О кризисе человека

   НАДЕЖДА НА БОГАТСТВО – ИЛЛЮЗИЯ СВОЕЙ СИЛЫ

   Из проповеди на Божественной литургии в Успенском соборе Свято-Троицкой Сергиевой Лавры 14 декабря 2008 г, в день памяти святого праведного Филарета Милостивого

   «У каждого есть свое представление о богатстве: одному нужны собственные самолеты и корабли, другому – богатый дом, третьему – непременно дорогая машина, а четвертому ни одного, ни другого, ни третьего не нужно, он считает, что если есть деньги в кармане, вот он и богат, – отметил митрополит Кирилл. – Господь предупреждает нас об опасности богатства, поскольку оно создает у человека иллюзию власти, свободы и возможностей. Когда есть деньги, кажется, что можно сделать все. И действительно, многое становится доступно: можно красиво жить, много покупать, получать очень хорошее лечение, прекрасно отдыхать. За деньги можно покупать труд людей, и они будут вам служить в быту и других сферах. Богатство создает иллюзию могущества и свободы, и люди наслаждаются этим чувством, им кажется, что иметь деньги означает иметь все».
   Однако, напомнил архипастырь, всякая человеческая сила есть слабость, слабость пред Богом: «Даже самый что ни есть богатый человек может услышать от врача диагноз, от которого его не спасет никакое богатство. И ни один богатый человек не застрахован от несчастного случая, в результате которого может потерять зрение, руки, ноги, стать уязвимым и слабым. Да и каждый по своему опыту знает: стоит заболеть зубу, стоит человеку почувствовать себя без сил, и приходит понимание, что он не может мыслить, трудиться, жить, как жил еще вчера. Человек – существо очень хрупкое и уязвимое. И потому, когда люди возлагают надежду на богатство, они создают лишь иллюзию своей силы».
   Каким же должно быть отношение к богатству, обладающему столь невероятно сильным притяжением, особенно в наше время, когда у людей появляются возможности зарабатывать много денег? И среди верующих людей есть богатые люди, что же, они все непременно погибнут? «Богатых людей Бог особо испытывает, и не каждый способен пройти это испытание. Всякий, кто имеет власть и деньги, должен помнить, что он находится в духовно уязвимом положении, что ему нужно проявлять особую духовную бдительность, никогда не порабощать свою душу земным ценностям, но расчищать в сердце место для Бога добрыми делами, молитвой и покаянием, реальной религиозной жизнью».
   При этом архипастырь напомнил, что все сказанное имеет отношение и к людям не очень богатым или вовсе не обладающим достатком. «Мы должны помнить, что пространство души нужно очищать. Невозможное для человека возможно для Бога (см: Лк. 18, 27) и в нашем случае. С упованием на помощь Божию, через молитву и покаяние, через общение в Таинствах открывается нам великая спасающая сила Господа, которая действительно способна «из камней сих воздвигнуть детей Аврааму» (Мф. 3, 9), и богатого привести к спасению, и бедного поддержать, и жизнь нашу наполнить смыслом, светом и истиною, даруя и открывая нам врата вечности».
   Служба коммуникации ОВЦС

    «САМАЯ БОЛЬШАЯ ПРОБЛЕМА СЕЙЧАС – ЭТО КРИЗИС ЧЕЛОВЕЧЕСКОЙ ЛИЧНОСТИ»

   Из интервью «Комсомольской правде»

   Греческое слово «кризис» на русский язык переводится как «суд». Всякий кризис в жизни есть Суд Божий, а Суд Божий отделяет правду ото лжи, обнажает неправду. И если сегодня мир переживает экономический кризис, значит, этот суд обнаруживает некую глобальную человеческую неправду. Кризис начался не в нашей стране, и сейчас мы чувствуем его холодное прикосновение, но, тем не менее, должны знать, что это Суд Божий над человеческой неправдой, над алчностью, непомерным желанием иметь как можно больше, потерей контроля над своим потреблением, суд над стремлением богатеть любыми средствами, забывая подлинные ценности и идеи.

