О чистоте веры и единстве Церкви

 НОРМА ВЕРЫ

   Из проповеди на Божественной литургии в Спасо-Преображенском соборе Николо-Угрешского ставропигиального мужского монастыря 19 декабря 2008 г.
   Святители именуются правилом веры. Правило – это есть некая норма. Так человек измеряет температуру своего тела, и если она отличается от нормы – слишком высокая или низкая, – это свидетельствует о болезни. Вот так же существует и норма веры. Это та самая вера, которую Господь передал апостолам, а они передали святителям – архиереям Божиим, и они вместе со всей Церковью эту веру сохраняют. Если отойти от апостольской веры, когда нарушить эту норму, то происходит то же самое, что и с человеческим организмом, если повышается или понижается его температура, – начинается болезнь. То же и в Церкви: если нарушаем правило веры, весь организм церковный начинает болеть.
   Ересь – это отклонение от нормы веры, которое проистекает по человеческому мудрствованию. Норма веры важна для церковного организма. Тогда не только в мыслях мы право прославляем Бога, но вера православная формирует наше поведение, нашу жизнь, нашу систему ценностей. Вера самым тесным образом связана с нравственным началом, ибо во многом нравственность основывается на тех заповедях, которые христианская вера передает из поколения в поколение, и если разрушается вера в обществе, то разрушается и система ценностей. И тогда каждый человек с гордостью говорит, что он сам для себя судия, сам себе хозяин, что истинно лишь то, что он думает и что он говорит.

   ДУХОВНОЕ ГЕТТО?

   Из доклада на конференции «Пастырство: традиции и современность. К 100-летию преставления святого праведного Иоанна Кронштадтского» 12 ноября 2008 г.
   Сегодня большую обеспокоенность вызывают попытки под лозунгом церковного блага и сохранения верующего народа маргинализировать Церковь, ограничить ее миссию в обществе, по сути, загнать ее в «духовное гетто», в печально известные пензенские пещеры. Такое псевдоцерковное поведение ярко характеризует «могильщиков Церкви», лицемерно выдающих себя за ее верных сынов. Сам протест против деятельной миссии Церкви, ее диалога с обществом и народом на поверку оказался марионеточным. Ведь пользуясь этим протестом, недруги Церкви сознательно расшатывали ее, затягивая в паутину митингов, пикетирований, медийных конфликтов. Каждый православный человек, думаю, понимает, что эта стихия, при помощи которой некоторые хотели якобы «улучшить и очистить» Церковь, по сути своей глубоко нецерковна.

   НУЖНЫ ЛИ РЕФОРМЫ В ЦЕРКВИ?

   Из выступления на встрече с представителями российских и зарубежных радиостанций и ряда ведущих информационных агентств 29 декабря 2008 г.
   Если же говорить о Церкви, то нужно многократно подчеркнуть, что она сама по себе является консервативным началом, ибо сохраняет апостольскую веру. Для того чтобы вера на протяжении тысячелетий передавалась из поколения в поколение, она должна быть сохранена неизменной. Если реформа разрушает веру, традицию, ценности, то такую реформу называют ересью.
   Церковь сегодняшнего дня мы сравниваем с Церковью конца XX века или, лучше сказать, с послевоенным периодом. Ныне у Церкви совершенно иное лицо. Произошли огромные перемены. Почему они не вызвали никакого протеста у людей? Да потому, что явились результатом естественного роста, естественного движения. И то, что происходило в Церкви на организационном уровне, лишь только фиксировало это внутреннее движение, и эта фиксация помогала сделать новый шаг на пути церковного развития.
   Мы дважды научены своей историей тому, сколь бережно следует относиться к традициям, особенно же к богослужебному укладу, который люди воспринимают как часть священной традиции. Первый урок – это старообрядческий раскол, а второй – это пресловутое обновленчество 1920-х годов. И то и другое разделило людей, при этом цели, которые ставили реформаторы, не были достигнуты.
   Я полагаю, что сила нашей Церкви заключается в способности сохранять веру, христианскую нравственную парадигму, передавать эти ценности из поколения в поколение. Уверен, что в чистоте сохраненная вера и христианская нравственность сегодня являются единственной силой, которая может изменить мир к лучшему.

