди у моря и подожди погодки.

31. Должно собирать помыслы в терпении

9 сентября 1876 г.

Матушка Т., ты скорбишь, что развлекаешься, – за чем же дело: собирай помыслы и будешь разумный купец. А если на молитве помыслы рассеиваются, то это дело обыкновенное – новоначальным нельзя не рассеиваться. Что касается до смущения твоего от помыслов, то средство одно: терпение и смирение. Мир тебе! Многогрешный и. Анатолий.

32. О молитве Иисусовой, ее действии и плодах

12/20 декабря 1876 г.

Преподобная мать Т.! Ты меня истинно утешила, когда написала, что молитва для тебя уж не так трудна, как была прежде. Говорю о молитве Иисусовой. И слава Тебе, Господи, снисходящему нашим немощам!

Постоянно творить ее тебе еще нельзя. Ибо, пока не вкусит человек, яко благ Господь, трудно непрестанно иметь в сердце Иисуса. Но и за то, что есть, слава Богу! Значит, пока держится молитва, не оставляй ее. А главное – во время молитвы окаявай себя, как недостойную произносить имя, непрестанно славословимое на небеси и на земли Ангелами и человеками. А скорби собирай, как сокровище, – ибо это очень способствует Иисусовой молитве. А потому враг и научает, и подстрекает всех, кто только может, досадить тебе. Я тебя предупреждал давно, что всякий христианин чем больше держится за эту молитву, тем больше озлобляет дьявола, не терпящего имени Иисусова и направляющего на такого людей, даже и близких. Я видел девицу, которую отец родной так возненавидел, что хотел убить. Только та проходила умную, чего тебе нельзя еще.

Что не стяжала терпения, не унывай, а старайся стяжавать его понемножку. А что плоть томится – хорошо: «Елико внешний человек тлеет, толико внутренний обновляется по всяк день...» Сестер милуй, если они тебе досаждают. А что они тебя считают за твое молчание сердящеюся – ничего, ровно ничего. Мир тебе и благословение от Сладчайшего Иисуса. Нед. иером. Анатолий.

33. Чем больнее скорби, тем целительнее

1 декабря 1878 г.

Т., не унывай! Пожди мало. И говорил, и говорю, что ты сама себе строишь скорби. Помни, что вси святии сим путем, т. е. путем скорбей, шли и дошли до врат Царства. Другого пути нет. Правда, тебе кажутся твои скорби чересчур велики, но это опять от неразумия твоего, скорби потому-то и скорбны, что больны. Хватают за самое сердце... А чем больнее, тем целительнее. Мир тебе.

Остаюсь желатель здравия твоего и душевного и телесного и. Анатолий.

34. Не ищи дружбы

24 ноября 1879 г.

Скит Оп. П. Мир твоему преподобию!..

Чтобы быть покойной – не ищи ничьей дружбы! Сиди в своей келлии, и та всему тя научит! Всему, т. е. доброму. А чужие келлии учат всегда всякому злу.

Благожелатель твой искренний, многогрешный и. Анатолий.

35. Земные скорби вознаградятся

4 января 1881 г.

Скит. Преподобная матушка Т.!

Что тебе больно, ей, верю! Но только ты, моя матушка, не чересчур, не доходи до безумия. Кому легко бремя искушения? На что велик пред Богом св. Исаак Сирин, и тот говорит: «Кому не тяжко оно, время, в неже напояется человек ядом искушений?..» Потому и ты: попищи, попищи, да и помолчи! Пройдет! Ей, пройдет и не воспомянется! А плод этих болезней возрастет, созреет, разукрасится. И как же сладок будет он! Как же благовонен! Как заблестит всеми цветами радуги, всеми красотами драгоценных камней! Каждая капля пота, каждый вздох тысящекратно вознаградится щедрым Подвигоположником нашим Иисусом. Потерпи Господа, мужайся. Да крепится сердце твое! Спасайся, мир тебе! И. Анатолий.

