Глава 2. Апостольское служение православных иноков

Одно из выдающихся явлений в истории Церкви Христовой представляет миссионерская деятельность православных иноков Востока, показавших евангельскую ревность в распространении христианства между языческими народами. Эти подвижники веры за активную миссионерскую деятельность среди непросвещенных народов получили самую большую оценку в мире. По словам профессора Ешевского, «миссионеры оказали незабвенную услугу человечеству, покорив учению Искупителя значительную часть земного шара, приготовив в будущем возможность слияния всех, до того времени бесчисленными преградами разделенных, в одну великую семью народов, христиански образованных». [1] Начавшись в век апостольский, миссионерская деятельность не прекращалась во все почти двухтысячелетнее существование на земле Церкви Христовой. Если любопытство географов сделало многое в открытии неизвестных земель, и если любовь к науке расширила знание человека в мире, то ревность в служении Слову Божию миссионеров Церкви Христовой сделала и делает гораздо более, ибо «Слово Божие живо и действенно есть» (Евр. 4, 12). Тружениками на этой церковной ниве были верные члены Церкви Христовой во всех званиях, начиная от мирянина, инока, и до иерархов, которые показали преданность воле Господней и самоотверженную любовь к людям. «Хотя проповедь Евангелия и возрождение верующих чрез таинства вверены Спасителем лицам избранным, но к участию в деле распространения христианства и умножения верующих призвана вся Церковь, со всеми ее членами». [2] Усердие и подвиги миссионеров из монашеского сословия представляют примерное явление в жизни и деятельности христианства. Служение Словом Божиим в мире было для монахов той святой миссией, какую заповедали святые апостолы Христовы Церквам, основанным их благовестническими трудами. По мысли св. Василия Великого, монах должны были стремиться не только к созерцательной жизни, но и к деятельности «апостольской», т.е. принимать на себя заботы о бедных и больных, нести свет Христов и в мир непросвещенных людей. Понимая долг христианского служения, просветитель славян св. Кирилл на смертном ложе обратился к своему старшему брату Мефодию с такими словами: «Брат мой! Доселе мы были парой волов и вместе пахали на Божией ниве. И вот я падаю на борозде! Знаю я, как ты любишь Святую гору и монастырское уединение. Но не в том твое признание. Ты должен продолжать дело, которое мы вместе благодатью Божией начали. Не оставляй славян, которые нуждаются в учителях о Христе». [3] На путь этой христианской деятельности иноки шли с благословения Церкви Христовой, по послушанию своих духовных старцев и игуменов монастырей. Св. Ефрем Сирин, подвижник IV века, повествует о блаженном Авраамии, который по послушанию епископа оставил уединение и занялся миссионерским деланием среди упорных язычников. После трех лет борьбы с языческой тьмой св. Авраамий победил зловерие и расположил всех принять святое крещение. Смирение многих монахов не позволяло им выступать на поле житейского мира, являть себя учителями веры и просветителями народов. Однако Церковь Христова, исполняя миссию апостольского служения, побуждала кротких подвижников на благодатное служение миру, дабы явить свет и славу Христовой веры для всякого живущего и приходящего в мир человека. Строгое уединение монаха сменялось широким общением с людьми, не знающими первой человеческой культуры и глубины христианского ведения жизни. Иноки со смирением принимали служение миссионеров, становились «ловцами человеков» (Мф. 4, 19). Иноку-миссионеру необходимо было строго соблюдать свой внутренний строй монашеского уединения в гуще человеческого общения с людьми, чтобы ничего из мирского не овладело им, не заглушило в нем голоса внутренней борьбы. Немногие миссионеры оставили нам дневники и записки о своих трудовых буднях. О них узнаем больше из отзывов близких к ним людей, разделявших их труд, которые поведали о величии подвига этих служителей Слова, сочетающих сложные обстоятельства миссионерской деятельности с внутренним миром своего иноческого уединения. Преп. Антоний Египетский первым решительно оставил мир и ушел в пустыню для подвига. Однако не покинул мир окончательно. Ревность к Богу и любовь к ближним неоднократно возвращала его в Александрию, где он обращал ко Христу столько людей, сколько в другое время обращали в течение года. [4] Нелегко было миссионеру заговорить о высших задачах жизни, о развитии духовных качеств души с диким по нраву народом, живущим по требованиям «плоти и крови». Кто, можно подумать, мог послушать миссионера, осудить после его проповеди свое прежнее, грешное житие, завтра стать другим человеком – христианином? У православного служителя веры Христовой как будто не было внешних прав, он ничем не был вооружен, кроме горячей веры и любви к Богу, непрестанной молитвой и надеждой на благодатную помощь свыше, глубоким знанием Евангелия Христова и живым опытом духовной деятельности. Однако это внешне совсем неприметное служение проповедью и добрым житием инока-миссионера вдруг вызывало в жизни диких народов неожиданную перемену; они оставляли свои вековые заблуждения и предрассудки. Горчичное зерно Царства Божия находило добрую почву в сердце ранее не просвещенного человека-язычника и произращало плоды новой христианской жизни. В конце XIV века на Коневском острове поселился преп. Арсений. Из суеверия местные жители острова каждый год оставляли у одного большого камня убитого коня в жертву духам. Святой отшельник совершил у камня молитву, окропил его освященной водой и освободил бедных островитян от страха духов. Вскоре дикие жители острова были им крещены. [5] В обращении народов к христианству миссионерами особенно заметно явление Божией силы и Премудрости, как живой и чудесной, неистощимо преизливающейся от Церкви Христовой на все народы мира. «Сила бо Моя в немощи совершается» (2 Кор. 12, 9), – было сказано некогда Господом апостолу Павлу, когда тот оказался в бедственном положении. Это слово Божие, сказанное апостолу, дает понять, что дело обращения людей в веру Христову совершает благодать свыше; Сам