   О СОХРАНЕНИИ ЦЕРКОВНО-СЛАВЯНСКОГО ЯЗЫКА

   Из интервью программе «Вести недели» (ГТРК «Россия», 19 ноября 2006 г.)
   Богослужение – это колоссальный культурный пласт, который был сформирован в греко-славянской культуре. Если его просто перевести на русский язык, это будет профанация. В основном богослужебные тексты – это стихи, это греческая поэзия. Русский язык не является калькой с греческого языка. С греческого языка калькой является славянский. Значит, сохранить ритмику, сохранить поэзию можно только на славянском языке.

   О ЦЕРКОВНОМ КАЛЕНДАРЕ

   Из ответов в газете «Труд» («Диалог при свете "лампады"»)
   Возможен ли, пусть в будущем, переход Русской Православной Церкви на григорианский календарь?
   Степан Павловский, Москва

   Хотел бы сразу подчеркнуть: сам по себе календарь как система исчисления времени не может быть ни греховным, ни спасительным. Это вопрос исторический, астрономический, отчасти этнографический, но уж никак не сотериологический (сотериология – учение о спасении. – Ред.) Судя по накалу страстей вокруг календарной темы, немногие, наверное, знают, что в первые века христианства разные Поместные Церкви Пасху праздновали в разные дни, и это не вызывало никаких взаимных подозрений в ереси и тем более в богоотступничестве. В отношении календаря в нашей Церкви существует устойчивая традиция – более глубокая, чем просто благочестивая привычка, и с ней необходимо считаться. Если вы сызмальства праздновали Рождество Христово 7 января, то вам очень трудно будет пойти на Рождественское богослужение 25 декабря. А поскольку от верности тому или иному календарю дело человеческого спасения не зависит, то мы и не считаем нужным отказываться от юлианского календаря, к чему нас некоторые то и дело побуждают. Нужно уважать духовную традицию, в которой наши прихожане родились и выросли, щадить их религиозные чувства. Так что в обозримом будущем календарные перемены нас не ожидают, и Русская Православная Церковь будет по-прежнему жить по юлианскому календарю.
   http://mospat.ru/index.php?page=26840

   «В ДИАЛОГЕ С ИНОСЛАВНЫМИ НЕ МОЖЕТ БЫТЬ РЕЧИ О КАКИХ-ЛИБО ВЕРОУЧИТЕЛЬНЫХ КОМПРОМИССАХ...»

   В докладе на Поместном Соборе Патриарший Местоблюститель митрополит Смоленский и Калининградский Кирилл подчеркнул, что отношения Русской Православной Церкви с инославными конфессиями за последние 18 лет претерпели ряд серьезных испытаний: «После политических преобразований конца 1980-х – начала 1990-х годов на открывшееся пространство бывшего Советского Союза хлынул поток миссионеров. Они попытались обратить в свою веру массы людей, которые, как они считали, поголовно являлись атеистами, давно утратившими духовные корни. Вместо взаимной поддержки, которую мы чувствовали со стороны ряда инославных объединений в годы притеснений от безбожной власти, Церковь наша столкнулась со стремлением потеснить ее, лишив возможности восстановить свое духовное влияние на народ. В большинстве своем активным прозелитизмом занимались проповедники из всевозможных протестантских деноминаций, но мы с горечью увидели в рядах новоявленных «просветителей Руси» и представителей католического духовенства и монашеских орденов».
   «Впрочем, сегодня можно смело сказать, что народ наш успешно выстоял против сильнейшего прозелитического натиска извне. Это произошло благодаря твердости в православной вере миллионов простых людей, а также непреклонной позиции и решительным действиям Священноначалия Московского Патриархата, – подчеркнул Владыка Кирилл. – Проблемы в этой сфере, хотя и стали менее острыми, отнюдь не исчезли, и мы по-прежнему должны пристально следить за происходящим и в случае необходимости быстро и решительно реагировать на любые попытки ослабить позиции Православия».
   «В то же время, – подчеркивает Патриарший Местоблюститель, – тревожные тенденции, с которыми сталкиваются по всему миру люди, именующие себя христианами, побуждают сохранять наш диалог с наиболее здравомыслящими представителями инославия».
   Митрополит Кирилл напомнил, что сегодня христианство, с одной стороны, испытывает натиск агрессивного секуляризма, доминирующего в западном обществе, с другой – оно страдает от попыток ряда протестантских общин радикально пересмотреть христианское учение и евангельскую нравственность, что по сути содействует упомянутому секулярному натиску. «Наш диалог с инославием направлен на то, чтобы поддержать тех партнеров, которые готовы вместе с нами выступать в защиту права верующих людей строить жизнь в соответствии со своими убеждениями, отстаивать основополагающее значение нравственности в жизни индивидуума и общества», – сказал Местоблюститель Патриаршего престола.
   Митрополит Кирилл особо подчеркнул, что речь не может идти о каких-либо вероучительных компромиссах с инославными: «Наоборот, многих из них привлекает именно наша твердость в православной вере. В ней они видят надежду на возрождение христианства в Европе и мире».