   О кризисе человека
   – Владыко, какова, на ваш взгляд, особенность эпохи, в которой мы живем, каковы главные проблемы человека сегодня?
   – На мой взгляд, самая большая проблема сейчас – это кризис человеческой личности, а совсем не вопросы экономики. Даже в 90-х, когда было совсем плохо, нечего было есть и не платили зарплаты, я настаивал, что экономические проблемы при всей их остроте не являются для нас по-настоящему опасными, стратегически опасными. Потому что такая страна, как Россия, не может быть бедной. И человеческий, и интеллектуальный потенциал, и ресурсы, которые нам Бог дал, при правильном сочетании одного с другим, несомненно, будут давать результат. И сейчас мы видим, что потихоньку страна выходит из экономических трудностей. А вот то, что действительно имеет отношение к стратегии человеческой жизни, и не только в России, а во всем мире, – это кризис личности.

   – В чем проявляется этот кризис?
   – Главное отличие человека от других существ – это даже не интеллект, потому что и в животном мире есть впечатляющие проявления интеллекта. Я не перестаю удивляться тому, как мои собаки строят друг с другом отношения. Думаю, какая же у них дипломатия, просто человеку поучиться можно!
   Люди не имеют оснований гордо заявлять, что они единственные, кто способен осмыслять реальность. А вот чего нет в животном мире – так это нравственного начала. Поведение животных подвластно инстинкту. У человека не так. Когда люди жертвуют своей жизнью ради других, они руководствуются нравственным чувством. Если оно разрушается, то есть человек не может отличать добро от зла, он перестает быть человеком. Тогда он – лишь носитель интеллекта. Этот интеллект может совершенствоваться, равно как человек может наращивать свои мышцы. Но если при этом разрушается его нравственное начало, сила человека становится смертельно опасной для него и окружающих. Мы сейчас видим знаки этой катастрофы – жестокость, криминал, коррупция...
   Екатерина Рожаева KP.RU – 27.01.2009

    «КРИЗИС – ЭТО НЕ ТОЛЬКО ПРОКЛЯТИЕ, НО И БЛАГОСЛОВЕНИЕ...»

   Из ответов на пресс-конференции Святейшего Патриарха Кирилла и губернатора Калининградской области Георгия Бооса 22 марта 2009 г.

   Хорошо научиться работать
   Что касается кризиса, то на Церкви он отражается, и примерно в тех же пропорциях, что и на государстве. Как в государстве мы еще не чувствуем всей боли кризиса, так и Церковь пока всей его боли не ощущает. Мы просто прозреваем возможную перспективу, прогнозируем и считаем, что должны готовиться, конечно, к тому времени, когда, может быть, весьма существенно сократится финансирование церковных программ. Но Церкви не привыкать. То, что мы сегодня называем кризисом, ни в какое сравнение не идет с тем, что мы пережили в течение XX века. Мы привыкли к трудностям, во много крат превышающим те, с которыми сейчас сталкивается наше общество и в том числе Церковь.
   Что же касается каких-то выводов, которые, может быть, следует делать из кризиса, то я считаю, что кризис – это не только проклятие, но и благословение. Он дает возможность пересмотреть ценности, он заставляет людей задуматься. Знаете, когда все хорошо, когда все идет по накатанному, то как-то и думать не о чем: привык ты к своему бутерброду с маслом, вот и кушаешь этот бутерброд. А когда у тебя этот бутерброд отнимают, это какой-то вызов, какой-то толчок, ты начинаешь о чем-то думать.
   Полагаю, что в каком-то смысле кризис может помочь нашим людям выработать правильное отношение к труду, ведь когда в 1990-х годах мы говорили о безработице, речь шла о какой-то виртуальной безработице. Реальной безработицы у нас не было. Реальная безработица сразу отрезвляет, она заставляет людей мобилизоваться, собрать все свои силы, работать хорошо, опасаясь потерять работу. У нас не было этого никогда. Я сам часто выступал в качестве работодателя и удивлялся, как люди не дорожат своей работой, как могут по пустяку рассориться и уйти, как трудно было делать замечания, усиливать рабочую дисциплину. И хотя нам говорили, что мы живем в свободном рынке и у нас существует конкуренция, я не видел никакой особенной конкуренции на рынке труда. Поэтому думаю, что сейчас (это жесткие слова, но их нужно кому-то произносить, и Церковь имеет право это говорить, потому что это касается духовной жизни людей) мы должны хорошо научиться работать. И не только в том смысле, как говорят наши руководители, чтобы быть конкурентоспособными, – конечно, и для этого тоже, – но в первую очередь для того, чтобы строить свое собственное благополучие. Вот почему в кризисе есть положительные моменты.

