Введение

Православное монашество... О нем сказано и написано много, однако тема эта еще далеко не исчерпана.

Настоящее сочинение имеет целью раскрыть вопрос монашества в его деятельной стороне жизни – в служении Церкви Христовой и миру.

Актуальность данной темы обуславливается сегодняшним днем, запросами современного мира, ищущего прогресса во всех областях жизни и деятельности и, в частности, в служении человека обществу и миру.

Действительно, вопрос служения обществу не из простых. Но им, несомненно, обуславливается проблема высокой, прогрессивной и полезной жизни на земле.

В поисках решения этой важной задачи жизни мир дает самые разнообразные и даже самые разноречивые ответы. Но все его доводы, собственно, сводятся к одному знаменателю: насколько полезен бывает труд и служение человека для общества, для его духовного развития и блага?

Некоторые люди имеют особое мнение о тех членах общества, которые вопрос общественного служения человека решают с религиозной точки зрения.

Нередко в адрес людей Церкви и, особенно монахов, делают упрек, что они мало приносят пользы обществу; затворяются от него в толстые монастырские стены и не принимают участия в его жизни и деятельности. Но рассуждать так об иноках Церкви равносильно тому, если бы мы, говоря о пользе плодового дерева, стали бы принижать значение его корней, питающих это древо.

По-видимому, необходимо разумно, беспристрастно подойти к вопросу служения человека, как свободного существа, и оценить не только видимые, внешние стороны деятельности, но и духовные, исходящие от религиозных основ и приносящие существенную пользу обществу.

Иноки Церкви – люди, не безызвестные миру.

В общем древе жизни мира они несут особую духовную миссию, благодаря которой все общество приобретает свой подлинный, универсальный облик.

Действительно, о монашестве на сегодня судят по-разному. Одни не понимают его духа, цели, осуждая строгий образ жизни как извращение здравого смысла, другие игнорируют его как отжившую историческую категорию, третьи, по незнанию, отождествляют монашество с монахами, порочащими свое звание.

Люди, по неведению своему, часто отмежевывают монашество от христианства и наделяют его чем-то необычайным. Сознавая необходимость религии, человек находит, что христианство в обычной его форме не представляется ему трудным, какой-то помехой в его земной жизни и удовольствиях. Но с мыслью о монашестве у него возникает представление о нем как о необыкновенном, странном порядке жизни, даже невозможном для плотского человека. И чернец в простой народной массе иногда грезится чем-то иным, чуждым и непонятным. Известно, что на Руси, в народе, как остаток язычества существовала особая примета, связанная с чернецом.

Многие думают, что монастыри – это зажиточные учреждения, избыточествующие пищей и одеждой; нет, монастыри ставят целью не внешнее благополучие, им достаточно бывает экономического минимума, чтобы вести полезное дело – как между насельниками, спасая их души, так и в обществе, разделяя его нужды.

Людей иногда бывает очень трудно уверить, что монашество нельзя понимать односторонне, нельзя изъяснять порочностью отдельных его членов так же, как и наличием в мире зла нельзя обесценивать добро.

Все те, кто выражал какие бы то ни было отрицательные мнения, бессильны изъяснить смысл монашества как жизненной силы Церкви – его корни сокрыты не в житейском мире, но в откровении евангельского благовестия.

Протесты против монашества и монастырей – не новость в истории. Еще в глубокой древности, для опровержения монашества, Ливаний высказал свой языческий взгляд на жизнь как на вечный праздник земли. Жизнь монахов он назвал глупостью жизни.

В IV веке блаженный Иероним письменно защищал монашество от укоров пресвитера Вигилянция. Наиболее сильный всплеск антимонашеских настроений относится к XVI веку, ко временам западной реформации.

Мирскому, далекому от Церкви, человеку трудно бывает постичь тайну духовного подвига монаха.

На первый взгляд, дух иноческих правил жизни как будто прямо противоположен целям человека, которые ставит современный мир. Однако, это мнение возникает от незнания духа евангельского учения. Противоречие видит лишь светская часть людей, незнакомая с содержанием и смыслом Священного Писания. Церковь же его не наблюдает. Когда Церковь говорит о земной жизни человека, его деятельности, она исходит из взгляда на то, чем должна быть и может стать жизнь человека.

В вопросах духовной жизни нужен особый подход и ум, чтобы уразуметь эти вещи жизни; нужны духовные очи веры, чтобы проникнуть в невидимый мир души человеки, оценить его значение и красоту.

Действительно, как много неожиданного, таинственного и удивительного встречаем мы в людях, отдавших себя служению Богу и обществу. В них все иное: не тот взгляд, какой блуждает со страстью в мирских людях, не то обращение, чтобы надмеваться над человеком, не та речь, какая слышится за стенами монастыря. Естественно, возникает вопрос: что это за люди? Что двигает ими на пути столь трудной и ответственной деятельности?

