Глава 1. Воспитательное значение монастырей

Духовно-нравственное влияние иноков на мир

Духовно-нравственная направленность людей, если она ставится целью жизни, может всегда считаться высшей деятельностью человека, подлинно просветительской, ввиду положительного влияния ее на окружающую среду.

Великие истины св. Евангелия приобретают для человека особую силу жизни, когда он практически их показывает в своей обыденной жизни, когда он не только знает и говорит о них, но и делает, поступает по духу этого святого Откровения. Вот почему праведники Христовы живо воспринимаются миром, который спешит их увидеть, услышать и унести их образ святой в своей душе.

«Как носящего ароматы обнаруживает благовонный запах и против воли его, — говорит преп. Иоанн Лествичник, — так и имеющий в себе Духа Господня познается по словам своим и смирению».

«Главная заслуга монастырей заключается в том, что они оказывали благотворное влияние своим примером, как проводники в жизнь, без всяких уступок, известных нравственных требований». [1]

Самым драгоценным вкладом иноков в духовную жизнь народа было воспитание нравственных качеств людей, укрепление моральных устоев жизни.

Церковь и ее священноиноки делали все, что было в их силах, чтобы воспитать высокие нравственные качества, дать людям правильное представление о подлинном благочестии.

Блаженный Феодорит говорит в своей истории, что, «последуя примеру и учению монахов, народ оставался верен православию».

История человечества полна примеров высокой духовной деятельности людей. Она знает такие имена, нравственное влияние которых на мир не потеряло силу с течением многих веков. И причина этого не в должном положении человека, а в самой личности, ее целостности, святости, праведности и силе духовной жизни. Церковь Христова стремится воспитать такие сильные, святые личности в мире, воссоздать «по образу и подобию Божию», возродить нового человека, который мог бы в слове пролить жизнь и в жизни показать слово мудрости.

Евангелие Христово наполнено темой личности человека, спасения его от смертоносного мрака греха, ибо ему надлежит стать «светом для мира», «сыном света», быть «солью земли». Как светильник поставляется на свечнице, чтобы светить всем (Лк. 11, 34), так и христианину-подвижнику подобает, по смыслу Евангелия Христова, стать отсветом Божественной благодати в мире для научения его добрым делам. Евангельское благовестие начертало перед миром Богочеловеческую личносгь Господа нашего Иисуса Христа, Нового Адама, Личность совершеннейшую в жизни и деятельности, подражание Которой приводит человека в подлинное преображение духа, истинное блаженное состояние.

Поэтому христианство вошло в мир не только со словом и учением о совершенстве человека; оно внесло дух новой жизни, показало бесчисленные примеры этой жизни и деятельности. Монашество стало практическим выражением духовного идеала Церкви Христовой. Святые иноки-подвижники учат мир христианству примерами жизни, составляя собою убедительное представление и свидетельство о нем. «В монастыре, как в высшей школе благочестия, воспитывались просвещенные, мужественные, стойкие борцы, всегда готовые все претерпеть, даже самую смерть, ради высших идеалов Евангелия». [2]

Лик святых людей Православной Церкви на две трети составили монашествующие, которые явили пример евангельского жития, стали известны своей широкой христианской деятельностью в мире, участвуя в судьбе его духовного обновления и спасения.

 На почве именно монашеского образа жизни появились столь великие в нравственно-духовном отношении личности, которые ясно свидетельствовали о его важном значении для человечества и которые не только для своих современников, но и для нас, отдаленных от них целыми веками, служат нравственно-духовными возбудителями к высшему благочестию. [3]

С подвигом личного усовершенствования связан успех и польза служения иноков миру. [4]

Монах, закалив себя в борьбе со своими собственными страстями, выработав в себе полную и всегдашнюю творческую готовность жить только для блага и спасения своего ближнего, посвящал себя служению миру чтобы неустанно в нем делать дело Божие: врачевать, назидать, смягчать его скорби и немощи. [5]

Однако, не сам инок шел на служение миру, но когда на это вызывала особая воля Божия. Господь изводит чрез священноначалие Церкви Христовой инока на путь служения ближнему, наипаче его спасению. [6]

На служение миру инок шел в смирении духа, исключая страсть к обладанию мирским авторитетом и славой. С каким трудом они восходили на места церковного служения?! Только разве послушание отсекало их волю, примиряя с волей Церкви Христовой Читая жизнеописание игумена Валаамского Дамаскина можно только удивляться каким смирением обладал этот талантливы человек. Он целую неделю укрывался в дремучем лесу, когда его избрали в настоятели монастыря, и только за послушание пошел на это. С игуменством кроткого инока бы связан лучший период духовной жизни это обители на далеком Севере.

