Великий крест Патриарха

   НЕ ЧЕЛОВЕЧЕСКИМ РАЗУМЕНИЕМ, НО ВОЛЕЙ БОЖИЕЙ

   Поместный Собор Русской Православной Церкви, избравший ее Предстоятеля, явил всему миру пример единения в истинной Православной вере. Об этом говорили многие его участники, а также те, кто наблюдал это историческое событие на экранах телевизоров.
   Заведующий Миссионерским отделом Иркутской Епархии протоиерей Вячеслав Пушкарев: «Для нас несомненно то, что Дух Святой почил на участниках Собора и, конечно же, на самом народном избраннике, митрополите Кирилле. Особым доказательством тому является то наполненное слезами состояние, которое испытали на себе все люди, смотревшие трансляцию по телевидению в момент провозглашения согласия на Патриаршество. Раньше простой православный народ не мог почувствовать истинное величие этого момента, но теперь, благодаря нашим добрым друзьям, работающим на российских телевизионных каналах, это стало отчасти возможно. Хочется поблагодарить их и поклониться им за эту доставленную нам неземную радость лицезреть собор и соучаствовать ему сердцем и проистекающей из него молитвой».
   Андрей Сахаров, директор Института российской истории РАН: «Избрание нового Патриарха Московского и всея Руси – важнейшее событие не только для Православной Церкви и верующих людей, оно имеет огромное общероссийское и международное значение.
   Широко известно, например, что Владыка Кирилл недавно участвовал в проекте «Имя Россия», он представлял кандидатуру святого Александра Невского, который в итоге набрал больше всего голосов и стал победителем.
   Но наш новый Патриарх не только знает и любит историю, он любит Россию, русский народ. Это человек огромного патриотического звучания, что очень важно для нашей страны сегодня». 
   Алексей Варламов, писатель: «За избранием Патриарха я наблюдал по каналу «Вести 24» в прямом эфире, и было очень хорошо заметно, как изменилось лицо митрополита Кирилла при оглашении результатов голосования. Он как будто мгновенно преобразился, и что-то очень неподдельное, что невозможно сымитировать, произошло с Владыкой. Это было не обычное человеческое торжество, не радость победителя, а глубокое внутреннее потрясение». 
   Николай Державин, сотрудник Московской Патриархии: «Я видел Владыку Кирилла со слезами на глазах! Потому что это потрясало его душу. И все эти переживания, это глубокое религиозное чувство. Он впитал эту церковность с детства, что называется – с молоком матери. И для него это всё органично».

   МИРОТОЧЕНИЕ НА СОБОРЕ

   «Икона Божией Матери, именуемая «Семистрельная», или «Умягчение злых сердец», находящаяся на аналое в Храме Христа Спасителя, обильно замироточила после избрания 16-го Патриарха Московского и всея Руси», – сказал в интервью РИА «Новости» руководитель пресс-службы Московской Патриархии священник Владимир Вигилянский. Он процитировал слова митрополита Кирилла, избранного и нареченного Патриархом Московским и всея Руси, сказавшего, что «это является благоволением Божием к тому, что происходит на Соборе».
   http://www.pravmir.ru/printer_3738.html

   «БУДЕТ НЕ ТАК, КАК ТЫ ХОЧЕШЬ, А КАК ХОЧЕТ БОГ».

   Когда бушевали человеческие стихии
   Из слова Патриарха Московского и всея Руси Кирилла в день 60-летия преставления преподобного Серафима Вырицкого в Казанском храме поселка Вырица Ленинградской области
   Именно по благословению отца Серафима в жизни нашей семьи происходили очень важные, судьбоносные события, когда он благословлял поступать, казалось бы, вопреки логике жизни, требованиям окружающего мира. Продиктованные верой и почитанием преподобного Серафима поступки моих родителей, казавшиеся тогда странными для окружающих людей, на самом деле имели важные и благие последствия. Поэтому память о преподобном Серафиме Вырицком всегда бережно хранилась в нашей семье; я очень радовался, когда он был причислен к лику святых, и молился ему в особенно трудные моменты своей жизни...
   После избрания меня Местоблюстителем Патриаршего престола, в преддверии Поместного Собора, когда требовались особые силы для исполнения столь ответственного послушания, я постоянно молился преподобному Серафиму и знаю, что он слышал эту молитву и поддерживал меня в эти трудные минуты. Естественно, что избрание Патриарха сопровождалось определенным столкновением мнений, большой дискуссией, в которую привносились и человеческие стихии. Это понятно, потому что человек привносит даже в самое важное и святое дело самого себя – свои положительные и отрицательные качества. Потому и избрание Патриарха сопровождается не только молитвой, но и проявлением человеческих слабостей и душевных недугов.
   И вот в тот момент, когда эти проявления были особенно сильными, одной благочестивой женщине был сон, в котором она увидела преподобного Серафима. Святой наказал этой женщине сказать мне, тогда Местоблюстителю, очень важные слова: «Передай Кириллу, чтобы всем, кто особенно волнуется об избрании Патриарха и привносит в это свою собственную человеческую страсть, он отвечал: будет не так, как ты хочешь, а как хочет Бог». Ограждаясь этими словами преподобного Серафима, я подготавливал Поместный Собор в полной уверенности, что в мире и единомыслии он изберет из иерархов того, кому будут вручены высшая забота и особо важное попечение о нашей Русской Православной Церкви. И потому, конечно, после избрания первым моим сердечным движением было стремление прибыть сюда, к могиле святого преподобного Серафима, чтобы помолиться и поблагодарить его за духовную поддержку, которую он оказывал моей семье, благочестивым родителям и мне в самый ответственный момент моей жизни.
   http://mospat.ru/index.php?page=44639

   «ЦЕРКОВЬ – ДУША И СОВЕСТЬ НАРОДА...»