«Человек, – пишет св. Григорий Палама, – это большой мир (заключенный) в малом, является сосредоточием воедино всего существующего, возглавлением творений Божиих». [1]

Церковь Христова вещает миру, что назначение человека велико! Он возведен Христом Богом на ступень сыновства, призван к новой, благодатной жизни, некогда потерянной в раю и данной теперь миру Воплотившимся Господом Иисусом Христом на вечные времена.

Действительно, мир от истоков своего исторического бытия не знает больше такого события и чуда на земле, как Воплощение Сына Божия и связанное с ним дело спасения людей, которое и определило смысл жизни и деятельности человека в земных условиях.

Православное монашество знакомит нас с деятельностью, которая отражает его духовный мир жизни, направленный на стяжание высшего звания человека «в мужа совершенна, в меру полного возраста Христова» (Еф. 4, 13), способного разуметь и творить волю Божию в мире.

Подвиг монаха направлен не к возвеличиванию себя, своих способностей, но единственно к служению Богу, к прославлению всесвятого и всемогущего Его имени за неизреченные милости к миру и исполнение Его благой воли в отношении ближнего.

Без подвига служения Богу и людям нельзя мыслить подлинного христианства. И понятие самого христианства для монаха есть понятие служения в духе смиренной и жертвенной любви к Тому, от Кого все зависит, Кто спас его от смерти, даровал радость и бессмертную жизнь.

Из Евангелия Христова мы узнаем, что полнота и святость нашей жизни состоит в общении с ближним, в искренней и нелицемерной любви к нему. Не господство над ним составляет удовольствие жизни, как то было в древние времена человечества, но служение ему в духе братской любви, почтения.

«Сын Человеческий не для того пришел, чтобы Ему служили, но чтобы послужить и отдать душу Свою для искупления многих» (Мф. 20, 28), – так обозначил идеал христианского служения людям Сам Господь Иисус Христос.

Смысл новой высшей жизни человека был дан в искупительном подвиге Христа Спасителя, когда любовью Бога были прощены людские грехи, разодрано рукописание грехов мира. И смысл христианской деятельности заключен в том, чтобы по-новому взирать на ближнего. Не корить и не унижать его за недостатки и немощи, но долготерпеливо снисходить к нему, покрывать его любовью, подобно любви матери к сыну, и способствовать спасению его души, духовному росту, благодатному единению с Богом.

Говорить о служении иноков Церкви и миру – значит, раскрыть страницы их деятельной любви к Богу и людям, поведать о целожизненном их подвиге, соделавшем их достойными членами Церкви Божией и гражданами общества.

«Посвящая всю свою жизнь служению Богу, – говорил Святейший Патриарх Пимен, – монашествующие служат в Церкви примером христианского доброделания».

Действительно, это были люди, которые вели непримиримую борьбу с грехом, с низшими страстями души. Для них основной целью было спасение души от греховной смерти, приобщение себя высшим качествам духа – смирению, кротости, любви и милости, как подлинно украшающим лицо человека. Стать вместилищем Духа Святого, исполнить заветы Христовы в жизни – вот духовные стимулы, которые побуждали черноризцев брать на свои рамена труд служения Богу и безропотно нести его до последнего вздоха.

О монашестве Церковь Христова учит как о благодатном институте, несущем в себе апостольский и святоотеческий дух жизни и способствующем нравственному влиянию на окружающий мир. С первых дней своего бытия Церковь Христова растила и содержала таких членов, которые отвечали духу ее проповеди в мире, были святыми в жизни и деятельности, составляли действительно Церковь, «не имущую порока или скверны, или нечто от таковых» (Еф. 5, 27).

Не требуя от своих членов больше, чем Евангелие Христово, монашество Православной Церкви при всем этом выглядит специфично. Оно имеет свою историю, опыт жизни, свои обоснованные мотивы духовной деятельности.

Монашество – это живой аспект истории Церкви Христовой, объем которого трудно вместить и исследовать в его многостороннем содержании. Не время истории только родило это течение христианской жизни, но глубокий смысл и сознание веры Христовой соделало его благодатно живым и незыблемым в веках.

Как благодатная отрасль древа Церкви Христовой, православное иночество заслуживает исключительного внимание не только как историческое явление, но и как современно живая, деятельная сила христианства, которая, Промыслом Божиим, совершает особую, большую миссию в Церкви и мире.

Вопрос настоящего сочинения – служение иночества Церкви и миру, мы предлагаем рассмотреть со стороны его существа и со стороны внешних проявлений.

Без понятия монашества, его богословско-аскетической основы трудно представить вопрос служения Церкви и миру. Поэтому в нашем сочинении мы раскрываем тему прежде всего со стороны богословской, изъясняя почву и характерные черты монашества, а затем со стороны церковно-исторической в более широком его значении, исследуя основной вопрос нашего труда – церковно-общественное служение иноков.

[1] Монах Василий (Кривошеин). Цит. соч. Аскетическое и богословское учение св. Григория Паламы. Афон, 1935, стр. 31.

Часть I. Богословский анализ монашества →
Возврат к списку
Адрес:
249706, Калужская область, Козельский район,
п/о Каменка, Шамордино, монастырь
© 2009-2017 Официальный сайт Казанской Амвросиевской
ставропигиальной женской пустыни