    «Виртуальная экономика» лопнет
   Кризис, я надеюсь, проткнет наконец-то эту тонкую искусственную оболочку мыльного пузыря, в котором ничего нет, под названием «виртуальная экономика». Деньги – это всегда эквивалент затраченного труда – умственного, физического, духовного. Если деньги перестают быть эквивалентом затраченного труда и ценностей, то они перестают быть деньгами. Если деньги становятся эквивалентом финансовой интриги, спекулятивной схемы, то они перестают быть деньгами, они теряют свою ценность или исчезают, с чем мы сегодня и сталкиваемся. Поэтому из этого кризиса мы должны выйти не ослабленными, а сильными.
   Мы, конечно, должны перестраивать свою экономику, мы должны отказываться от этого виртуального измерения, на котором обогащались очень-очень многие в одночасье. Я имел однажды возможность быть в кругу богатых людей, которые хвалились тем, что за неделю, не прикладывая никаких усилий, заработали 20 миллионов долларов, играя на бирже. Но вот эти же 20 миллионов долларов кто-то должен обеспечить ценностями, а обеспечить невозможно. Поэтому, я думаю, должны быть какие-то поправки к нашему экономическому состоянию.
   Меня очень радуют высказывания высших руководителей нашего государства и зарубежных государств. Я хотел бы особенно отметить очень мудрое выступление премьер-министра Великобритании, который вдруг заговорил тем голосом, которым сегодня говорит Русская Православная Церковь. Если мы все сегодня будем говорить одним голосом, оценивая то, что происходит сегодня в сфере экономики, то есть надежда, что мы действительно справимся с этими экономическими проблемами.
   Очень важно, чтобы мы вышли из кризиса умудренными и с пониманием своего собственного личного вклада в созидание нашего Отечества. Каждый должен себя спросить, отвечает ли его собственная зарплата его реальному вкладу. Иногда этот вклад больше, чем зарплата, и тогда мы говорим о необходимости повышать зарплату. Ну а если зарплата намного превышает реальный вклад? Если значительная часть вклада виртуальна, разве это не вклад в развитие кризисных отношений в экономике?

   Нам Бог дает сейчас шанс
   Нам Бог дает сейчас шанс. Мы терпеливые люди, мы намного терпеливее, чем многие другие. У нас есть способность преодолевать трудности, только самое главное – в истерику не впадать. Есть такое искушение – впасть в истерику и обязательно среди кого-то, в данном случае среди властей, искать виновных. Мы должны от этого себя сейчас оградить. Мы станем сильными, когда мы все сделаем правильные выводы из кризиса – и власть, и Церковь, и народ.
   Когда вы говорите о том, если я правильно понял вопрос, что может помочь сегодня людям возрастать в их религиозности, я думаю, это сама жизнь. То, о чем мы говорим, должно помогать делать не только экономические и политические, но нравственные, религиозные выводы. Испытания и даются нам для того, чтобы мы вышли из них очищенными, сильными.
   Возьмите, к примеру, все творчество Достоевского, сквозь которое проходит эта поразительная идея, что через трудности и даже через страдания, при их правильном прохождении – с верой, с надеждой на Бога, с готовностью полагать свои собственные силы, – человек выходит всегда победителем и всегда сильным.
   Мы живем в очень интересное время. Прошло это ожесточение 1990-х годов, когда вообще трудно было о чем-либо говорить и думать, когда была просто какая-то пещерная борьба за существование. Сегодня есть определенная респектабельность нашей жизни, есть запас прочности, в том числе и благодаря правильной экономической политике государства, и трудности, которые сегодня перед нами стоят и которые встречаются нам на пути, мы должны обратить на наше общее благо.