   Отвечая на вопрос журналистов о целях и задачах, которые стоят в нынешних условиях перед Церковью, Святейший Патриарх подчеркнул, что в этом нет ничего революционно нового: «В своем слове после возведения меня на Патриарший престол я обозначил основные приоритеты. Конечно, это только общие контуры и некие акценты. Требуется, может быть, четкая прорисовка всех деталей, связанных с дальнейшим церковным развитием. Самое главное – Церковь, которая является душой и совестью своего народа, должна всегда такой оставаться, должна иметь реальный духовный авторитет, быть опорой своего народа и в радостях, и в скорбях. А для этого нужно, чтобы слово Церкви отзывалось в сердцах. Если слово ее будет отзываться в сердцах все большего числа людей, то совсем другой станет наша жизнь. Вот это и есть главная, стратегическая цель. Все остальное – некие механизмы и способы достижения этой цели».
   Смоленск. 07.02.2009 http://www.mospat.ru/index.php?page=44099

   БОЛЬШИНСТВО «ПРОБЛЕМ ЦЕРКВИ» СОЗДАЮТ СМИ

   Из проповедей настоятеля Московского подворья Свято-Введенского монастыря Оптиной пустыни игумена Мелхиседека (Артюхина)

   25 января 2009 г.
   Воля Божья и жизнь человеческая
   В период Архиерейского и последующего за ним Поместного Соборов хотелось бы, чтобы мы сугубо молились – в эти, судьбоносные для Церкви и нас, дни.
   Мы – простые люди и можем сказать, что от нас ничего не зависит, но от нас зависит – молиться утром и вечером: «Отче наш, Иже еси на небесех...» и при этом положить три земных поклона. Это не значит, что мы таким образом можем повлиять на волю Божью, но мы, таким образом, молимся, чтобы воля Божья совершилась в наших сердцах, чтобы решение Собора признать как волю Божью.
   Сейчас в СМИ, в интернете, бурно идет какая-то полемика, обсуждение кандидатов: «А этот молодой, а этот старый. А хорошо бы того, а хорошо бы этого». СМИ хотят создать атмосферу «предвыборной гонки», атмосферу переживаний за ту или иную мнимую партию, будто мы болеем за ту или иную команду в фигурном катании или биатлоне. Это все не по духу нашей Церкви. Кто выберет? Бог!
   В выборе Патриарха должна исполниться воля Божья. Кого пошлет Бог, это и будет тот Патриарх, которого будем любить, как прежнего, и чтить, и молиться, и исполнять Божью волю, открывающуюся через Патриарха и священноначалие.
   
   31 января 2009 г.
   Кто боится сильной Церкви
   Деяния Поместного Собора Русской Православной Церкви гласят: «Изволися Духу Святому и нам». И поэтому мы с верой и любовью принимаем всё то, что решил православный Поместный Собор, согласуемся с голосом Церкви, тех людей, которым мы доверили избрание Святейшего Патриарха Московского и всея Руси.
   Но мы должны понимать, что твердая и крепкая Церковь нужна далеко не всем. И после избрания Патриарха найдутся силы, которые будут раскручивать ситуацию, искать изъяны, организовывать оппозицию и прочее, и прочее. И всё это будут делать незаметно. Кто это будет делать? Средства массовой информации. Как большинство из них были настроены против Церкви, так и останутся. Хотел предостеречь всех вас от доверия им.

   В погоне за негативом
   Простой пример. Никому не известный, теперь уже бывший, Чукотский епископ Диомид, который «предал анафеме» покойного Патриарха Алексия, митрополита Минского и Белорусского Филарета, митрополита Смоленского и Калининградского Кирилла, несколько месяцев не сходил со страниц газет и сайтов интернета. И сколько же внимания было уделено этому раскольнику! И Первый канал, и НТВ – все слетали на Чукотку и снимали там. Как будто у нас в Церкви больше из епископов снимать было некого.
   Их не заинтересовал епископ Петропавловский и Камчатский Игнатий, который совершил трехмесячный переход на подводном крейсере «Георгий Победоносец» вместе с моряками, разделяя их нелегкую судьбу, проповедуя им слово Божие, крестя их на этом крейсере.
   Они не показали Владыку Владивостокского и Приморского Вениамина, который преподает во Владивостокском университете на теологическом факультете. Они не показали епископа Венского Илариона, который написал интересные книги по догматике и сочинил величественную симфонию «Страсти по Матфею», и ее признали явлением в нашей музыкальной жизни и культуре.
   Почему же? А потому, что СМИ не нужны такие примеры, а нужен один только негатив. И этим будут потихонечку пользоваться. По принципу «кто владеет информацией, тот и властвует». Создается виртуальная оппозиция, и потом потихоньку этим управляют.
   В теленовостях задают вопрос: «Интересно, а скоро ли у нас произойдет объединение с католиками в связи с избранием нового Патриарха?» А кого волнуют такие вздорные предположения, как объединение с католиками? Никого, кроме беспринципных работников СМИ, настроенных против Церкви. Почему они не задают такие вопросы: «В связи с избранием Патриарха когда, наконец, введут основы православной культуры в школах? Когда наконец-то у нас узаконят военное духовенство? Когда священников будут пускать не только в тюрьмы и в дома престарелых? А когда и в высшие учебные заведения наконец-то будет открыт доступ священникам?» Не задают таких вопросов. Почему? Потому что СМИ надо будоражить народ. Все, что несут СМИ, – это не голос Церкви, это не ее проблемы – это проблемы, которые создают средства массовой информации.
   Нам же не надо распускать уши, не надо смотреть и лезть туда, где ничего полезного не найдем. Приведу один исторический пример. К 1957 году советским государством совершенно неожиданно был издан четырехтомник проповедей митрополита Николая (Ярушевича), которого называли современным русским Златоустом. Первые три тома были посвящены церковной жизни, где были собраны его статьи, проповеди, а четвертый том – собрание его речей, которые он произносил в поддержку борьбы за мир во всем мире, против холодной войны, против гонки вооружений – на разных ассамблеях, конференциях и симпозиумах, посвященных борьбе за мир. И советское государство использовало эти выступления, чтобы показать: Церковь тоже борется за мир, она едина с советским народом, с советским правительством.
   Для всех было удивительно: как это в советское время вдруг издали проповеди знаменитого проповедника? Как-то подходят к нему чада, полиставшие последний том, и говорят: «Владыченько, а вы, оказывается, «покраснели»». Намекая на то, что митрополит стал «красным», находится в какой-то связке с государством. А он им отвечает: «Чада мои, а вы первые три тома читайте, а на последний внимания не обращайте. Первые для вас, а последний – для государства». Зачем обращать внимание на «борьбу за мир» и прочее? Слава Богу, что проповеди издали!