В житиях подвижников веры Христовой можно видеть, какое влияние на окружающую среду имел пример их высоконравственной жизни. [7]

Св. Иоанн Златоуст в беседах со своей паствой часто ставил монахов в пример тому, как нужно подвизаться в делах веры. Он считал необходимым, чтобы мирские люди держали духовную связь с монахами, «дабы, ограждаясь их молитвами и наставления: человек мог настоящую жизнь провести сколько можно лучше и сподобиться будущих благ».

Св. Афанасий Великий в книге о преп. Антонии Египетском говорит, что в монастыре можно обрести множество добродетельных качеств, коими отличаются иноки в силу своих духовных дарований: в ином, пишет он, можно найти приветливость, в другом неутомимость в молитвах, в ином безгневие, в другом человеколюбие.

Ученые историки древней Руси отмечают тот факт, что христианство на Руси, принятое от Византии, возрастало силой нравственного влияния на него первых иноческих монастырей, основанных, как замечает летописец, слезами, пощением и молитвами иноков. [8]

Духовный авторитет основателя русского монашества преп. Антония в современном ему обществе был громаден. Основанный им иноческий очаг стал русским Вифлеемом в распространении христианского благочестия на Руси. [9]

Святость их подвига, сила молитв иноков-подвижников достигали высоких степеней нравственного влияния на окружающий мир. Простолюдин или сановник одинаково предстояли перед лицом подвижников в ожидании от них благодатной помощи. «Проповедническая кафедра у одних, уединенная келия у других, иногда столп, на котором некоторые иноки подвизались, становились притягательным центром, к которому отдельные лица, целые толпы стекались отовсюду для покаяния, личного духовного совета, для общего поучения, наставления и участия во всенародной молитве». [10] Преп. Феодосий Печерский, например, считал необходимым обращаться с поучениями к народу, обличать такие пороки, как пьянство, взимание процентов, ложь, клевету.

И хотя таких людей, как отмечает В. О. Ключевский, «была капля в море, однако они вызывали духовное брожение в мире». Ведь и в тесто немного нужно вещества, говорит ученый историк, чтобы вызвать в нем «живительное брожение. Нравственное влияние монастырей и иноков на мир было не механическим, а органическим».

Носители идеала христианского подвижничества хотя и составляли сравнительно редкое явление, однако они перерастали границы времени и места в своем нравственном влиянии на отдельные личности, на массу народную, на жизнь частную и общественную. «При недосягаемости идеала для большинства, он жил в народном сознании как единственно правдивый и истинный образ жизни, угодный Богу». [11]

Если раскрыть историю русского монашества, можно видеть, как подвижники-иноки, эти благодатные светильники Церкви Христовой, «всюду зажигали в пределах нашей Руси тот небесный огонек, который называется жизнью духовной, везде возбуждали и подымали дух человеческий, привлекая к Богу сердца людские своим примером и молитвой. У них учился наш русский народ, как надобно жить по-Божьи, служить Богу в доброй христианской совести и любить ближнего истинной смиренной любовью». [12]

Монастыри, основанные святыми иноками, стали не только памятниками подвигов иноков, но и неумирающими очагами истинной христианской жизни для мира, нравственное влияние которых трудно переоценить.

Киево-Печерская Лавра, Лавра преподобного Сергия во все века бытия православной Руси вызывали восхищение у всех, кто соприкасался с иноческим укладом жизни.

Проф. В. О. Ключевский, глубокий исследователь житийного материала истории Церкви, с большим ученым пафосом говорит об исключительном значении в истории России монастыря преп. Сергия, всегда живо оказывающего духовное влияние на все слои русского общества на протяжении своего более чем 500-летия. [13]

После ужасов монгольского ига и внутренней кровавой усобицы Русь духовно ожила от восшедшего в ее северных краях солнца высокой праведности преп. Сергия Радонежского, которого летопись церковная и гражданская вправе называть «благодатным воспитателем земли Русской». «Из глубокой и дикой пустыни «лучи Света Тихого» полились обильно по лицу земли родной, направляясь первоначально в глушь пустынных дебрей, где один за другим стали возникать монастыри, а оттуда, воздействуя обратно, на города и веси, на жизнь мирскую». [14]

Дух благочестия преп. Сергия унаследовало бесчисленное множество его учеников. Преп. Иосиф Волоцкий через сто лет после основания Сергиевой обители обошел многие северные монастыри и нашел, что в них витал дух Сергиева подвига.