Господь, Промыслитель и Создатель всякой твари, совершает эту тайну перерождения через верных ему людей, внешне неприметных и немощных, но внутренне сильных и мудрых в силу воздействия на них Духа Святого. Но непонятны были бы гигантские трудности миссионеров на их благовестническом поприще, если бы мы исключили живую силу божественной помощи в их подвиге. Поэтому благовестническое служение в Церкви есть дело не столько земных людей, сколько благодати Божией, призывающей избранных рабов Христовых на апостольское делание. Не все способны совершать благовестничество Божие, но кого призывает, благословляет и одаряет Своей благодатью Бог. Однако, эти избранники Христовы о себе думали всегда очень скромно и смиренно. «Мы ведь только ничтожное оружие в руках Божиих, – говорит св. равноапостольный архиепископ Николай (Касаткин) на одном из соборов катехизаторов в Японии, – обращает же и возрождает людей Сам Бог». Вызывают удивление и восхищение у человека чрезвычайные подвига иноков-миссионеров, не считавшихся ни с какими трудностями в жизни. Они превозмогали всякий климат, подвергались опасностям, а иногда и орошали землю собственной кровью. Печерский подвижник XII века св. Кукша крестил вятичей и мученически скончался среди них. На страницах истории Русской Православной Церкви запечатлен миссионерский подвиг архиепископа Рязанского Мисаила, убиенного шацкой мордвой в 1655 г. Валаамский священноинок Ювеналий окончил свое благовестничество среди алеутов мученической кончиной (+1794). Он был изрублен туземцами на куски за то, что от новокрещенных миссионер требовал оставить многоженство. Иноки-миссионеры не допускали и доли пренебрежения к невежеству диких племен, смело разделили их быт и судьбу во имя их новой, святой христианской жизни. «Как сейчас вижу, – сообщат спутник Преосвященного Иннокентия, епископа Камчатского, известного миссионера Северо-Восточной Сибири XIX века, протоиерей Громов, – святителя Иннокентия, в темную зимнюю ночь сидящего в одеянии из оленьих кож на камне среди добродушных детей природы камчадалов, грызущих юколу, и между не одной сотнею маленьких ездовых животных, свернувшихся в клубки и крепко заснувших от утомления. Ни одному из русских иерархов не довелось еще сносить свое благословение в подобные юдоли». Иноки-миссионеры укореняли цивилизацию в мире. Они впервые проложили путь науке в недоступные области языков диких народов. [6] Большой христианской славой были овеяны миссионерские труды святых братьев Кирилла (+869) и Мефодия (+885) – просветителей хозар, славянских народов Моравии и Панонии. О широкой и плодотворной деятельности святых братьев для православного мира сказано на сегодня самое громкое и убедительное слово как в богословской, так и в исторической науке. Трудно переоценить колоссальные заслуги славянских первоучителей, отдавших себя делу просвещения иноческих народов. Благодарная память и них живет среди славянских стран до сих пор. Народы этих земель с ними соединяют начало своей христианской и общечеловеческой культуры. [7] В Балканских странах и сейчас память славянских первоучителей широко и всенародно отмечается как национальный праздник. Наставники веры Христовой устраивали часовни, строили школы, учили туземцев кузнечному, портняжному и ткацкому ремеслу, садоводству и другим занятиям. «Иноки-миссионеры ускоряли своей деятельностью прогрессивное движение некультурных народов к общечеловеческому идеалу, и если не совершенно перевоспитывали невежественных дикарей в новых высших христианских понятиях, то полагали этому перевоспитанию первые и глубокие начала». [8] Святая Церковь Русская чтит большие миссионерские труды равноапостольного Стефана Пермского – просветителя зырян. От природы одаренный редкими способностями ума, св. Стефан посвящает себя апостольскому труду по просвещению язычествовавших зырян. Тридцать лет он готовил себя к этому ответственному поприщу. Монастырская среда помогла ему постичь глубину христианского богословия, изучить греческий язык, а затем и зырянский, на котором вскоре он составил для пермяков первую азбуку. Из-под его пера появились переводные книги богослужебного характера на зырянском языке. В обильных трудах св. Стефана не только рождались из язычников новые последователи Христа, но и создавались первые христианские храмы. Чтобы насадить христианство среди пермяков самым основательным образом, св. Стефан предпринимает обучение народа грамоте. Новокрещенные, говорит преп. Епифаний, составитель жития преп. Стефана, «часто прихождаху к нему (Стефану) и приседяху присно ему собеседующе и совопрошающеся с ним». Еще больший успех в деле просвещения зырян св. Стефан приобрел, когда был облечен в сан епископа. [9] Над обращением язычников в христианство святитель Стефан трудился 21 год. В 1462 году Иона, епископ Пермский, окончательно утвердил в христианской вере «Великую Пермь» и крестил ее князя, которого назвал Михаилом. В городе Чердыши основан был им монастырь. [10] Чем дольше живет на земле христианство, тем более выясняется значение деятельности христианских миссионеров. В какой бы уголок вселенной мы не заглянули, где люди дышат религией христианства, везде найдем следы иноков-миссионеров. Как не далеко отстояли от цивилизованного мира дикие племена алеутов на северо-востоке, однако и туда в XVIII веке проникли иноки Валаамского монастыря и самым успешным образом окрестили почти всех островитян. Православная миссия иноков была миссией духовной; она имела в виду духовную жизнь язычников, их духовное просвещение и совершенствование; она исключала какие-либо побочные цели. «По наблюдению опытных миссионеров, каждое инородческое племя, как бы неразвито и дико оно ни было, имело у себя искони сложившееся миросозерцание, в котором всегда самые основания и коренные понятия были религиозными». [11] На деятельность христианской миссии иногда смотрят как на один из органов внутренней политики государства. [12] Однако, у православной миссии определенная задача – распространение Царства Божия на земле, нее чужда идея авторитета и приоритета какой-либо внешней власти, как свойственно это инославным миссиям.