   «Что написала французская газета?»
   Так и сегодня найдутся люди, которые будут потихоньку накручивать «проблему» внутри Церкви. Далеко ходить не надо. В одной обители, за несколько дней до избрания Патриарха, один игумен во время проповеди спрашивает: «А вы знаете, что написала французская газета о Патриаршем Местоблюстителе митрополите Кирилле?»
   Да с каких это пор французская газета стала авторитетом для нашей церковной жизни! И тот, кто должен только «Боже, милостив буди ми, грешному...» читать, вдруг прочитал (или кто-то ему рассказал), что написала французская газета. Зачем мы пересказываем мирские сплетни? И где? В монастыре! А потом пойдет-поедет: того, не того избрали...
   Мы Патриарха называем Великим Господином и Отцом нашим. Как надо относиться к отцу? Для ребенка, пока он маленький, папа – высший авторитет, он для него лучший на свете. Подрос ребенок и смотрит: а папа-то, оказывается, бывает иногда и грубым, бывает иногда и строгим, бывает, иногда, в чем-то не разбирается. Но никто не скажет: вот, мол, теперь у меня глаза открылись, это теперь не мой папа, мне другого подавайте. Вон того дядю-соседа, у него все нормально, у него и высшее образование, и в галстуке ходит, а у меня папа в олимпийке и прочее.
   Представляете, как из нас будут пытаться делать хамов в жизни, чтобы мы всякие сплетни про отца передавали: «А вот смотрите, у него – то, у него – это». А не надо смотреть. Надо смотреть только на самих себя.
   Нелепо уподоблять избрание Патриарха светским выборам, где идет предвыборная борьба, сравнение шансов кандидатов. Посмотрите, какой пример дал всем Поместный Собор. Там не было никакого соперничества, никто не рвался к кресту Патриарха. Один из кандидатов на Патриарший престол, митрополит Филарет, чтобы не устраивать излишней суеты, просто, по-братски уступил и снял свою кандидатуру, чтобы можно было произвести избрание из двух кандидатов.

   Заградим уста невежеству безумных!
   К чему я призываю? К благоразумию, к правой вере, призываю не поддаваться бабьим слухам, даже если они передаются через священников известных обителей. Чтобы мы не были хамами, чтобы не лезли, куда не просят, не читали то, чего нам читать не надо. Ни в Евангелии, ни в Псалтири, ни в житиях святых, ни в книгах епископа Игнатия (Брянчанинова), епископа Феофана Затворника, старца Порфирия Кавсокаливита мы ни слова не найдем ни про выборы, ни про партии, ни про осуждение священноначалия.
   Мы найдем слова только о покаянии, и через покаяние о всерадостной жизни во Христе. Мы найдем только учение о твердой православной вере, о послушании святой соборной апостольской Церкви, которые выражаются через голос Патриарха, через голос Синода, через голос епископов, священноначалия. Но никак не через сомнительные сайты, газеты, журналы, телепередачи. Не дай Бог нам всем скатиться на этот уровень!
   Апостол Петр говорил: «Ибо такова есть воля Божия, чтобы мы, делая добро, заграждали уста невежеству безумных людей» (1 Пет. 2, 15). То есть мы обязаны заградить уста невежеству безумных – невежеству, обратим на это внимание.
   Помню, как 19 лет назад нечто подобное происходило при избрании Патриарха Алексия II. Тогда тоже были недовольные, говорили: «Да он – Ридигер, он с западным уклоном». Тогда, будучи еще митрополитом, будущий Патриарх был вице-председателем КЕЦ – Конференции европейских Церквей, экуменической организации. Естественно, он не поступался Православием, наоборот, свидетельствовал об истине православной веры. Но разговоры ходили всякие. Даже приезжали к архимандриту Иоанну (Крестьянкину) и говорили: «Батюшка, надо же, кого Патриархом-то выбрали? Митрополита Ленинградского и Таллинского! А он-то с таким прозападным уклоном». И тогда отец Иоанн отвечал: «А вы знаете, что митрополит Алексий и Патриарх Алексий – это разные люди?» В свое время и Патриарха Алексия не все приняли единодушно, но прошло время, и все стали видеть в нем пример святой жизни.

   О нашем недомыслии
   Только по недомыслию, глядя телерепортаж, можно возмущаться: «Смотрите, а чего это митрополит с эфиопом (с мусульманином, еще с кем-то) целуется? Ох, как нехорошо!» Конечно, если, скажем, епископ из глубинки будет в поездке активно с мусульманином общаться, это будет выглядеть непонятно. Но если церковный «министр иностранных дел» это сделает во время своего визита в ту или другую страну, это не значит, что он поступается Православием. Мне рассказывал человек, который был сотрудником нашего посольства в Иране, в фундаменталистской мусульманской стране, как во время приезда митрополита Кирилла там был открыт православный храм.
   В Индии, в Дели, в нашем русском посольстве два года назад был открыт храм в честь апостола Фомы. Как рассказывала наша прихожанка, которая стала старостой этого храма, был и такой эпизод: митрополит Кирилл во время поездки пил чай с индусами, восседающими в своих чалмах. Сними такое на видеокамеру – кто-то изумится: «Вот это да! С кем же он чай пьет?!» Мозги у людей начинают крутиться не в ту сторону. А пять лет назад открыли храм в ЮАР. И снова были встречи, объятия, пожатия рук. Надо различать, что такое профессиональная деятельность и что такое хранение святой православной веры.
   Кто из нас может сказать, открылась ли в Москве мечеть при иранском представительстве? Граждане ЮАР что-нибудь свое у нас открыли? А монофизиты, Малабарская Церковь из Индии открыли что-нибудь здесь? Ничего не открыли. Но вера православная утверждается в этих странах. Входит туда, где Православия прежде никогда не было.
   А взять ситуацию, когда президент Украины Ющенко, ставленник американцев, попытался разрушить последний оплот единства: разделить Русскую Православную Церковь. Все были уверены, что Константинопольский Патриарх Варфоломей едет в Киев узаконивать беззаконие: дать автокефалию Украинской Православной Церкви. И что же произошло? Патриарх Варфоломей принял совсем не то решение, которого ждали от него политики и раскольники, объявил, что создание Украинской Автокефальной Церкви преждевременно, что это не принесет пользы Вселенскому Православию, не принесет пользы ни украинскому народу, ни русскому народу, ни Украинской Церкви, ни Русской Церкви. И совершилось, казалось бы, невозможное: планы раскольников были разрушены. Не буду вдаваться в подробности, но скажу: произошло это благодаря умелой дипломатии «министра иностранных дел» нашей Церкви митрополита Кирилла.
   Мы часто видим только какую-то внешнюю часть происходящего в нашей жизни, в нашей Церкви. И не видим всей многогранной молитвенной, общественной, социальной и политической деятельности иерархов нашей Церкви. Поэтому, если кому-то что-то непонятно, не надо черпать мутную информацию о Церкви из светских, часто недостойных и лживых источников. Надо просто жить настоящей христианской жизнью, которой ждет от нас Христос.
   Надо питать свою душу чистыми источниками живой православной веры – Священным Писанием, творениями святых отцов, богослужениями, Таинствами, молитвой, и тогда «ваш дух и душа и тело во всей целости да сохранится без порока в пришествие Господа нашего Иисуса Христа» (1 Фес. 5, 23). Аминь.