36. Должно поклоняться Отцу духом и истиною

Получил еще письмо твое, сестра о Господе Т., от 25 августа. Вижу твое усердие ко мне недостойному и к обители нашей, верю и желанию твоему быть у нас. Но должен тебе сказать, что ты мыслишь так же, как и та самарянка у кладезя Иаковля, которая готова была спорить с Господом о месте поклонения: отцы наши в горе сей поклонишася и проч., прочти у Иоанна гл. 4. А что ей ответил Господь? «Ни в горе сей, ни в Иерусалиме поклониться Отцу... Истиннии поклонницы поклонятся Отцу духом и истиною». Вот каково должно быть наше поклонение! К сему да устремимся умом и сердцем, и веруй – обрящем милость и жизнь вечную, мы люди духовные, потому духом и должны сноситься – и это есть истинное христианское единение, которое не разрознится во веки, о Христе Иисусе Господе нашем, как и поется в каноне: «О Пасха велия и священнейшая Христе, о мудросте, и Слове Божий, и Сило, подавай нам истее Тебе причащатися в невечернем дни Царствия Твоего». Сего ищи, и мир Божий придет к тебе сам собою. А то ты ищешь места и людей. Я не спорю, что святое все свято, и чистое чисто, но большее внимание монаху должно обращать на нужнейшее и полезнейшее; а что может быть нужнее и полезнее Царства Небесного? А где оно? Услышь Самого Бога, вещающего: «Царствие Божие внутрь вас есть». Внимай же себе! Если оскудевает терпение, не унывай. Этим путем шли все святые, с которыми желаю тебе вечного сопребывания. Мир тебе и благословение Божие. Многогр. и. Анатолий.

37. Читать книги монаху полезно

Письмо твое получил... Читать книги монаху, если он желает быть монахом не по одежде только, а делом и истиною, необходимо. А без книг не только не будешь монахом, но понятия об истинном монашестве не приобретешь. Отчаиваться, за неимением дел добрых, не должно; по крайней мере, будешь зазирать себя. А если бы не читала книг, и не знала, что ничего не имеешь в себе хорошего, тогда по неразумию думала бы, что ты живешь право. И вышел бы из тебя фарисей Евангельский. А мы поем: «Господи, сопричти мя мытарю».

А старых Сам Господь похваляет, когда принимает пришедших и в одиннадцатый, т. е. в сумерки. Милосердый Домовладыка не только не лишает их всякой мзды, но равняет с утра пришедшими и понесшими труд и жар дня. Что ты любопытствующих не любишь – тоже право делаешь. Прочти в книге «Восторгнутые класы» статейку «Совет ума своей душе». Лучше этого совета я ничего не могу тебе присоветовать.

Господь да благословит тебя и да управит путь твой.

Многогр. и. Анатолий.

38. Не обольщайся мнимым смирением

20 августа

Не знаю, матушка, какие это сестры отыскали у тебя пучину смирения – до того, что удивляются: как это только ты можешь терпеть от своей матери такие страшные притеснения. А мне так думается, что это враг научает их так говорить и удивляться терпению твоему. Смири лучше себя, сестра, и укори, да только себя, а не другого кого. Я так твержу все свое, т. е. что болезнь и скорби – тебе великая милость Божия, а то бы ты напроказила на свою голову. Полечиться съездить домой – Бог благословит. Только смотри – береги себя. Береженого Бог бережет!

39. Чаще размышляй о будущем блаженстве и будущей муке

Вот то-то и есть, матушка, как жалко расставаться, даже на время, с близкими своими! А что будет с теми, которые станут ошуюю Своего Спасителя и Бога в последнюю годину. И когда навеки, невозвратно, безнадежно, наша Радость, наш Свет, наша Жизнь – Спас наш, окруженный вечною славою, бесчисленными сонмами Ангелов и святых, пойдет в райские врата в Горний Иерусалим; а те тогда воззрят на лики и красование спасенных, а сами пойдут в бездны, и закроют их горы, сквозь которые не проникает никогда ни малейший луч света, ни малейшего звука Сладчайшего Иисуса!.. Размышляй о сем! Если будешь об этом чаще размышлять, то не будешь так раздражительна и так капризна. И милостивее будешь к сестрам!

 

Письма к Н. З.

 

40. В искушениях укорим себя

16 января 1874 г.