   ПРЕМЬЕР-МИНИСТРЫ ВДРУГ НАЧИНАЮТ ГОВОРИТЬ ТО, О ЧЕМ РУССКАЯ ЦЕРКОВЬ ГОВОРИЛА ДЕСЯТЬ ЛЕТ НАЗАД

   Из выступления на встрече с членами правительства Калининградской области, депутатами областной думы и общественностью региона 23 марта 2009 г.

   Когда нам говорят, что главное сейчас – преодолеть экономический кризис, нам говорят не всю правду. Конечно, экономический кризис – это очередной вызов для страны. Его нужно решать и преодолевать возникающие проблемы. Но за решением этих сиюминутных проблем и должна скрываться эта стратегическая перспектива. Я ее вижу как строительство очень сильного, свободного государства. Духовно сильного государства, культурно сильного. Каждый человек должен обладать своим ярко выраженным национальным самосознанием. Мы должны вместе отстаивать базисные ценности и использовать их как систему координат для общего развития страны.
   Если перевести это все на более понятный язык, то речь идет не об идеологии, потому что идеология – это скоропроходящее явление. Не существовало практически ни одной идеологии, которая распространяла бы свое влияние, даже опираясь на мощный государственный аппарат, больше, чем на три-четыре поколения людей. Идеология сама себя изживает. Поэтому речь идет не об идеологии, а именно о системе ценностей, в рамках которых происходит общественное развитие.
   Здесь, на нашем западном порубежье, в российском эксклаве, эта тема особенно важна, не только для молодежи, но и для всех нас, и в том числе для тех, кто несет высокую ответственность за развитие региона. Здесь мы живем на стыке разных культур, являясь российским эксклавом, являясь органической частью России. Мы находимся в инокультурном, иноцивилизационном окружении, и для того, чтобы в рамках свободного и открытого общества наш диалог с соседями и с миром был не обречен на поражение в результате во многом оскорбительных заимствований ценностей, что сейчас, к сожалению, происходит; для того, чтобы мы остались самими собой в условиях этого открытого общества и диалога с другими, мы должны быть очень сильными. И эта сила, в первую очередь, – сила нашего духа, нашей веры, наших нравственных убеждений, на которых и должны выстраиваться некая общая психология и стереотипы поведения.
   Без системы ценностей мы не выстроим систему координат. А без системы координат не может быть стратегического развития страны. Мы должны знать, что мы защищаем, что поддерживаем, что не должно ни при каких условиях исчезать из нашей жизни. Ориентация на решение экономических проблем необходима, потому что от экономики зависит очень многое. Но эта ориентация на решение сиюминутных проблем не должна застилать наше стратегическое зрение.
   Думаю, что усилия, которые предпринимала в том числе и Русская Православная Церковь на международной арене в последние 10 лет, были усилиями, в первую очередь направленными на то, чтобы показать, что у нас в России наш исторический опыт (а он совершенно уникальный: то, через что мы прошли, включая наши страдания, не прошла ни одна европейская держава) не прошел для нас даром. Я думаю, что сигналы, которые шли из России и которые были направлены на то, чтобы помочь людям понять ошибочные пути развития современной цивилизации, сегодня эти сигналы многими услышаны. Я не буду называть имена западных политических деятелей, но я слышал, как президенты, премьер-министры вдруг начинают говорить то, о чем Русская Церковь говорила десять лет назад. Причем тогда наше свидетельство сопровождалось снисходительными улыбками в лучшем случае, а чаще всего просто игнорировалось. Сегодня именно экономический кризис помогает людям понять правоту нашего свидетельства. Но если это свидетельство будет подкреплено реальной жизнью, успехами России в области экономики, социальной жизни, культуры, образования, науки, если все это мы будем развивать на основе того духовного, нравственного и культурного фундамента, который и называется базисными ценностями народа, тогда действительно наш пример может стать очень и очень важным для других.
   Нам ни в коем случае нельзя поддаваться на соблазны видеть главной своей целью рост материального благополучия и рост потребления. Именно эта задача была поставлена на Западе – материальное благополучие и потребление. Планка потребления поднялась так высоко, что в беседе с руководителем одного мощного западноевропейского государства я вдруг услышал удивительные слова. Мне было сказано: «Мы не знаем, с чем нам теперь выходить к нашим избирателям. Жить лучше, чем мы сейчас живем, невозможно, потому что тогда не хватит ресурсов. Мы достигли такого материального уровня, когда существует полное благополучие. Но ведь партия, призывающая людей на выборы, не может стоять на месте, она же должна обращать к людям новые лозунги, новые призывы».
   Мы должны помнить, что человеческое благополучие, мироощущение человека определяется не только количеством денег в кармане или на банковском счете. А вот построение гармонической личности и гармонических отношений обязательно предполагает вместе с экономическим развитием также и развитие духовное.
   Вне зависимости от отношения людей к вере – есть люди верующие, есть люди неверующие – мы должны признавать огромное значение Церкви как хранительницы базисных ценностей своего народа. И, может быть, тот факт, что в лихие девяностые годы не разлетелось все так, как могло разлететься, во многом был обеспечен тем генетическим кодом, который когда-то был заложен, в первую очередь – Церковью, в сознание нашего народа. Этот генетический код сработал, он обеспечил наше самосохранение. Поэтому мы должны бережно все это воспитывать, сохранять, развивать, и тогда Господь приклонит к нам милость – экономически тоже будем жить не хуже, чем наши соседи, а может быть, даже и лучше.