Преп. Пафнутий Боровский, подвижник XVI века, снискал столь большое уважение от мира, что к его слову прислушивались не только именитые люди, но и князи и государи страны. [15] От преп. Пафнутия остались послания к княжеским лицам, которым он, как духовный отец, дерзал преподать наставления не только относительно их личной, нравственной жизни, но и общественного поведения людей их и княжеств. Безусловно, «наставления инока имели исключительное значение в оздоровлении нравов той исторической атмосферы, которая царила в те времена». [16]

Жития святых подвижников ярко раскрывают духовно-нравственное отношение иноков к миру, их истинно-христианское участие к различным обстоятельствам жизни мирских людей, в общении с которыми они исключали житейские корыстные цели.

О святом Тихоне Задонском известный писатель Глеб Успенский сделал такой отзыв: «Это был прекрасный образец человечности по силе внимания к положению ближнего, по негодованию на условия его темноты и, главное, по пониманию христианства: он добровольно удалился в монастырь, где ему представлялась возможность вмешиваться в народную среду».

Оптина пустынь особо накладывает печать своего духовного влияния на современное ей общество ХVIII-ХIХ веков. Не только на простолюдина воздействовала эта обитель иноков, но и на современный ей образованный мир. Известный праведной жизнью иеросхимонах о. Макарий, обладавший высокой духовной мудростью, оказал благотворное влияние на образ мыслей писателя Н. В. Гоголя, который дважды приезжал в пустынь для посещения этого духовного отца. [17]

Под влиянием бесед с о. Макарием совершился коренной переворот в воззрениях И. В. Киреевского многосторонне образованного русского философа. [18]

Писатель К. Леонтьев подолгу жил в Оптиной пустыни и часто беседовал с о. Амвросием. [19] В 70-х годах XIX столетия К. Леонтьев живал на Афоне. Среди старых фотографий Афона можно отыскать снимок, где Леонтьев стоит рядом с иеромонахом Иеронимом известным духовником Пантелеимоновского монастыря.

Оптину пустынь посещал писатель Ф. М. Достоевский. Долгие часы длились его беседы со старцем о. Амвросием о многих насущных вопросах духовной жизни и спасения души. Старец Зосима у Достоевского - человек высокой духовной жизни, светящий миру из-за стен тесной кельи своей скромной обители.

Факторы благотворного влияния монастырей на мир настолько удивительны и многообразны, что трудно их перечислить. Несомненность их ставит вопрос: в чем сила этого нравственного влияния на мир?

[1] Митр. Московский Владимир. Речь на монашеском съезде. «Прибавление к церковным ведомостям», 1909, стр. 90.

[2] Каптерев. Цит. соч., стр. 134.

[3] Н. Д. Кузнецов. Общественное значение монастырей. Вышний Волочек, 1908, стр. 10.

[4] Архим. Никон. Православный идеал монашества. М., 1902, стр. 10.

[5] Н. Каптерев. В чем состоит истинное монашество. Журнал «Богословский вестник», 1903, т. 1, январь, стр. 126.

[6] Архим. Никон. Цит. соч., стр. 14.

[7] И. Соколов. Цит. соч., стр. 27.

[8] Патерик Печерский. Житие преп. Феодосия Печерского. Изд. Киево-Печерской Лавры, 1869, лист. 52.

[9] М. Кудрявцев. История православного монашества в северо-восточной России, ч. 1, М., 1881.

[10] В. Кожевников. Цит. соч., ч. 1, стр. 78.

[11] В. Кожевников. Цит. соч., стр. 13.

[12] Троицкий Патерик. Свято-Троице-Сергиева Лавра, 1896, с. 4.

[13] В. О. Ключевский. Значение преп. Сергия для русского народа и государства. «Богословский вестник», октябрь, 1892, стр. 315.

[14] Голубинский. О значении преп. Сергия в истории русского монашества. «Богословский вестник», ноябрь, 1892, стр. 98.

[15] Кадлубовский А. П. Житие преп. Пафнутия Боровского, писанное Вассианом Саниным. Нежин, 1899, стр. 118.

[16] Троицкий Патерик, стр. 312.

[17] Журнал «Христианское чтение», 1898, ч. 1, стр. 161.

[18] Там же, стр. 162.

[19] Скончался К. Леонтьев в Троице-Сергиевой Лавре, сподобившись принять перед кончиной иноческий постриг.


Страница 1 - 1 из 3
Начало | Пред. | 1 2 3 | След. | Конец Все

←  Часть II. Церковно-общественное служение иноков Глава 2. Апостольское служение православных иноков →
Возврат к списку
Адрес:
249706, Калужская область, Козельский район,
п/о Каменка, Шамордино, монастырь
© 2009-2017 Официальный сайт Казанской Амвросиевской
ставропигиальной женской пустыни