Получил письмо твое, сестра Н. Жалуешься на искушения и думаешь, что не поверю, как тяжко тебе бороться со страстьми. Верю, матушка Н., верю. Хоть тебе уже и 23 года, а искушения все еще не оставляют – конечно, неприятно! А я вот, матушка, в монастыре 23 года и все-таки работаю под игом фараона. Что же – и кричать: караул! Нет, родная, этим ничего не возьмешь... А укорим себя, как умудрился грешник мытарь, который изыде из храма оправдан паче праведного фарисея. Впрочем, все грехи твои – грехи послушницы, а послушница приходит учиться жизни духовной; что же удивительного, если и ошибается. Мир тебе!

41. Печальная история N-ской регентши

6 ноября 1876 г.

Получил я от тебя, сестра Н., много писем... Получил, прочел и подумал: неужели наша Н. не слыхала про N. регентшу истории? А я эту историю хотя и слышал и читал в журналах и письмах, но все-таки еще узнал о ней от самих сестер N-ских. Вот тебе вкратце эта история. В N., в девичьем монастыре была молоденькая регентша; один мужчина, женатый, все ходил да слушал певчих, да все посматривал на регентшу. В один вечер, довольно туманный, регентша исчезла. А через 10 дней привезли труп ее для похорон в монастыре. Игумения и сестры не позволили хоронить ее в монашеской одежде, а схоронили в мирской.

И милый губитель и развратитель покойницы присутствовал на погребении как ни в чем не бывало. Видишь ли, наша Н., одни живут, как кошки, собаки, воробьи и прочие животные, – у них мрак в голове и сердце, и они, как сумасшедшие, не думают, да и не знают и не веруют, что есть Бог, есть вечность, есть смерть и физическая и духовная! Такие и живут, и умирают, как скоты, – и еще хуже. А мы, мы – тебе говорю, наша Н., мы с тобою веруем и исповедуем, что есть Бог, есть вечность, есть демоны, есть Ангелы, и мы с тобою, сестра Н., обреклись или облеклись в Ангелов – в Ангельский образ. Весь свет смотрит на нас (исключая развратителей и дьявола), как на святых, и ублажает нас, а себя, сравнивая с нами, окаявает. Да и подлинно, и истинно: всякая девица, посвятившая себя Богу, есть невеста Иисуса Христа, есть подобие Самой Божией Матери... «Приведутся Царю (И. X.) девы в след Ея (Божией Матери); приведутся в веселии и радовании... Введутся в храм Царев...» А ты, наша И., хочешь променять наш высокий монашеский жребий на минутную сладость, приличную зверям, скотам и прочим животным!.. Какая же ты, Н., чудная! Впрочем, я знаю, и очень знаю, что ты воюешь против искушения. А я говорил только в предостережение тебе. Воюй же, воюй, добрая наша подвижница, и Господь причтет тебя к мученическому лику!

42. Поумневши, стала говорить о смерти

8 марта 1880 г.

Вот ты, матушка, истинно утешила меня. Даже и не ждешь ответа, ради недосугов моих. Вот за это-то и понудил себя. Но так как в длинном письме твоем много интересного, то и оставляю до более удобного времени.

А теперь только похвалю, что ты поумнела, т. е. стала поговаривать о смерти. В сношениях с другими будь мудра и Н. Н. щади. И Бог пощадит тя. Помни авву Аммона, прикрывшего кадушкою брата!

43. Искушения для спасения

Не унывай, сестра Н. Описанные тобою искушения в письме от 16 августа все человеческие. А ты вот страшись, не подпасть бы бесовским! Гордость есть первая степень бесовского устроения. Но хотяй всем человеком спастися и в разум истины прийти, попускает Господь диаволу и людям смирять нас... Так, матушка – первое благословенное орудие Божие, тебя врачующее, но ты не хочешь признать в ней руку Божию, вот и посылаются тебе искушения... А не образумишься, то и еще пошлются искушения или скорби, большие первых. Но мы поспешим смириться, и все развеется, как прах от ветра. А пока не выучимся смиряться, потерпим, ограждая себя страхом Божиим...

Касательно отпусков и я скажу, что они всякому не полезны, а тебе дважды вредны...

44. Распознавай искушения

Ты, Н., сама чувствуешь, что позыв моления к преп. Сергию, соединенный с путешествием к нему, есть искушение. А я добавлю, что эти годы – это искушение есть одно из звеньев цепи искушений, тебя преследующих. А только переменяются эти звенья. Все же они имеют один корень: «Я, мол (т. е. Н.), уж очень умна и знаю дело». Следовательно, если смиришься и сознаешь свою немощь – все твои искушения всею цепью отлетят от тебя.

