Крылья молитвы

Духовные чувства, потребные при шествии к небесному отечеству. Молитвенный крест. Без молитвы нет жизни и восхода в Царство Небесное.

     Всемилостивый Господь особенным образом благоволит присутствовать в храмах, освященных молитвенным призыванием благодати Его. Потому таковые храмы справедливо именуются скиниею Божиею с человеки — местом особенного вселения между людьми Бога, как Сам Он удостоверяет: вселюся в них и похожду, и буду им в Бога, и тии будут Мне в людие (2 Кор. 6,16). У древнего Израиля это свидетельствовалось видимым для всех образом. Облак осенял скинию и слово было из облака. Потом во все время странствования в пустыне столп облачный, над скиниею воздвигаясь и останавливаясь, был руководителем израильтян в их шествии к Ханаану обетованному. Над храмом христианским мы не видим чувственного облака, но, тем не менее, уверены в действительности благодатного присущего здесь осенения Божия. Храм сей не будет воздвизаться и двигаться подобно скинии — походному храму израильтян,— но, тем не менее, он есть верный указатель пути для шествующих в Ханаан небесный.
     Это последнее его свойство дает мне повод указать вам устройство путного шествия[1] израильтян окрест скинии, чтобы вывесть оттуда, какими добрыми расположениями должны мы окружить храм сей, чтобы он был для вас руководителем на пути в небесный Ханаан.
     Когда освящена была и устроена скиния, то Бог повелел Моисею с того времени так располагать шествие, чтоб три колена шли впереди, три позади, три по правую и три по левую сторону, а в средине двигалась скиния, несомая коленом Левииным. Это образ того, что и в нашем шествии к небесному отечеству, под руководством Церкви, три чувства и расположения должны быть впереди, три позади, по три по правую и левую сторону, и еще одно, сердцевинное, соответствующее самой скинии. Укажу вам коротко, какие это, не толкуя иносказательно имен сынов Израиля, а располагая чувства по их внутреннему значению.
     Три передние суть высшие духовные чувства. Это — вера, что Господь воистину есть здесь отныне благодатным Своим присутствием, что храм сей стал домом Его, куда выну обращено око Его и где выну пребывает сердце Его; упование, что Господь, пребывающий здесь, внятно внимает, как отец чадолюбивый, всем воссылаемым к Нему прошениям и готов удовлетворить им; любовь к храму, по коей сладостно пребывать в нем, как в доме родного отца, по коей мирно упокоевается в нем дух, как покойно дитяти на лоне матери. Это - главные, источные, сокровенные расположения, служащие возбудителями и водителями других. Они созревают в духе и обращены, можно сказать, лицом к лицу к Самому Богу - сему умному востоку.
На соответственной им задней стороне должны стоять телесные делания относительно дома Божия, яко дома молитвы,— молитвенные, телом подъемлемые труды. И их тоже три: труд неленостного хождения в храм — на все службы по первому зову, без оговорок и без саможаления или возграждения воображаемых препятствий, по следующему закону: как только услышишь зов, брось все и спеши в храм; труд терпеливого пребывания в храме от начала службы до конца — без передвижений, на своем всегда одном месте, без распущения членов, с некоторым их напряжением, придающим бодренность; труд благоговейного стояния — тихого, с поклонами,— с очами, обращенными долу или горé, на иконы или священнодействия; с ушами, устремленными на поемое и читаемое; с молчаливым языком, без озираний, блужданий очами и без разговоров. Все такие расположения выражают телесный труд в молитве, поддерживаемый внутренним молитвенным духом и его, обратно, поддерживающий.