   ПРИНЯВ ВЕСЬ УДАР НА СЕБЯ В «ТАБАЧНО-АЛКОГОЛЬНОЙ ИСТОРИИ», МИТРОПОЛИТ КИРИЛЛ СПАС ЦЕРКОВЬ ОТ ГРЯЗИ

   В 1990-е годы одна из желтых российских газет систематически публиковала статьи, в которых митрополит Смоленский и Калининградский Кирилл обвинялся в торговле алкоголем и табаком. Недавно бывший руководитель Федеральной налоговой службы РФ Александр Починок опроверг эту информацию и сообщил, что Владыка в то время, наоборот, пресек незаконные безналоговые схемы церковных доходов.
   Глава представительства Русской Церкви при международных организациях в Европе епископ Венский и Австрийский Иларион [1] в интервью «Интерфакс-Религия» рассказал, почему митрополит Кирилл, не имея никакого отношения к той истории со ввозом табака и алкоголя и при этом зная имена тех, кто подписывал документы, не раскрывал их и принимал весь удар на себя.
   – Владыко, как Вы можете прокомментировать заявления Александра Починка в радиоэфире по поводу льгот на импорт табака и алкоголя, предоставлявшихся Церкви в начале 1990-х годов?
   – Я со вздохом облегчения и с чувством благодарности Богу прочитал в интернете распечатку этой радиопередачи. Ведь на протяжении многих лет велась заказная кампания против митрополита Кирилла в желтой прессе, где ему приписывалась торговля табаком и водкой, где ему придумали гнусное прозвище «табачного митрополита». Это было делом рук одного журналиста, который всеми правдами и неправдами пытался дискредитировать митрополита, но какой гадкий осадок оставили у многих людей эти публикации! Какой колоссальный урон они нанесли – нет, не митрополиту, а Церкви! Сколько людей было обмануто этими публикациями, сколько могло от Церкви отойти!
   Все мы, работавшие вместе с митрополитом, переживали эти нападки как личные оскорбления не только в его, но и в наш адрес, и в адрес всей Церкви. И вот, наконец, правда открылась и все названо своими именами. И выясняется, что не было ни одного документа по «табачной» теме, подписанного митрополитом Кириллом. Наконец-то сказано во всеуслышание о том, что митрополит Кирилл не имеет никакого отношения к этой печальной истории с ввозом табака и алкоголя. Жаль, что этого не было сказано раньше, но хорошо, что это прозвучало хотя бы теперь.
   В девяностых годах я не раз спрашивал митрополита:
   – Почему Вы не отвечаете на эти нападки? Если Вы не подписывали документы, почему не назовете имена тех, кто их подписывал?
   Его ответ всегда был один и тот же:
   – Я никого не могу и не хочу подставить. Называя имена, мы нанесем удар по Церкви.
   Он брал удар на себя, но не называл ничьи имена.
   Помню, как я спрашивал Владыку Кирилла:
   – Почему Вы не подадите в суд на журналиста и газету, которая публикует клеветнические статьи?
   На это он отвечал, что, во-первых, Господь заповедал подставлять правую щеку, когда ударяют по левой. Во-вторых, священнослужителю не пристало решать вопросы в светском суде. А в-третьих, если начнется судебное разбирательство, та же самая газета и тот же самый журналист будут его освещать. И даже если суд докажет безосновательность обвинений и обяжет газету опубликовать опровержение клеветы, за то время, пока длится процесс, на Церковь будет вылито столько грязи, что ущерб, нанесенный Церкви, будет еще более велик.
   Вся эта история весьма поучительна. Она показывает, каким должен быть ответ христианина на клевету. Ведь что означает подставлять щеку? Это означает сохранение внутреннего мира. Ибо если мы отвечаем злом на зло, то значит, что враг нас победил: он свое зло передал нам. На днях митрополит сказал об этом в проповеди в Успенском соборе Кремля, вспоминая святителя Филиппа Московского, оклеветанного и умученного по приказу Ивана Грозного:
   – Чему учит нас пример святителя? Не нужно пытаться оправдаться, когда на тебя клевещут, нужно предавать клеветников суду Божию. Не надо нарушать внутреннего мира, потому что Бог все видит.
   Но эта история заставляет нас еще и еще раз задуматься о той роли, иногда очень пагубной и разрушительной, которую в нашей жизни играют средства массовой информации, и об ответственности, лежащей на журналисте. Конечно, журналиста нельзя заставить говорить правду. Журналиста в наши дни можно купить за деньги, и тогда вместо правды он будет говорить и писать то, что требуют от него заказчики. Но есть ведь и правда Божия. И есть суд Божий. И нередко этот суд над клеветниками совершается уже здесь, на земле.
   Интерфакс-Религия
   23.01.2009

   

[1] Ныне председатель Отдела внешних церковных связей, митрополит.


   
    «РУКА БОЖИЯ НАДО МНОЙ С ДЕТСТВА»

   – Скажите, Владыко, как Вы, будучи человеком глубоко и по-настоящему верующим, ощущаете, понимаете для себя Бога? Что для Вас вера?
   – Настоящая вера дает человеку огромную силу и умение преодолевать любые трудности в жизни. Поскольку я вовлечен в сложную церковно-государственную политику, то, конечно же, работа моя вызывает недовольство в иных кругах, и нередко я бываю мишенью для нападок. Как-то одному человеку, который склонен к таким нападкам, я пояснил: «Неужели вы не понимаете: если Господу неугодно, чтобы я ушел с моего поста, то никакая сила не сможет меня отсюда сдвинуть. Но если Богу будет неугодно, чтобы я был здесь, не нужно никаких кампаний, секунда – и меня нету!»
   Я глубоко, беспредельно верю в этот Божий Промысл над собой, и поэтому все, что происходит со мной, я принимаю как то, что получаю из рук Божиих. Если радости – слава Богу! Если горе – значит, мне надо через это горе пройти. Человек состоится как личность, только когда он познает и радости, и горе. Вот это и называется полнотой бытия. Не надо пугаться горя, не надо ломаться под натиском жизненных передряг. И я чувствую, вижу над собой руку Божию с детства и по сегодняшний день.
   Из интервью Николая Варсегова «Путь к Богу лежит через совесть...»
   «Комсомольская правда». 28.01.2009