   КАНОНИЧЕСКАЯ ПРАВДА И ЕВАНГЕЛЬСКАЯ ЛЮБОВЬ

   В докладе на Поместном Соборе Русской Православной Церкви Патриарший Местоблюститель обратился к проблеме преодоления церковных расколов, не теряющей и доныне своей остроты.
   Он подчеркнул, что «дело тут вовсе не в нахождении подходящей компромиссной модели, как иногда думают люди с нецерковным мировоззрением», и привел слова святителя Марка Ефесского: «Никогда то, что относится к Церкви, не исправляется через компромиссы, ибо нет ничего среднего между истиной и ложью».
   «Единственно жизнеспособное решение может быть достигнуто лишь неуклонным следованием по пути канонической правды и евангельской любви, в том числе и любви к оступившимся братьям», – заявил митрополит Кирилл.

   «В ГЛАВНОМ – ЕДИНСТВО, ВО ВТОРОСТЕПЕННОМ – СВОБОДА, ВО ВСЕМ – ЛЮБОВЬ...»

   Из слова Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Кирилла после интронизации 1 февраля 2009 г. в соборном Храме Христа Спасителя
   Господь и Церковь возлагают на меня тяжкий крест, несение которого требует полной самоотдачи и полного посвящения себя тому служению, к которому ныне я был призван через троекратное посаждение на Патриарший престол. Неслучайно на плечи Патриарха возлагается великий параман – символ отречения от всего, что не есть патриаршее служение, символ готовности быть верным Богу до конца, через предание себя в послушание Его воле по образу Того, Кто «смирил Себя, быв послушным даже до смерти, и смерти крестной» (Флп. 2, 8).
   Нет и не может быть в жизни Патриарха ничего личного, частного: он сам и вся его жизнь без остатка принадлежат Богу и Церкви, его сердце болит о народе Божием, особенно же о тех, кто отпал от церковного единства и кто еще не обрел веру. Патриаршее служение является особым духовным подвигом. Этот подвиг невозможно нести в одиночку или при поддержке ограниченного круга единомышленников. В этот подвиг через молитвенное общение и соборное делание вовлекается весь епископат, вся Полнота Церкви со всем многообразием дарований, присущих ее членам.
   Патриарх – хранитель внутреннего единства Церкви и вместе с собратьями по епископату блюститель чистоты веры. Воспринимаю как особый знак Божий то, что Патриаршая интронизация совершается сегодня, в день памяти святителя Марка Ефесского – дерзновенного защитника и поборника православной веры. Задача Патриарха – не допускать перерастания разномыслий, которым, по слову апостола, «надлежит быть» (1 Кор. 11; 19), в расколы, нестроения и лжеучения. Патриарх должен заботиться о том, чтобы каждая личность во всей ее неповторимости находила свое место в церковном организме и в то же время чтобы разномыслия не нарушали духа любви и не ослабляли общих усилий по созиданию дома Божия. «В главном – единство, во второстепенном – свобода, во всем – любовь», – эти слова святого Викентия Леринского должны оставаться руководящим принципом церковной жизни.