После сих расположений высших и низших, передних и задних, перекрестную линию составляют душевные молитвенные труды, или занятия, именно: по правую сторону станут три положительных дела. Это стояние умом в сердце в присутствии Божием, сопровождаемое страхом отрезвляющим, сообщающим бодренность и освежающим внутреннюю храмину нашу, подобно свежему воздуху утреннему; углубленное вникание в силу и значение всего поемого, читаемого и действуемого, с сердцем, отверстым на принятие имеющих родиться в нем возможных при сем чувств и расположений, - с готовностию приводить их в исполнение как внушения Божии; мирное расположение доброжелательного духа ко всем людям, не исключая самых врагов, по заповеди Господа: аще помянеши, яко брат твой имать нечто на тя, остави дар пред алтарем (Мф. 5, 23-24) и поди помирись.
     По левую сторону станут три отрицательных дела, именно: нерасхищение мыслей, или непозволение уму блуждать по разным местам и предметам, когда стоим в храме, и возвращение его вспять всякий раз, как он самовольно предается мечтам; необременение сердца заботами житейскими, нещадно гонящими преданного им все далее и далее и не оставляющими ему свободного времени для занятия небом; непривязанность ни к чему земному, или свобода от всех пристрастий, влекущих долу и не дающих восклониться горé.
     Вот молитвенный крест, духовно совершаемый в естестве нашем, под осенением которого в средине действуется самая молитва — и как молитвословие с поклонами, и как мирное устремление чувств к Богу, и как сокровенное к Богу предстояние духом.
Кто настроит себя так в отношении к храму, тот в самом сем настроении найдет верное руководство и способ к достижению небесного отечества. Таковой, можно сказать, уже парит к нему. Ибо замечаете ли, как все сии чувства и дела, будучи расположены в соответственном порядке, представляют собою парящую птицу. Главу ее составляют вера, упование и любовь; правое крыло — стояние в присутствии Божием, сердце, отверстое для принятия внушений Божиих, и мир со всеми; левое крыло — нерассеянный ум, свобода от заботливости и пристрастий; заднюю часть — труд хождения в храм, стояния в нем и делания молитвы, тело же ее — это самая молитва. Птица, вдыхая и выдыхая воздух, приводя в движение крылья, действуя головою и другими членами, успешно летит, и даже не иначе летит, как так. Так и молитвенное к Богу восхождение в храмах не иначе возможно, как когда есть в нас все помянутые расположения. Не будь одного какого, дело молитвы покривится или прекратится, как прекращается летание птицы при недостатке, например, крыла или других частей. Это всякий испытывает, и испытает над собою, если захочет испытать. Всякий желающий молиться непременно встречается со всеми сими расположениями, и всякий молящийся имеет уже все их. Наоборот, у кого нет их, тот не начинал еще молиться, как должно. А без молитвы нет жизни, нет восхода в Царствие; человек долу преклонен и гибнет. Восклонитесь убо и почтите домы Божии, повсюду рассеянные, чтоб воскрилять[2] в нас дух молитвенный и, от земли вознося на небо, на земле еще даровать нам предвкушение благ вечных. Враг себе, кто чуждается храмов; но и тот не большой доброжелатель, кто ходит в них не как должно, а кое-как. Отчего это иной десятки лет ходит в храм и все не умеет молиться, даже не понимает, что такое молитва? — Оттого, что не выполняет всего внутреннего строения, необходимого для молитвенного в храме пребывания. Пощадите же себя: вам, сестры, не ново все, что я говорил. Непрестанно почти пребывая в храме, вы, конечно, парите к небу, как птицы, — легкими, полными полетами... Однако ж потрудитесь проверить по предложенному образцу и свое молитвенное настроение и, если заметите, что недостает какого пера в крылах молитвенных, позаботьтесь стяжать его, ибо нашей молитвенной птицы то преимущество, что можно во всякое время снова рождать ее и воспроизводить все, чего иногда недостает в частях устроения ее. Аминь.

[1] Странствования, путешествия

[2] Окрылять

 3 июня 1860 г.

 В Сезеновской женской обители Тамбовской губернии

←  Устроение внутреннего Богу храма Вышних искание – первое дело иночества →
Возврат к списку
Адрес:
249706, Калужская область, Козельский район,
п/о Каменка, Шамордино, монастырь
© 2009-2017 Официальный сайт Казанской Амвросиевской
ставропигиальной женской пустыни