   ГОСПОДЬ САМ ВЕДЕТ СВОЮ ЦЕРКОВЬ

   Интервью с протоиереем Всеволодом Чаплиным, руководителем Отдела по взаимоотношениям Церкви и общества, членом комиссии по подготовке Поместного Собора Русской Православной Церкви

   О немощных дерзостях разделителей
   – Отец Всеволод, в период подготовки и проведения Архиерейского и Поместного Соборов Вам пришлось, наверное, столкнуться с явлением, которое иногда называют политправославием, когда в прессе, даже со стороны православных, появлялись недостойные материалы. Это, по-вашему, болезнь нашей Церкви или же явление, у которого были дирижеры извне?
   – Православие имеет и общественное, и политическое измерение. У православных христиан есть свои убеждения, в том числе относящиеся к устройству общества, устройству государства. Поэтому я бы не делал из Православия что-то аполитичное.
   Разве Православие заканчивается храмовыми стенами или храмовыми оградами? Православие выражается в том числе и через слова и поступки людей в самых разных областях жизни общества. Поэтому можно говорить о православном подходе к экономике, о православном подходе к политике и так далее, и так далее.
   Мы не должны замыкаться в стенах храмов, мы должны участвовать во всех сферах жизни общества, включая науку, культуру, те же экономику и государственное управление. Вот поэтому я не совсем понимаю, когда пытаются разделить православных христиан на политправославных и аполитичных. Мы все должны делать свое дело там, куда Господь нас поставил. И это могут быть разные стороны жизни государства и народа.
   Если же говорить о том, что происходило перед Поместным Собором, я на самом деле ожидал худшего. Известно, что в церковной среде есть некоторые люди, которые пытаются и пытались, особенно перед Поместным Собором, свести личные счеты, бросить какие-то ложные обвинения, развязать кампанию очернения тех или иных людей, имена которых назывались в качестве кандидатов на Патриарший престол.
   Но, так или иначе, все-таки подавляющее большинство нашего духовенства, наших мирян, в том числе мирян общественно активных, подошли к Собору в мирном духе. Да, конечно, были и будут разномыслия относительно отдельных сторон церковной жизни, тех или иных аспектов жизни общественной. Есть разные личные предпочтения. Но, несмотря на эти разномыслия, все-таки подавляющее большинство тех из нас, кто выступал в церковных средствах массовой информации, в светских СМИ, делали это в мирном духе. Такой же мирный дух господствовал и на Соборе.
   Были, конечно, некоторые представители так называемого экспертного сообщества, которые пытались представить дело так, что они могут спрогнозировать выборы Патриарха или даже повлиять на них. И это, конечно, делалось для того, чтобы показать полезность своему начальству, полезность властям, полезность обществу. Но еще и еще раз мне хотелось бы подчеркнуть, что любые попытки управления Церковью со стороны светских сил – все это были только немощные дерзости. Церковная же среда и, в частности, члены Поместного Собора явно показали свою полную свободу в тех решениях, которые они принимали, и в первую очередь в выборе нового Патриарха.

   Честность и открытость вместо анонимных обвинений
   – Отец Всеволод, как вы считаете – разногласия, на которых играли провокаторы, имеют ли догматические корни? Или же православные поддались игре в псевдодемократию, перенесенную из мирских средств массовой информации? Либо же проявилось неприятие некоторыми людьми активной миссионерской позиции Патриаршего Местоблюстителя?
   – Все-таки надеюсь, более того – убежден в том, что вероучительно мы едины. Я не считаю, что кого-то из нас можно обвинить в ереси. За всю свою жизнь только один раз я видел пример, когда человек, который себя называл православным (более того, он был священником) призывал к пересмотру Священного Писания и считал, что Священное Писание неправо. Ныне он уже скончался.
   Все-таки таких явлений чрезвычайно мало. И, как правило, в подавляющем большинстве (в 99 процентах) случаев мы, в смысле вероучения, конечно же, едины. Могут быть разномыслия. Иногда они полезны. Иногда они обогащают церковную жизнь. Есть в Церкви люди разных национальностей, разных поколений, разных взглядов на ту или иную частную сторону жизни Церкви или жизни общества, жизни государства, жизни семьи. Эти разногласия иногда, как мы знаем из апостольских слов, позволяют выявиться искуснейшим, иногда они помогают найти какие-то лучшие способы организации церковной жизни, ведения той же миссионерской деятельности, о которой сегодня много говорится. Но очень важно, чтобы эти разномыслия, эти дискуссии, эти братские споры не превращались в обмен бездоказательными обвинениями, в обмен обидами, в обмен оскорблениями, в анонимные кампании, которые ставят своей задачей уничижение того или иного священника, мирянина. Вот этого в Церкви не должно быть.
   Мы знаем евангельский принцип разрешения конфликтов и недоумений. Об этом говорит сам Господь Иисус Христос в Евангелии: «Если же согрешит брат твой, пойди и обличи его между тобою и им одним; если послушает тебя, то приобрел ты брата твоего; если же не послушает, возьми с собою еще одного или двух, дабы устами двух или трех свидетелей подтвердилось всякое слово; если же не послушает их, скажи церкви; а если и церкви не послушает, то да будет он тебе, как язычник и мытарь» (Мф. 18, 15—17). Это значит, что в случае несогласия с чем-то надо поговорить с человеком не исподтишка, а прямо, причем ясно обозначив, кто ты такой. После этого надо поговорить при свидетелях, а уж только после того вынести на суд Церкви. У нас же сейчас часто бывает наоборот: люди под псевдонимами, скрывая свое настоящее имя, бросают ложные обвинения, оскорбления. Так не должно и не может быть в Церкви.
   Вот почему некоторые из дискуссий перед Собором, действительно, могут быть названы разделяющими. Но я уверен, что сейчас, после того как Поместный Собор в мирном духе, в духе единомыслия избрал нового Святейшего Патриарха и высказался по многим ключевым темам церковной жизни, мы должны забыть обиды, забыть разделения, отказаться от того, чтобы анонимно обвинять в чем-то друг друга, а работать вместе и делать так, чтобы церковная жизнь всегда была наполнена честностью, открытым, прямым братским разговором по сложным проблемам, была наполнена миром, который всегда должен быть в центре жизни Церкви.