   ОБ АПОКАЛИПТИЧЕСКИХ НАСТРОЕНИЯХ

   Из выступления на пресс-конференции в пресс-центре информационного агентства «Интерфакс» 28 июля 2008 г.
   С самых ранних времен существования христианства возникали подобные апокалиптические настроения. В какой-то момент Церковь их осудила, но они продолжают возрождаться время от времени. Причем, объективно рассуждая, у проявляющихся сегодня апокалиптических настроений имеются некоторые поводы.
   Ведь далеко не все благополучно в жизни рода человеческого, даже на самый поверхностный взгляд. А приглядевшись, мы обнаружим некие грозные знаки серьезного кризиса, который ныне переживает человеческая цивилизация. До сих пор никогда и нигде, даже в языческой Римской империи, грех не оправдывался публично, никогда и нигде до сих пор грех не подкреплялся нормой закона. Такого в человеческой истории еще не бывало. И вот мы дожили до времен, когда грех подкрепляется нормой закона, а значит, и силой власти.
   Такое развитие событий генерирует в некоторых умах апокалиптические настроения. Трезвое религиозное сознание способно их преодолеть, потому что у глубоко верующего и религиозно образованного человека есть ответы на эти мучительные вопросы нашего бытия, но многие другие люди таких ответов не находят. И они чувствуют свою беспомощность, неспособность на что-либо повлиять. Отсюда – самозакапывания в пещеры, бегство от этой жизни, бесплодные поиски спасения вне Церкви.
   Поэтому нужно, конечно, прежде всего, молиться за этих людей, пастырски работать с ними, если только они способны расслышать пастырское слово. Эта тема шире, чем история о 20 затворниках в Пензе. Это вызов пастырской деятельности Церкви, ибо она призвана учить и вести людей по пути спасения, невзирая ни на какие обстоятельства жизни.
   А что касается конкретно этих людей – я бы их не тревожил. Если хотят в пещере посидеть, пускай посидят, лишь бы, сохрани Бог, не обвалилась эта их пещера.

   О ЕДИНСТВЕ РУССКОГО ПРАВОСЛАВИЯ

   Из доклада на Архиерейском Соборе Русской Православной Церкви, июнь 2008 г.
   Свидетельство Православия в современном мире требует укрепления всеправославного единства и единства нашей Русской Православной Церкви. Несмотря на сложный исторический контекст, в котором живут наши страны и народы, несмотря на многие вызовы единству Православия, существует сильная надежда, что с помощью Божией наша Поместная Церковь, как и все Вселенское Православие, найдут в себе силы к их преодолению. Очень важно, не поддаваясь на искушения, сохранить молитвенное общение и возгревать те проявления доверия и братской любви, которые сегодня реально существуют в семье Поместных Православных Церквей.

   Из беседы с корреспондентом телепрограммы «Вести недели» 26 февраля 2008 г.
   Сохранение единства нашей Церкви – это задача огромного значения, огромного масштаба. Речь идет о сохранении единства того духовно-культурного мира, который не в этническом, а в историческом смысле можно назвать русским миром, зародившимся еще в киевской купели Крещения. Это понятие не только церковное, не только культурное, но, я бы даже сказал, геополитическое.

   ЭКУМЕНИЧЕСКАЯ ЭЙФОРИЯ И ВЕРНОСТЬ ЦЕННОСТЯМ ЕВАНГЕЛИЯ

   Из доклада на встрече в кафедральном соборе г. Аверсы (Италия) в рамках мероприятия на тему «За мир без насилия. Религии и культуры в диалоге», организованного Общиной святого Эгидия (Неаполь, 21—23 октября 2007 г.)
   В сфере многостороннего диалога предложил бы от духа той экуменической эйфории, который царил в период после Второй мировой войны и, безусловно, оказывал влияние на формировавшееся тогда межхристианское движение, перейти к реалистической переоценке целей и задач взаимодействия христиан различных конфессий и к определению новых приоритетов.
   Исходя из сказанного выше, мне кажется, что нам необходимо сместить вектор наших ожиданий и сконцентрироваться на том, что в данный момент способно нас реально объединить, – на верности непреходящим ценностям Евангелия и апостольского Предания Церкви – и соединить наши усилия в деле проповеди современному миру этих спасительных ценностей.

