Глава 1. Истоки и характерные черты православного монашества

Богословский аспект

Православное иночество должно бесспорно иметь для себя опору в данных Священного Писания и истории Церкви, ибо при отсутствии таковой монашество было бы не в праве называть себя путем жизни собственно христианским. [1]

«Мы стоим лицом к лицу с огромным монашеским древом, для которого зерно дано в Священном Писании, ствол в истории Церкви и ветви в современных опытах жизни монашеской». [2]

Монашество существовало еще в Церкви Ветхозаветной, в виде назарейства. Назареи избегали всего «нечистого», отдавали себя Богу, творя «великий обет», вино не касалось их уст и нож их длинных волос.

В Ветхом Завете вожди еврейского народа и великие пророки его, как боговидец Моисей, Илия, Елисей, Даниил, предпочитали пустыню, тихую пещеру шумным мирским местам, для внутренних и совершенных подвигов жизни, к которым призывал их Бог. Но глубокое свое содержание и сущий дух монашество получило в Писаниях Новозаветных, в самом учении Христа Спасителя и посланиях свв. апостолов (Мф. 7, 13-14; Мр. 10, 17-22, Лк. 13, 24; 2 Кор. 7, 8; 26-34-37] Апок. 14,1-5). Господь Иисус Христос Своей чистейшей девственной жизнью на земле дал миру совершенный образ духовно-аскетического жития, которому и последовали ближайшие Его ученики.

На самой заре христианства такие святые, как Иоанн Креститель, ап. Андрей Первозванный, ап. Иаков, брат Божий и другие ревностные последователи явили в жизни чисто монашеские подвиги и черты. Хотя они были тогда в гуще мирской и людской, однако знали святое уединение, любили ночные молитвы, искали строгого воздержания, бодренно хранили целомудрие. Из них Пресвятая Дева Богородица показала исключительно высокий подвиг девства и воздержания, достойно заслужив церковного наименования Пренепорочной и Приснодевы.

«Тогда же, у которых была горячность апостольская, помня о прежнем совершенстве, удалялись из городов, пребывали в местах подгородных и уединенных, и что было установлено апостолами, – как помнили, – для всей вообще Церкви, в том начали упражняться особенным образом всякий по себе». [3]

Праведники Христовы запечатлели в подвигах иноческой жизни глубину евангельского понимания истин. По словам еп. Феофана Затворника, «строгая подвижническая жизнь есть печать евангельской жизни». [4]

Св. Евангелие содержит не только учение о личном духовном совершенствовании; оно ставит задачи шире самой аскезы как таковой, зовет к «следованию за Христом», более, стать Христовым.

Идеал совершенства в Евангелии преподан один во Христе Иисусе, но осуществление его может быть только по силам и способносгям каждого. Не все могут быть духовно-плодоносны во сто крат, но, сказано, есть и в шестьдесят, и в тридцать.

В Священном Писании мы находим различия между членами Церкви в их нравственном состоянии и уровне. Тогда как одни «дети по вере», исполняют лишь общие заповеди, другие, «совершенные» (Евр. 5, 14), следуют более строгим евангельским советам относительно безбрачия (Мф. 19, 11-12; 1 Кор. 7,1; 7-8,38,40; Деян. 21,9; Апок. 14, 4), нестяжательности (Мф. 19,21-29) и послушания (Мф. 19,28). О девственниках до возникновения монашества как института Церкви упоминает само Священное Писание (напр. , 1 Кор. ,7, 8; Деян. 21,9), а также и христианские писатели П и III веков, напр. , св. Игнатий Богоносец (к Поликарпу), Иустин мученик (Апология, 1,15), Тертуллиан. [5]

Жития святых, патерики, творения подвижников веры ярко раскрывают нам историю иноческой жизни, быстро охватившей вначале Восток, а затем и Запад. Недаром они сделались излюбленными книгами людей, видевших в жизни новую жизнь, полную света и благоухания. Правда, письменное учение отцов-аскетов не всякий мог понять и усвоить, так как учение было умозрительным. Но жития святых могли понимать все, и особенно делатели веры: «эти книги дела требуют», «дела святых деяньми читай», – говорили древние подвижники.[6]

Святые отцы Церкви изъяснили монашество как божественное установление, печать благодати Святого Духа, устрояющего многоразличные пути и средства спасения в Церкви Божией.

Видение преп. Пахомия Великого о судьбе монашества убедительно говорит о его благодатном происхождении.

Богомудрые отцы Церкви рассуждали, что первая благодать дана в законе Моисеевом, вторая «благодать на благодать», ниспослана Христом миру, а третья явила как бы монашеский образ жизни, понимаемый как небесная жизнь, как достижение и реализация в истории того, что по существу своему лежит за ее пределами. [7]

 

 

[1] Журнал «Вера и Церковь». Православное русское монашество. 1907. Стр. 739.

[2] Там же, стр. 743.

[3] Журнал «Вера и разум». «Православное русское монашество». 1907, стр. 135.

[4] Еп. Феофан. Письма о христианской жизни. Изд. 1860, стр. 15.

[5] Проф. С. Троицкий. Правовая история монашества. «ЖМП», 1973, № 11, стр. 61.

[6] Соловьев А., прот. Старчество по учению свв. отцов и аскетов. Семипалатинск, 1900, стр. 27.

[7] Иером. Софроний. Цит. соч., стр. 20.


Страница 1 - 1 из 7
Начало | Пред. | 1 2 3 4 5 | След. | Конец Все

←  Часть I. Богословский анализ монашества Глава 2. Историческая сторона монашества →
Возврат к списку
Адрес:
249706, Калужская область, Козельский район,
п/о Каменка, Шамордино, монастырь
© 2009-2017 Официальный сайт Казанской Амвросиевской
ставропигиальной женской пустыни