Глава 11

   В июле 1899 г. посетил общину преосвященный Макарий, бывший в то время епископом Калужским. Он глубоко чтил память Старца, и сам рассказывал, как будучи еще молодым священником, он был у Старца в Оптиной Пустыни, и тот дал ему на благословение книгу о монашестве. Посетитель счел это за ошибку, но впоследствии уразумел в этом прозорливость Старца.
    Пробыв в обители два дня, Владыка отбыл в соседнее село – Курыничи. Дорога лежала мимо Рудновского хутора и Матушка, думая не заехал бы он туда, решила следовать в экипаже за Владыкой. И на самом деле, увидя постройки и монахинь, приветствующих его у ворот, Владыка пожелал выйти из кареты, и тут, узнав, что на этой даче нередко бывал Старец, пошел прямо в его хибарку. Сестры не ожидавшие такого оборота, робко запели Достойно. Войдя в хибарку, Владыка помолился и сел на батюшкину кровать и помолчав немного произнес: «какое здесь необыкновенное, благодатное место; благодарю Господа, что Он сподобил меня грешного здесь побывать».
    Побывал также на св. колодце, умылся, выпил воды и возвращаясь, чтобы садиться в карету, обратился к Матушке и серьезно сказал: «Бог благословит вам, Матушка, строить здесь храм». Пораженная этими словами, Матушка ответила, что об этом не может быть и речи, так как и в монастыре-то храм еще не окончен, но Преосвященный как бы не слушая ее, продолжал: «Начинайте, Матушка, я сам приеду освящать его».
    Итак предсказание Батюшки, что рудновским сестрам придется петь для архиерея, сбылось в точности, – и Богу угодно было исполнить так скоро и неожиданно и другие его слова, что в Руднове будет своя церковь. Никто не думал о церкви в Руднове, но через два года она была уже готова, конечно при содействии тех же благотворителей.
    В 1901 г. 8 июля, в день храмового праздника, Казанская женская община была возведена на степень общежительного монастыря и переименована в Казанскую Амвросиевскую пустынь. Торжество это совершал тот же Преосвященный Калужский Макарий, приехавший в обитель накануне.
    С утра везде царило оживление. Солнышко весело глядело с высоты; всюду было празднично. Народ прибывал со всех сторон. В 9-м часу, из Калуги приехал вице-губернатор Д. Б. Нейдгарт. Наконец ударили к обедни, и вскоре из дома, где обыкновенно имеют пребывание архиереи, показалось шествие: впереди шли певчие, затем духовенство и после всех Владыка в мантии и с посохом, Молитвенно-серьезен был вид Владыки, шедшего совершать бескровную жертву... По прочтении обычных входных молитв, Владыка облачился и началась божественная литургия. Запели «Во царствии Твоем...», настала торжественная минута. Протодьякон подошел к Матушке Настоятельнице и, взяв ее под руку, повел пред царские двери. Сделав обычные поклоны престолу и Владыке, Матушка поднялась на ступень кафедры; с неё сняли камилавку, и Владыка, возложив на голову руки, прочел молитву, призывая божественную благодать, поставляющую ее «во игумению обители Пресвятые Владычицы Богородицы»... и затем произнес: «Аксиа», что было повторено служащими, и Матушка игуменья возвратилась на свое место. Кто мог ожидать этого? Сколько раз архиереи находили неудобным правление начальницы без зрения, – но воле Божией никто не решился воспротивиться. Никакая ложь и клевета не смогли сдвинуть ту, которую поставил угодный Богу старец, – архиереи менялись, а слепая настоятельница все управляла, – и наконец торжественно была признана «Аксиа» сана игуменского.
    По окончании литургии, Владыка произнес слово, дышавшее силой веры, и согретое искренней любовью. Затем из храма отправился крестный ход на середину монастыря; на площади был устроен шатер, красиво убранный зеленью, и в нем было совершено благодарственное молебствие с многолетием. По возвращении в церковь, Владыка разоблачился и, выйдя на амвон, вручил Матушке игуменский посох. В это же время возложен был и золотой наперсный крест, поднесенный ей любящими сестрами. Торжественный колокольный звон завершил духовное празднество. Затем была трапеза.
    На следующий день совершилось другое торжество – освящение храма в Руднове. С 4 часов утра стали отправляться туда сестры, певчие, гости и отвозились необходимые вещи; делались последние приготовления. Непременно оказывалось, что что-нибудь забыли, чего-нибудь недостает, – записки летели то и дело в Шамордино, с возвращающимися экипажами, которые, привезя в Рудново одну партию, возвращались за другой. Всюду суетились, хлопотали; по всему саду пестрели нарядные толпы, блестели кресты игуменов, протоиереев. Вновь приезжавшие шли осматривать храм, чем под час не мало докучали сестрам: то пройдут по архиерейскому ковру и натаскают на него песок, то загородят проход, когда нужно что-нибудь пронести, то пристанут с каким-нибудь вопросом в ту минуту, когда оказалось еще какое-нибудь упущение. Но сестры благодушно относятся ко всему, они так полны своей радостью, что им хочется, чтобы и всем было хорошо и весело.
    Наконец дали знать, что Преосвященный уже выехал из Шамордина, и в Руднове начался звон. Мигом улеглась вся суета, все чинно установились, ожидая архипастыря. Вскоре коляска подкатила к крыльцу и Владыка, по встрече, облачившись, начал чин освящения храма. Когда св. престол был облачен, Владыка, приняв дискос с св. антиминсом на главу, пошел крестным ходом вокруг храма. Картина была чудная; в воздухе стояла тишина, мягкие, гармонические звуки колокольного звона лились из чащи сада, солнце ярко блестело, играя на облачениях, крестах и хоругвях. Шествие двигалось медленно и плавно в торжественном молчании, точно уступая другому незримому хору, окружавшему несомую святыню. Вернувшись через западные двери, и остановившись перед завесой, отделявшей храм Владыка трижды произнес: возмитеся врата князи ваша, возмитеся врата вечная и внидет Царь Славы. Каждый раз хор, находившийся внутри, как бы недоумевая, вопрошал: Кто есть Сей Царь Славы? Ответом были торжественные слова: Господь Сил, – Той есть Царь Славы! Завеса, при этом восклицании, открылась и все вошли в новый храм – селение славы Божией. Началась обедня, – первая обедня в Рудновском храме, совершаемая святителем, – что могло быть радостнее этих минут! Стройные звуки хора неслись с высоты, и мысль уносилась далеко; – невольно вставал в памяти образ Старца, так любившего этот укромный уголок. Так недавно он здесь ходил, жил и был, казалось, обыкновенным человеком, – а в эти священные минуты он уже взирал с высоты небесной на дело рук своих, на чад своих... И все, решительно все, что совершилось и совершается в его обители после его блаженной кончины, есть неопровержимое доказательство его дерзновенного ходатайства у Престола Божия. 


←  Глава 10 Глава 12 →
Возврат к списку
Адрес:
249706, Калужская область, Козельский район,
п/о Каменка, Шамордино, монастырь
© 2009-2017 Официальный сайт Казанской Амвросиевской
ставропигиальной женской пустыни