 

[1] С. В. Ешевский, проф. Сочинения. Ч. 3, М., 1870, стр. 672.

[2] Парфений, архиеп. Иркутский. Иркутская духовная миссия в 1870 г. Сборник сведений о православных миссиях. М., 1872, стр. 161.

[3] «Журнал Московской Патриархии». 1959, №11 9. Архим. Мефодий. Дело святых первоучителей славянства, стр. 67.

[4] Добротолюбие. Изд. 4-е, М., 1905, т. 1, стр. 580.

[5] Св. Димитрий Ростовский. Жития святых, м-ц июнь, 12 день.

[6] См. Журнал «Странник», 1887, ч. 1, Христианские миссии, стр. 444.

[7] Н. Елагин. Цит. соч., стр. 25.

[8] См. журнал «Странник», 1887, ч. 1.  Христианские миссии, стр. 441.

[9] «Труды Киевской духовной академии», 1896, т. 1. См. Стефан Пермский, просветитель зырян, стр. 236.

[10] Успенский. Очерки по истории византийской образованности. СПб., 1891, стр. 118.

[11] Н. И. Ильинский. Из переписки об удостоении инородцев священнослужительских должностей. Казань, 1885, стр. 8.

[12] Мнения известных профессоров 60-х годов XIX века С. В. Ешевского, Г. Юзефовича, публициста Каткова и др.


Страница 1 - 1 из 2
Начало | Пред. | 1 2 | След. | Конец Все

←  Глава 1. Воспитательное значение монастырей Глава 3. Пастырское служение иноков →
Возврат к списку
Адрес:
249706, Калужская область, Козельский район,
п/о Каменка, Шамордино, монастырь
© 2009-2017 Официальный сайт Казанской Амвросиевской
ставропигиальной женской пустыни