45. Жди будущей славы, бесконечной жизни

Христос Воскресе! Поздравляю тебя, сестра Н., со светлым праздником Воскресения Христова! Желаю тебе проводить святые дни сии в радости о Воскресшем Спасе нашем и быть достойною праздновать тот великий день, именуемый осмый, когда истая Пасха – Иисус, не в гаданиях и представлениях, но ясно и существенно явится во славе Отчей. И мы узрим Его лицом к лицу. И внидем к Нему не как грешники, непотребные рабы, но как други: «Вы друзи Мои есте, аще любовь имате между собою, как дети: Аз буду им в Отца и тии Мне будут в сыны и дщери», – глаголет Господь Вседержитель. И еще больше: «Отче Святый, соблюди их во Имя Твое, их же дал еси Мне, да будут едино, яко же и Мы». Вот какая высокая и страшная и непостижимая жизнь ожидает нас! Вникай в сие особенно во дни Пасхи. И благодари Спаса и Жениха нашего Иисуса Христа. И жди Его милости, блюдя неугасимую свещу свою. Может быть, и недолго укоснит Жених, и готовые девы внидут с Ним на браки. Побдим!

Ноты я тебе послал... И ты пой во славу Божию (а не свою) и не забывай, что есть и другое пение: веселитеся, небеса, и да подвижутся основания земли. Возопийте, горы, веселие; се бо Эммануил грехи наша на кресте пригвозди, Адама воскресивый.

О Божественного, о любезного, о сладчайшего Твоего гласа! С нами бо неложно обещался еси быти до скончания века, Христе!

О Пасха велия и священнейшая, Христе! О мудросте... подавай нам истее Тебе причащатися в невечернем дни Царствия Твоего.

Отчего этот день невечерний? Оттого, что его солнце не тварь, а Иисус Христос. Взойдет это солнце единожды и уже во веки и веки бесконечные не зайдет, не померкнет, ни облачко его не застенит, ни луч не опалит! Там немерцающий свет! Неизглаголанная слава! Красота непостижимая! Веселие вечное! Аминь!

46. О праздновании разумном

Н. регентша «не могла вытерпеть, чтоб не поздравить», а я и могу «вытерпеть», а все-таки поздравляю тебя с праздником Рождества Христова. И все еще твержу: празднуй в разуме сей великий праздник... ибо празднование в разуме от празднования видимого, черствого, отстоит, как небо от земли. Кто празднует в разуме, тот, даже если бы и желал согрешить, – не согрешит. А празднующий внешне – хотя и не мало охраняется блеском торжества от падений, но не причастен оным. Ну, желаю тебе хоть немножко в разуме праздновать. (У св. Димитрия Ростовского есть много разума на сей праздник.)

 

47. Разумей, кому служишь!

 Христос Воскресе! Благодарствую за поздравление. И тебя поздравляю с текущею Пятидесятницею! Ты, я думаю, хоть чуть-чуть понимаешь, когда поешь: «Пасха таинственная!» Значит, празднуемая нами не действительная? Да, не действительная! А если б тебе энту-то действительную-то показать, тут бы ты все изломала... и бросилась бы к той Пасхе, идеже вечный шум празднующих, идеже веселие вечное! Но мы с тобою так мудры и дальновидны, что первому попавшемуся на глаза сатане-обольстителю готовы продать горы золота за кусок глины. Ты молишься «без усердия, но только из послушания ко мне» и думаешь, что это зело нехорошо! Глупенькая! И в книгах, и в устных увещаниях ты, я думаю, слышала тысячу раз: послушание выше поста и молитвы!

О матушке не беспокойся, она спасется и без тебя. И как она о тебе думает, не испытывай! Ты пришла в монастырь служить Богу, а не другому кому. И жди от Него от Единого Его велиих наград!

В Москве, правда, денег много, но мало, слишком мало – и ровно ничего для искупления душ, поглощенных Москвою.

 

 

Письма к Д.

 

 

48. Как вести себя инокине

7 декабря 1876 г.