   Различия – ничто перед единством во Христе
   – Псевдоцерковные интернет-порталы, газеты пугали нас расколом. Скажите, есть ли сейчас, после Собора, какие-то признаки раскола или все это были измышления?
   – Никаких признаков раскола я не вижу. Те, кто пугал расколом, думаю, сейчас вынуждены признать, что все их попытки его спровоцировать потерпели неудачу. Известно, что сторонники бывшего епископа Диомида насчитывают ничтожное число по отношению ко всей Церкви. Может быть, есть какие-то люди, которые недовольны теми или иными решениями Соборов. Но очевидно, что практически вся Церковь эти решения приняла.
   Решения Поместного Собора чрезвычайно важны, особенно в том, что касается миссии, работы с молодежью, просвещения и назидания тех, кто нас окружает, наших же людей – православных по рождению и по крещению, но пока еще, к сожалению, далеких от церковной жизни. Именно эти решения радостно поддерживаются и нашими молодыми людьми (я видел лица молодых людей на встрече со Святейшим Патриархом Кириллом несколько дней назад), и большим количеством духовенства.
   Церковь желает быть более ревностной в апостольском делании и в просвещении тех, кто крещен, но еще не просвещен. К этому стремится большинство монахов, мирян, клириков, епископов. И это общее мнение было подтверждено решениями Поместного Собора.
   – То есть на Соборе явно ощущалось единство?
   – Бесспорно. При всем том, что люди имели симпатии к разным иерархам, имена которых назывались как имена кандидатов на Патриарший престол, люди имели различные взгляды на те или иные особенности церковной жизни, были дискуссии, достаточно живые, были выступления, сталкивающиеся друг с другом, – в целом дух Собора был очень мирным и очень единомысленным.
   Особенно этот дух Собора (и это все ощутили очень явственно) проявился в момент, когда был избран Святейший Патриарх и совершалась благодарственная молитва. Когда он принял на себя крест Патриаршего служения, было очень трогательное единство всех, кто находился в Храме Христа Спасителя. Такое же чувство возникло в момент окончания Собора, когда были приняты его итоговые документы, когда люди ощущали, что они все вместе сделали целый ряд великих дел в истории нашей Церкви. Даже близко не было никакого духа разделения!
   И сейчас некоторые круги опять и опять пытаются пугать нас расколом, откровенно лгать, утверждая, что какая-то часть участников Поместного Собора покинула его. Свидетельствую, что этого не было, что это ложь! Думаю, что мы все должны относиться к таким выпадам как к немощным дерзостям, понимая, что единство Церкви имеет очень прочное основание – это любовь людей друг ко другу, их любовь к Богу, понимание того, что Господь Сам ведет Свою Церковь, что именно Его воли нам нужно прежде всего искать, понимая, что Его воля всегда для нас несет благо. А любые естественные различия между людьми – мы же люди разных возрастов, поколений, культур, национальностей, разного жизненного опыта, – все эти различия ничто перед переживанием нашего единства во Христе.

   Божий призыв обращен к каждому
   – Отец Всеволод, Святейший Патриарх Кирилл после избрания его Предстоятелем Церкви сказал знаменательную фразу о том, что крест, который предстоит ему нести, невозможно нести в одиночку. Его с ним должен нести весь церковный народ. В чем Вам видится это соработничество всех нас в лоне Церкви, в каких формах должно оно проявляться, особенно сейчас, в такое трудное время?
   – Мы все должны быть делателями виноградника Христова: священнослужители, монашествующие, миряне – каждый должен помнить о том, что Церковь – это не только люди в рясах и не только те, кто получает зарплату в церковной кассе, но и все крещеные православные христиане, которые себя таковыми ощущают. Дело Церкви должно быть нашим общим делом. И каждый человек может применить свои силы в церковном деле. Кто-то может помочь благоустройству храма, кто-то стать педагогом, который преподает основы Православия в школе, кто-то может просто позвонить на светскую радиостанцию и высказать мнение, созвучное христианскому миропониманию, в каком-то споре, в какой-то дискуссии, кто-то может помочь своим трудом церковному книгоиздательству, образовательной миссии Церкви.
   Именно таким образом мы все можем на деле стать соработниками Святейшего Патриарха. Очень ярко он вновь сказал об этом во время встречи с православной молодежью, назвав молодых людей своими союзниками, подчеркнув, что рассчитывает на них, хочет опираться на их поддержку в церковной деятельности. Вот такой же призыв – Божий призыв! – сегодня звучит ко всем тем десяткам миллионов людей, которые себя именуют православными христианами, но иногда считают, быть может, что Церковь должна им давать некие блага (духовные или материальные), а они должны относиться к этим благам потребительски. Но ведь это неправильно. Нам нужно воспринимать дело Церкви как свое личное дело, как дело, общее со всеми православными христианами, и прилагать свои труды, чтобы Церковь не только материально возрастала, но чтобы прилагались спасаемые к Церкви. Чтобы плоды наших трудов действительно простирались в вечность, в вечную жизнь.
   Мы не возьмем туда ни богато украшенных храмов, ни человеческой славы, ни мирского влияния, ни почета, а только собственную душу и души тех, кто благодаря нашим усилиям был просвещен и приведен ко Христу. Вот это и есть наша настоящая заслуга, которая собирает нам сокровища на небе, там, где ни моль, ни ржа не истребляют и где воры не подкапывают и не крадут (см.: Мф. 6, 20).
   Беседу вела Алла Добросоцких


   «Я НЕ ОСТАНУСЬ ОДИНОКИМ НА ПАТРИАРШЕМ ПРЕСТОЛЕ...»