   Из доклада на Архиерейском Соборе Русской Православной Церкви, июнь 2008 г.
   Выполняя задачу свидетельства о традиционных ценностях христианства, Русская Православная Церковь нуждается в союзниках, в том числе в инославной среде. Нам приходится искать сотрудничества с теми из инославных и даже представителей других религий, которые защищают традиционные моральные позиции, близкие к нашим. Среди западных христиан, например, подобным союзником оказывается Римско-Католическая Церковь и некоторые протестантские общины, которые продолжают придерживаться традиционных позиций по многим вопросам христианской нравственности. Впрочем, признавая объективное совпадение взглядов с отдельными Церквами и общинами на явления современного мира и желая придать этому совпадению практический, действенный характер, мы трезво оцениваем существующие между нами различия и твердо придерживаемся связанных с этим правил и традиций.

   Из беседы с представителями российских и зарубежных радиостанций и ряда ведущих информационных агентств 29 декабря 2008 г.
   Патриарший Местоблюститель подчеркнул, что отношение Русской Церкви к инославию должно находиться в русле святоотеческой и богословской традиции. Именно в таком русле и были составлены «Основные принципы отношения к инославию Русской Православной Церкви», которые принял Юбилейный Архиерейский Собор 2000 года. «И сегодня нам не нужно размышлять, как строить отношения. Документ, единогласно принятый епископатом Московского Патриархата, очерчивает рамки такого поведения», – отметил иерарх.

   «ТЕОРИЯ ВЕТВЕЙ» ПРОТИВОРЕЧИТ ПРАВОСЛАВИЮ

   Из интервью 26 августа 2006 г.
   – Владыко! А как же «теория ветвей»? Многие православные за границей, да и некоторые в России убеждены, что членство в ВСЦ предполагает принятие «теории ветвей» и наличие некоего изначально существующего единства всех христианских церквей, которое нужно просто «сделать зримым»?
   – Это еще один из весьма распространенных мифов, складывающихся вокруг ВСЦ. Я имею в виду не «теорию ветвей», которой действительно придерживается большинство протестантских сообществ, а то, что все члены ВСЦ эту теорию разделяют.
   Хочу абсолютно ясно заявить, что для православных христиан не может быть никаких сомнений в том, что Единой Святой Соборной и Апостольской Церковью является Православная Церковь. За всю историю существования ВСЦ никто из его православных участников не поддерживал так называемой «теории ветвей», так как она в корне противоречит православной экклезиологии.

   Из проповеди на Божественной литургии в московском Сретенском ставропигиальном монастыре 28 декабря 2008 г, в день памяти священномученика Илариона (Троицкого), архиепископа Верейского
   Священномученик Иларион (Троицкий) не уклонялся от разговоров с инославными. Хорошо известно, что он состоял в переписке с западным богословом Робертом Гардинером, который являлся секретарем комиссии по устройству мировой конференции христианства, ставившей перед собой задачу объединить все Церкви и конфессии. Святитель Иларион не уклонился от переписки, не ушел от диалога, и его слово было исполнено такой силы, что к концу своей жизни Гардинер почти стал православным, и только внешние обстоятельства помешали ему присоединиться к Православной Церкви.