Сестра о Господе Д.! Мир тебе и благословение Господне!.. На письмо твое ответствую, что можешь писать все, только покороче и поразборчивей. Никаких тут умений не нужно. Что сделала, так и пиши, что сделала. Главное, не ври и не скрывай, хотя бы что было и нехорошо, ибо и аз человек зело грешный. А потому стыдиться некого. Все исповеданные тобою в письмах немощи не важны, но важны тем только, что ты, потакая им, наживешь себе беду и будешь тогда возиться, да поздно будет. Лучше теперь ободрись. Есть тебе не воспрещаем – только поумереннее. В церкви, когда диавол затыкает тебе уши и смежает глаза, старайся читать Иисусову молитву. Внимай по силе кафизмам, они после тебе усладятся. В них много красоты и сладости, которые разгонят сон и уныние... На мужчин глядеть монахине грех. А что ленишься петь, это от твоего нерадения и от диавола... Читай в это время молитву Иисусову. Да почаще заглядывай в «Лествицу». Особенно прочти там: слово 14-е, 19-е, 6-е. В церкви не бесчинствуй, т. е. не говори и глазами не води, а то Бог попустит диаволу сквернить и твою храмину. Что ты долго проживешь – это обман. Сатана много тысяч обманул этим помыслом, а наш истинный вечный Жених сказал ясно: в онъ же час не чаете, Сын человеческий приидет... Иисусову молитву твори как можно чаще.

49. Не временной, но вечной радости ищи – Христа

1 марта 1877 г.

Матушка ты моя Д.! Прочел я письмо твое. И как же мне тебя жалко, как ты грустила, что померкло твое солнышко, и свет его вовсе погас! Да как же нам с тобою быть-то? Ведь мы живем-то на такой земле, где солнце непременно должно по Божию повелению заходить и опять восходить. Что ж тут странного, что твое солнце зашло? Вот как Господь пошлет нам радостное утро, опять любезное твое солнышко поднимется и тебя осветит и согреет. Только не унывай, не малодушествуй! Ведь мы монахи, невесты Христовы. Он, т. е. Иисус, настоящее наше солнце. Этого будем искать. Если Он кого просветит и обогреет, тот неизреченной радости и сладости сподобляется. И радости сей никтоже возьмет. А которая радость в сем мире бывает, то велика она или невелика – все временная. Впрочем, я уповаю, что Д. получит и ту, и другую. Только пусть поучится терпеть. А то нетерпеливая монахиня – дыня гнилая. Повторяю, не унывай, обои солнцы увидишь, только подвизайся, смиряйся, слушайся, кого следует слушать. И будем вместе там. Увидишь свое солнышко и здесь...

50. Не прельщайся соблазнами мира, помня вечную славу будущей жизни

10 декабря 1878 г.

Пишешь, что тебе жить тяжело. Да ведь ты обрекла себя на это! Неразумная Д.! Ты смотришь на мелочные вещи, а великих не смотришь. Ты в безумии завидуешь деревенским бабам, которые наслаждаются деревенскими благами: мужьями, песнями, плясками и проч.; а того и в разум не возьмешь, что ты идешь по тому пути, которому завидовали и которого искали богачки, знатные, княжны и царицы. Вспомни великомученицу Варвару! Вспомни св. Евфросинью. Вспомни даже тех, кои насладились и пресытились мирскими наслаждениями, величайших красавиц и богатейших – Пелагию и Евдокию. Чего у них не было? Сундуки золота и жемчуга! Князья за ними ухаживали! Но, как мудрые, они все побросали и пошли на посты и злострадания в монастырь. Терпи и ты, и веруй – наследишь с ними вечное Царство со Христом и всеми святыми!

50. Живи по-Божьему и спасешься

15 сентября 1879 г.

Мир тебе, Д.! Получил письмо твое, посланное около двух месяцев ко мне.

Ты все ропщешь, что забыл тебя. А я всегда тебя помню и молюсь за тебя. Вот ты какая бестолковая! Живи по-Божьему, будь кротка и милостива к сестрам, памятуй Бога по силе и спасешься. И я всегда буду духом с тобою. И теперь мысленно благословляю тебя.

Письма 51 - 100 →
Возврат к списку
Адрес:
249706, Калужская область, Козельский район,
п/о Каменка, Шамордино, монастырь
© 2009-2017 Официальный сайт Казанской Амвросиевской
ставропигиальной женской пустыни