   Из слова на молебне в кафедральном соборе Христа Спасителя в Калининграде
   Труд Предстоятеля Церкви – это крестный труд, огромная ответственность, и, конечно, совершать это служение можно лишь при большой поддержке людей. Я ощутил эту поддержку во время голосования на Поместном Соборе. Большинство архипастырей, духовенства, монашествующих и мирян поддержали меня. Голосование было знаком того, что я не останусь одиноким на Патриаршем престоле, что рядом со мной будут верные и надежные люди, в первую очередь архипастыри, готовые поддержать мои руки подобно тому, как Аарон поддерживал руки Моисея (см.: Исх. 17, 12). Я видел и чувствовал поддержку духовенства, монашествующих и мирян. И уже сейчас, осуществляя свое Патриаршее служение, я сознаю, что это была не просто молитвенная поддержка, не только выражение своего отношения ко мне через голосование, но это была поддержка, которая подкрепляется реальными делами.
   http://mospat.ru/index.php?page=44515

   У НАС НЕ ДОЛЖНО БЫТЬ НИЧЕГО ЛИЧНОГО

   Из проповеди в Рождественский сочельник в Новоспасском мужском монастыре Москвы 6 января 2009 г.
   У нас не должно быть ничего такого, что было бы обращено на нашу личную пользу, личную жизнь или на наше личное благо. Все, что мы делаем, должно отдаваться Господу...
   В то время, когда здесь была мерзость запустения и монастырь был разрушен, я совсем еще молодым человеком, семинаристом, вместе со своим духовным отцом митрополитом Никодимом пришел сюда. Владыка перепрыгивал через битый кирпич, а потом, встав в самом центре обители, сказал: «Вот это – центр Русского Православия». Тогда было трудно представить себе, что это может быть центром. А сегодня мы свидетельствуем о том, что великое благословение Божие почивает на этом месте. И здесь снова место молитвы, к которому стекаются благочестивые москвичи.
   http://mospat.ru/index.php?page=43789

   ОНИ НЕ ПРОСТЯТ ЕМУ СПОСОБНОСТИ ПОБЕДИТЬ

   В одном из телекомментариев к процессу избрания Патриарха журналист довольно точно заметил, что выбор Патриарха, его личности удивительным образом соответствовал тому этапу в истории и Церкви, и самой России, на который приходилось его служение. И по тому, кто возглавит Церковь сейчас, можно будет определить, что нам предстоит.
   В этом контексте нынешний выбор ясен предельно. Патриарх Кирилл избран большинством, беспрецедентным в новейшей истории. Что в самой минимальной степени связано с некоторыми процедурными новшествами. Тем не менее небольшое меньшинство, недовольное этим выбором, существует и внутри Церкви, а еще более значительно оно за пределами Церкви – и особенно среди тех, кто Церковь втихую или открыто ненавидит. Одни полагают, что новый Патриарх не полностью соответствует идеалу кроткого монаха-молитвенника. Однако кроткие молитвенники, благочестивые старцы в нашей Церкви есть. В традициях же русского патриаршества, в лучших образцах своих Патриарх – это проповедник христианства и защитник Церкви и Святой Руси.
   Патриарх Кирилл – мощный проповедник, умеющий вести диалог и с любым конкретным собеседником, и с огромными народными массами так, что даже у людей, наделенных властными полномочиями, мурашки бегут по коже. Это Предстоятель, который считает, что нет и не может быть ни одного аспекта социальной, политической и культурной жизни, по отношению к которому Церковь может быть индифферентна. Это Предстоятель, который не даст загнать Церковь и церковную жизнь в заповедник, этнографическую резервацию. Это Предстоятель, который нужен нам, чтобы сохранить единство Церкви – в том числе и как последнего уцелевшего общерусского института. Потому что единство Церкви – это и есть единство Святой Руси. Именно этим Патриарх Кирилл вызывает и будет вызывать еще большую ненависть наших врагов, которые не смогут простить ему одного: способности победить.
   Михаил Леонтьев. Журнал «Профиль». № 3. 02.02.2009

   «ГОСПОДЬ ЯВИЛ СВОЮ ВОЛЮ»

   Первоиерарх Русской Православной Церкви Заграницей митрополит Восточно-Американский и Нью-Йоркский Иларион (Капрал), участвовавший в работе Архиерейского и Поместного Соборов Русской Православной Церкви, ответил 2 февраля 2009 г. на вопросы главного редактора газеты «Русский вестник» Алексея Сенина и главного редактора информагентства «Русская линия» Анатолия Степанова