   ВСЕМИРНЫЙ СОВЕТ ЦЕРКВЕЙ – МИФЫ И РЕАЛЬНОСТЬ

   Из интервью 26 августа 2006 г.
   С богословской точки зрения, вступление в ВСЦ в 60-е годы также было более оправданно, поскольку в это время совет уже строил свою работу на основе Торонтской декларации, которая не только утверждала веру во Святую Троицу как основу для сотрудничества христиан, но ясно и четко заявляла, что совет не имеет никакой власти в отношении Церквей-членов, не имеет права и не может давать указания Церквам или действовать от их имени. Совершенно определенно было сказано, что ВСЦ является лишь форумом, призванным служить Церквам в их взаимных отношениях, и не имеет и не может иметь своей экклезиологии.
   Как видите, вопреки созданной вокруг ВСЦ мифологии, что он претендует быть своего рода «сверхцерковью», совет всегда был лишь форумом христиан различных конфессий.
   Тем не менее далеко не все в базисе совета и в его богословской работе было для нас приемлемо. Мы сочли необходимым свидетельствовать о Православии в протестантской среде. Всемирный Совет Церквей набирал силу и международный авторитет, и мы не могли допустить, чтобы представленная в нем значительная часть христианского мира имела искаженное представление о Православии. Конечно, в это же время в ВСЦ трудились представители других Православных Церквей, в том числе архипастыри, пастыри и богословы, эмигрировавшие из России после 1917 года. Но их было мало, и часто они уступали давлению других конфессий. Мы не могли в этих условиях оставаться в стороне.
   Мы вынуждены были прервать наши многолетние контакты с Епископальной церковью в США в связи с тем, что в 2003 году она возвела в сан епископа открытого гомосексуалиста. В конце прошлого года мы прервали отношения с Церковью Швеции из-за ее решения благословлять так называемые однополые союзы.
   Давали о себе знать подобные тенденции и во Всемирном Совете Церквей. Православные Церкви резко протестовали против влияния этих процессов на совет, но возможностей у нас было недостаточно, поскольку православные в ВСЦ составляют меньшинство.
   Тогда в 1998 году на межправославной встрече в Салониках по инициативе нашей Церкви было принято заявление, в котором выражалась «обеспокоенность православных некоторыми действиями ВСЦ (определенными тенденциями в жизни некоторых Протестантских Церквей – членов ВСЦ, находящими свое отражение в дебатах ВСЦ) и ощущением того, что существующая структура ВСЦ делает сколь-либо значимое православное участие все более затруднительным, а для некоторых и невозможным».
   В том же году на Ассамблее в Хараре была создана Специальная комиссия по участию Православных Церквей в деятельности ВСЦ, в которую вошли как православные, так и протестантские участники.
   Создан Постоянный комитет по консенсусу и сотрудничеству, в котором православные и инославные присутствуют на паритетной основе (8 православных и 8 инославных членов). В задачу комитета входит наблюдение за повесткой дня ВСЦ с целью невключения в нее вопросов, обсуждение которых неприемлемо для православных. Другими словами, если раньше православные настаивали на своей правоте, но все-таки, оставаясь в меньшинстве, не могли повлиять на окончательные решения, то теперь любое мнение учитывается или по крайней мере фиксируется. И уже нельзя сказать, что за то или иное спорное решение ВСЦ от имени всех участников проголосовало большинство. Если бы мы имели подобную процедуру раньше, то, уверен, было бы гораздо меньше мифов вокруг ВСЦ, и мне не пришлось бы сейчас в сотый раз говорить, что православные члены совета не участвуют в интеркоммунионе и не строят какую-то «синкретическую церковь».
   Это, безусловно, была победа. И не только в рамках ВСЦ. Всему христианскому миру было заявлено, что православные не потерпят обсуждения вопросов и принятия решений, противоречащих их вере и их совести.
   Всему христианскому миру было показано, что апостольская традиция и истинная христианская нравственность не умерли. Что есть Церкви, которые живут по заповедям Христовым и призывают всех людей опомниться и дать отпор безнравственности, ведущей к вечной погибели.
   И уже на Ассамблее в Порту-Алегри в этом году вопросы о правах сексуальных меньшинств или о рукоположении женщин даже не поднимались.
   ...Выход из ВСЦ сегодня означает значительное ослабление позиций Русской Церкви внутри православной семьи, а также во всем мире, включая и российское общество, которое весьма озабочено темой межконфессиональных и межрелигиозных отношений. Требовать от Русской Православной Церкви самоизоляции могут люди либо не знающие, что происходит в ВСЦ и какова реальная роль Русской Церкви во всей сложной системе межхристианских и межрелигиозных отношений, либо те, кто сознательно стремится к ограничению ее влияния и ослаблению ее авторитета.
   Впрочем, если отход ключевых участников ВСЦ от основ христианского богословия и нравственности продолжится, мы будем подвергать переоценке формы и саму возможность нашего дальнейшего участия.
   – Вы считаете, что диалог с неправославными людьми действительно может удержать их на нравственной позиции?
   – В каких-то случаях удержит, а в других – заставит задуматься. Мы, православные, не всегда учитываем тот факт, что множество людей в современном мире просто никогда не слышали о подлинной христианской нравственности или посчитали ее давно устаревшим явлением.
   Мы обязаны свидетельствовать об истинной вере везде и всегда – ради того, чтобы спасти хотя бы некоторых (см.: 1 Кор. 9, 22). Представляется неправильным мнение, что, поскольку время гонений на Церковь в России прошло, нам не стоит продолжать международный христианский диалог. А современный западный «постхристианский» мир пусть идет куда хочет?
   Мне представляется, что необходимо участвовать в диалоге со всеми, кто может повлиять на общество в лучшую сторону. Иногда сам факт диалога, его тематика, информация о нем в СМИ уже оказывают отрезвляющее, вразумляющее воздействие на многих людей.
   http://mospat.ru/index.php?page=32725