   «Я ВЕРЮ В ДУХОВНУЮ СИЛУ НАРОДА...»

   Из ответов на вопросы корреспондента РТР Евгения Ревенко. Интервью вышло в эфир в программе «Вести недели» 8 февраля 2009 г.

   – Ваше Святейшество, тяжелая тема – тема кризиса. Он как-то затронул людей? Что говорят те, с кем Вам по долгу службы приходится общаться и в Смоленске, и в столице?
   – Одна из истин, которую я почерпнул, в том числе из опыта общения с простыми людьми на Смоленщине, заключается в том, что народ наш очень терпеливый. К сожалению, в истории это наше национальное качество очень недобросовестно эксплуатировалось. И казалось бы, что после всех неудачных исторических экспериментов, которые осуществлялись на народном энтузиазме и с опорой на народное терпение, этому терпению должен был прийти конец. А он не приходит. Я во многом это объясняю сильным внутренним стержнем, способностью сопротивляться внешним неблагоприятным обстоятельствам. Правда, есть и опасные последствия такого постоянного сопротивления. Например, проблема алкоголизма, которую многие психологи называют «взрывчатой релаксацией», когда человеку нужно разрядиться. Иногда эта «разрядка» происходит каким-то экстремальным образом. Все это, конечно, ответ на непростые условия жизни. Тем не менее заложенная, в том числе и в Православие, на протяжении веков в душу нашего человека способность сопротивляться внешним неблагоприятным обстоятельствам является очень важной. Наш народ не потерял эту внутреннюю силу, эту пассионарность. И я верю, что мы справимся с кризисом. Для нас отключение водопровода, особенно в глубинке, не потрясет основ национальной жизни. Перебои с электричеством преодолеем. Даже проблемы с регулярной выплатой зарплаты. Потому что умеем терпеть. Но очень важно, чтобы это замечательное качество нашего народа никого не соблазняло на такие поступки, которые бы чрезмерно его эксплуатировали. Я верю в духовную силу нашего народа, в его терпение, в его способность преодолевать трудности. И здесь, в провинции, я это вижу очевидным образом. Люди знают, что есть кризис. И, конечно, есть определенные проблемы, которых не было еще вчера. Но общее самочувствие людей радикально в худшую сторону не меняется. Дай Бог, чтобы мы с этим самочувствием нашего народа и преодолели новые испытания, которые, к сожалению, выпадают на нашу долю.

←  Молодежь в Церкви О духовной жизни →
Возврат к списку
Адрес:
249706, Калужская область, Козельский район,
п/о Каменка, Шамордино, монастырь
© 2009-2017 Официальный сайт Казанской Амвросиевской
ставропигиальной женской пустыни