   – Ваше Высокопреосвященство, что Вы можете сказать в связи с избранием митрополита Кирилла Святейшим Патриархом Московским и всея Руси?
   – В нашей жизни все совершается промыслительно. В Церкви полагается, чтобы существовали разные мнения людей. Так и во время нынешнего Поместного Собора выдвигались разные кандидатуры на пост Предстоятеля Русской Православной Церкви. Но Господь через архиереев, через народ церковный проявляет Свою волю. Патриархом нашей Церкви стал митрополит Кирилл. Возможно, кому-то это не нравится, но Господь указал, кто должен повести церковный корабль. Бог дал Святейшему Патриарху Кириллу много талантов, он очень одаренный и крепкий духом. Я думаю, что именно такой Патриарх нам нужен в нынешнее время. Я не знаю, справился бы с таким тяжелым крестом другой человек.
   – В связи с подготовкой Архиерейского и Поместного Соборов в прессе высказывалось мнение, что Поместный Собор как институт может быть ликвидирован, поскольку нет вопросов, которые не мог бы решить Архиерейский Собор. Говорилось и о том, что Поместный Собор в древности – это и есть собор архиереев, а привлечение к участию в соборах духовенства и мирян – дань нынешним так называемым демократическим веяниям. Как Вы считаете, нужен ли Русской Православной Церкви Поместный Собор? Есть ли вопросы церковной жизни, нуждающиеся в решении Поместного Собора?
   – Я думаю, что Поместный собор важен для Церкви. У нас его функцию выполняет Всезарубежный Собор, который мы созываем для обсуждения вопросов, по которым нам надо услышать голос священнослужителей и народа. Но этот Собор носит совещательный характер. Его решения утверждаются (или не утверждаются) Архиерейским Собором. Так же, на мой взгляд, обстоит дело и с Поместным Собором. Конечно, его нужно тщательно готовить, особенно в такой мощной, мирового масштаба Церкви, как Русская Православная Церковь. Как Вы знаете, Поместный Собор 1917—18 годов готовился очень долго, на протяжении многих лет. Вот почему особую важность приобретает предложенная Святейшим Патриархом Кириллом такая форма церковной жизни, как Предсоборное совещание, на котором можно обсуждать многие вопросы, в том числе тревожащие людей. В работе его комиссий могут участвовать широкие слои православных верующих, их голос обязательно будет услышан. Такое постоянно действующее Предсоборное совещание станет хорошей подготовкой для работы Архиерейских Соборов и созыва Поместного Собора.
   – Как Вы оцениваете возможности преодоления нестроений, которые возникли в РПЦЗ после воссоединения Русской Церкви?
   – Преодоление нестроений прежде всего может проходить через молитвы, и только время поможет излечить раны. Со временем люди увидят, что Русская Православная Церковь живая, что она крепнет и развивается. Этого нельзя не видеть, но, к сожалению, многие из тех людей, которые не восприняли воссоединение Церкви, не желают этого видеть, находятся в шорах, сохраняют в своих сердцах те убеждения, которые соответствовали периоду так называемой холодной войны. Они были во многом оправданы, поскольку во времена Советского Союза Церковь была несвободной. Им не хочется верить, что наступили другие времена и другие обстоятельства, что страна стала другой, что Церковь имеет полную свободу действий.
   Вместе с тем нельзя не прислушаться к их утверждениям о том, что Русской Православной Церкви не идет на пользу участие в экуменическом Всемирном Совете Церквей. Для них это главный аргумент, который не позволяет им воспринять воссоединение Зарубежной Церкви с Церковью в Отечестве.
   – А каково Ваше мнение по этому вопросу?
   – Нас радует заявление нового Святейшего Патриарха о том, что он будет изучать этот вопрос, как он заявил на Поместном Соборе. Он сказал, что нужно все вопросы, которые волнуют Церковь, очень основательно богословски изучить и найти их решение с целью исправления положения в соответствии с Церковным Преданием в церковной чистоте. Святейший Патриарх Кирилл особо подчеркнул это. Цитируя одно письмо, которое ему поступило, он сказал, что вопрос о Всемирном Совете Церквей также подлежит богословскому изучению и необходимости окончательно решить его в православном духе с тем, чтобы не было нужды вновь возвращаться к этому вопросу.
   – В ходе объединительных процессов обращалось внимание, что РПЦЗ сохранила опыт дореволюционного устройства приходской жизни и было бы полезно его передать Церкви в Отечестве. Что делается в этом направлении?
   – Я не думаю, что может быть какая-то система передачи нашего опыта. Я вспоминаю приезд к нам наместника Сретенского монастыря архимандрита Тихона (Шевкунова) с хором и других священников. Они говорили нам о том, что были поражены благоустройством наших приходов, особенно в Австралии, тем, как у нас действуют церковные школы, насколько полнокровной является жизнь наших приходов. Если же говорить о дореволюционных традициях, то надо помнить, что Церковь – живой организм, в ней важен опыт соборного участия всех членов общины в приходской жизни. В советский период миряне не имели возможности участвовать в церковной жизни, она ограничивалась совершением священниками богослужений. В Зарубежной Церкви сохранилось то, что было до революции. Священники постоянно посещали прихожан дома, знали все особенности их жизни, потому что они приходили на исповедь, за советом, священников всегда приглашали на совершение треб. Конечно, за границей, где приходы не такие большие, как в Отечестве, это легче делать. Но главное – священники должны призывать прихожан активнее участвовать в приходской жизни. Как мне кажется, это все шире происходит и у вас, я убеждаюсь в этом на основании того, что я читаю, вижу и слышу об Отечестве.
   Русская линия http://www.rusk.ru/st.php?idar=105633

   БЫТЬ ОТЦОМ ДЛЯ ВСЕХ

   Из интервью с епископом Венским и Австрийским Иларионом (Алфеевым) [2]
   – Ваше Преосвященство, какие надежды и чаяния Русская Православная Церковь связывает с избранием Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Кирилла?
   — Патриарх Кирилл – человек, который все делает вдохновенно. Совершает ли он Божественную литургию или другое богослужение, проповедует ли с церковного амвона или с экрана телевизора – всегда все, что бы он ни делал, отмечено печатью вдохновения и искренности.
   Он не говорит общих фраз, не уходит от трудных вопросов, не уклоняется от диалога с людьми иных мировоззрений. Для каждого он находит своевременное слово. Не случайно наши политики, принадлежащие к самым разным партиям и нередко враждебно настроенные по отношению друг к другу, все единодушно поддержали нового Патриарха. Он – фигура, на мой взгляд, способная консолидировать и Церковь, и общество.
   Ныне перед Патриархом Кириллом открывается всероссийское миссионерское поле. И не только всероссийское. Ведь Русская Православная Церковь присутствует и в Украине, и в Белоруссии, и в Молдавии, и в других странах ближнего и дальнего зарубежья. И везде знают нового Патриарха. Я думаю, что он использует свой авторитет на все сто процентов, чтобы поднять уровень церковной жизни на новую, доселе еще неизведанную высоту.
   – В СМИ в последние дни звучали мнения, что Церковь стремится к сближению с государственной властью, и эти отношения могут нанести ущерб самостоятельности Церкви. Как бы вы оценили эти опасения?
   – Они беспочвенные, особенно в свете избрания митрополита Кирилла Патриархом. У него прекрасные личные отношения и с Дмитрием Медведевым, и с Владимиром Путиным, и с другими государственными лидерами, и со всеми политическими партиями. Но он сторонник сильной и независимой Церкви. И он неоднократно доказывал это своей позицией.
   Приведу лишь два примера. В течение многих лет он настаивал на необходимости преподавания «Основ православной культуры» в школе. А государство до сих пор не приняло никакого ясного положительного решения. Уверен, что он и дальше будет бороться за право детей изучать свою культурную и духовную традицию, невзирая на позицию властей.
   Митрополит Кирилл был инициатором создания «Основ социальной концепции», где, в частности, говорится о возможности гражданского неповиновения верующих Русской Церкви государству в том случае, если государство требует от них поступков, несовместимых с христианской моралью. Я уверен, что при нынешнем уровне взаимодействия между Церковью и государством в России создание такой ситуации исключено. Но сам факт, что Церковь зарезервировала за собой такое право, показателен. И сделано было такое заявление на официальном уровне впервые в истории Православной Церкви.
   Марк Смирнов. «НГ-Религии». 02.02.2009
   
 

[2] Решением Священного Синода РПЦ от 31 марта 2009 г. назначен епископом Волоколамским, викарием Патриарха Московского и всея Руси, председателем ОВЦС. Возведен в сан архиепископа. 1 февраля 2010 г. возведен в сан митрополита.

←  Весь жизненный путь вел его к Патриаршему престолу "Права человека" и апостольская вера →
Возврат к списку
Адрес:
249706, Калужская область, Козельский район,
п/о Каменка, Шамордино, монастырь
© 2009-2017 Официальный сайт Казанской Амвросиевской
ставропигиальной женской пустыни