   О СОВМЕСТНОМ ПРИЧАСТИИ

   Из интервью 26 августа 2006 г.
   – Владыко! Не могу здесь сразу не задать вопрос об интеркоммунионе – совместном причащении православных с протестантами и католиками. Существует много рассказов о том, что такая практика в ВСЦ существовала.
   – Хорошо, что вы напомнили об этом. Я со всей серьезностью и ответственностью заявляю, что представители Русской Православной Церкви никогда не подходили к причастию с инославными и никогда не допускали к Чаше верующих других христианских сообществ.
   Процитирую документ, специально посвященный интеркоммуниону и выработанный комиссией ВСЦ «Вера и устройство» еще в 1952 году. В нем, в частности, говорится: «Возможность интерконфессионального приобщения между Церквами, требующими непрерывного апостольского преемства в рукоположении епископов, и неепископальными Церквами исключается, и это заключение может считаться окончательным».
   И могу вам привести еще такой пример. На ассамблеях ВСЦ в один из дней совершается православная Литургия. И всегда какая-то часть протестантов высказывает громкое недовольство тем, что их не допустили к причастию. Никогда никаких исключений из этого правила не было.
   http://mospat.ru/index.php?page=32725

   МОЛИМСЯ ЛИ МЫ С ИНОСЛАВНЫМИ?

   Из интервью 26 августа 2006 г.
   – Владыко! Многих волнует вопрос о так называемых «общих молитвах» с инославными. Правда ли, что на протяжении многих лет православные, члены ВСЦ, участвовали в подобных молитвах?
   – После того как многие протестанты пошли по пути крайней либерализации богословия и морали, решительно удалившись от норм веры и жизни Апостольской Церкви, представители Русской Церкви заявили, что в совместных молитвах в ВСЦ они принимать участие не будут. Иногда мы молчаливо присутствуем. Да и то в основном миряне, а не клирики.
   http://mospat.ru/ index.php?page= 32725

   ВОЗМОЖЕН ЛИ РЕЛИГИОЗНЫЙ ПЛЮРАЛИЗМ?

   Из доклада на пленарном заседании Архиерейского Собора 24 июня 2008 г.
   Напомнив слова Христа Спасителя: «Кто не против вас, тот за вас» (Мк. 9, 40), – председатель Отдела внешних церковных связей Московского Патриархата заявил: «Наш диалог с инославными конфессиями и нехристианскими религиями не преследует цели какого-либо сближения в области вероучения. Он осуществляется с людьми, так же, как и мы, обеспокоенными тенденцией перекраивания нравственных постулатов в общественном сознании, и направлен на сохранение мира, справедливости и защиту прав религиозных людей жить в соответствии с требованиями веры».

   БОРОТЬСЯ ЗА РЕЛИГИОЗНО-НРАВСТВЕННЫЕ ЦЕННОСТИ В ЖИЗНИ ЧЕЛОВЕКА

   О саммите религиозных лидеров 2006 года
   Из выступления в прямом эфире радиостанции «Маяк»: «Идеи итогового документа московского саммита достойны быть положенными в основу обустройства мирной и справедливой жизни на планете», 6 июля 2006 г.
   Россия – это уникальная страна, колоссальное евразийское пространство, где соприкасаются и взаимодействуют разные цивилизации, культуры и традиции.
   Это страна, в которой никогда не было религиозных войн, государство с уникальным опытом межрелигиозного общения. Таким образом, вопрос, который мы поставили перед собой, был сформулирован следующим образом: не можем ли мы этот свой уникальный опыт межрелигиозного общения представить «Большой восьмерке», да и всему мировому сообществу, с тем чтобы совместно с другими серьезно поразмышлять о том, как должен быть устроен мир в эпоху глобализации.
   К сожалению, я столкнулся с совершенно поразившим меня комментарием: ну вот, прочитали послание – ничего особенного, общие фразы. Ничего себе «общие фразы»! Люди, принадлежащие к совершенно разным политическим системам, к разным религиям, к разным мирам и цивилизациям, сказали единым голосом о проблемах, которые сегодня волнуют все человечество. Как можно такое заявление назвать «слишком общим»?!
   – В связи с проведением всемирного форума в Москве прозвучало обвинение в том, что истинная цель саммита якобы заключается в том, чтобы создать некую единую мировую «сверхрелигию».
   – К сожалению, недобропорядочные люди попытались использовать в своих целях этот лживый тезис, начав пугать страшилками о том, что в Москве собирается чуть ли не сатанинский вселенский собор, чтобы создать «сверхрелигию», «сверхцерковь». При этом верующих людей пытались подбить на выражение протеста против всемирной встречи религиозных лидеров.
   Разумеется, никаких богословских дискуссий не было и быть не могло по самой природе подобного мероприятия. Но у нас есть и общая задача, и общая ответственность. Они заключаются не в том, чтобы создавать какую-то мифическую, совершенно невозможную даже теоретически «сверхрелигию», и тем более не в том, чтобы как-то приспосабливать наши религиозные воззрения и принципы к модным идеям века сего, а в том, чтобы, оставаясь в рамках и в русле своей собственной религиозной традиции, иметь возможность вместе с другими отстаивать то, что для нас дорого как для верующих людей. И в первую очередь – бороться за присутствие религиозно-нравственных ценностей в жизни современного человека.

   ГАРАНТОМ КАНОНИЧНОСТИ МОЖЕТ БЫТЬ ТОЛЬКО СОБОР

   Из ответов на вопросы читателей архиепископа Петропавловского и Камчатского Игнатия (Пологрудова)
   – Владыко, помню высказывание одного участника Собора. Он сказал: «Я хотел бы, чтобы гарантом соблюдения традиции каноничности, догматики был Патриарх». И на это получен был ответ, что это католическая ересь. Это было хорошо сказано. Пожалуйста, подробнее.
   – Это было предложено на следующий день после избрания Святейшего Патриарха, на пленарном заседании. Один священник выступил и предложил: «Я прошу вас записать в Устав Русской Православной Церкви следующие слова, что Святейший Патриарх является гарантом чистоты православного вероучения». Вроде бы, на первый взгляд, требование обоснованное. И Собор даже задумался. Но тогда взял слово наш еще не интронизованный, но избранный Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл. И заявил: «Это католическая традиция, что гарантом вероучения может быть один человек, Папа Римский. У нас ни священник, ни архиерей, ни Патриарх не может на себя взять такую смелость. Гарантом может быть только Собор. И поэтому мы ничего менять не будем». Эти слова Святейшего Патриарха Кирилла Собор встретил рукоплесканием.
   http://www.radonezh.ru/radio/archive/?ID=8538   

←  "Права человека" и апостольская вера Церковь должна быть объединяющим началом для народа →
Возврат к списку
Адрес:
249706, Калужская область, Козельский район,
п/о Каменка, Шамордино, монастырь
© 2009-2017 Официальный сайт Казанской Амвросиевской
ставропигиальной женской пустыни