Часть II. Церковно-общественное служение иноков

ЧАСТЬ II

 

Церковно-общественное служение иноков

Иноки Церкви Христовой при всей своей строго внутренней, духовно-созерцательной жизни, сокровенной от окружающего мира, показали в истории высокий образец церковно-общественного служения миру. Не претендуя на какое-либо господствующее положение в общей жизни Церкви, православное монашество не отказывается от служения нуждам мира, видя в этом также свой христианский долг и подвиг.

«Монашество не только в строгих обетах своего аскетического подвига, – оно есть прежде всего социальное движение и опыт решения социального вопроса». [1]

Что же побуждало подвижников монастырей на общественно-христианский подвиг?

Не внешнюю, эффективную сторону преследовало это иноческое служение миру, но внутренне-духовную, как высшую и самую ценную в деле его спасения и обновления. [2]

Монашество обращается к миру потому, что «любит этот образ Божий мира, образ Божий человека, прозревает его в грехе и гное исторической действительности». [3]

Церковное служение иноков миру вытекает из евангельской заповеди любви к ближнему. Святой Кирилл Александрийский пишет: «Я утверждаю, что вместе с любовью к Богу должно, как следует, упражняться и в любви к братьям: потому что недостаток одной из них есть отсутствие обоих».

Спасение душ ближних, просвещение их светом евангельских истин и жизнь по заповедям Христовым – вот истинные помышления, которые двигали иноков на христианское служение миру, вот высшая миссия, которую брали подвижники веры на себя, следуя точному смыслу Евангелия Христова.

Монашеская жизнь и деятельность были направлены на самоотверженное служение ближним, вплоть до самопожертвования «за друга своя» по образу Самого Христа Спасителя, Его апостолов и свв. отцов Церкви. В понятии служения миру Церковь прежде всего полагала служение ближним.

Инок-подвижник IV века преп. Иоанн Колов о служении ближнему говорит так: «Нельзя выстроить дом сверху вниз, но надобно строить с основания. Это основание есть ближний; его ты должен приобретать, ибо на нем висят все заповеди Христовы». [4]

Потому весь успех в духовном совершенствовании инока свв. отцы приписывали деятельной любви его к ближнему. «Не могу поверить, – говорит св. Иоанн Златоуст, чтобы тот спасение получил, кто о спасении ближнего не радит». Эти слова вселенского учителя любил приводить св. Тихон Задонский, который при этом прибавлял от себя «Никто не может более Христа любить, как тот, который спасения ближнего ищет».

Аскетизм иноков – это не только образ личного спасения, но есть и «деятельное служение нравственному возрождению человеческих обществ и утверждению в мире Царствия Божия». [5] Христианская аскетика вводит в понятие спасения аспект социальный, предполагающий раскрытие любви к окружающим людям. [6]

Аскетизм, способствуя личному совершенству, вместе с тем через аскетов-монахов вливает духовную жизнь в организм человечества, служа для него светочем. [7]

Отшельничество могло казаться пренебрежением к мирской жизни и отказом от нее, а, между тем, развитие его привело к творческим, созидательным результатам и оказало глубокое влияние на окружающую жизнь.

На удаление в монастырь аскеты смотрели не только как на лучшее условие спасения своей души, но и как на приготовление к служению в мире. Из истории известно, что многие аскеты из пустыни действительно выходили в мир с душой, готовой для добра душой сильной и крепкой, любовью во Христе побеждая зло в окружающих людях. [8]

Иноки всем своим духовным обликом строем смело шли в мир, чтобы неустанно сеять в нем божественное учение Христа, побуждать всех к ревностному исполнению Его заповедей. [9]

Нельзя никак изолировать иночество от человечества, хотя мы привыкли заключать этих девственников в высокие недоступные стены монастырей или пещеры и как-то проводить мысленно линию разобщения их миром. Это в корне не так. Подвижники пустынь и монастырей уходили от мира, чтобы служить миру. [10]

В истории Церкви Христовой взаимосвязь монастыря и мира всегда существовала и никогда не прерывалась, убедительно показывая, что ни одно из них не может нормально жить и развиваться без другого

Полное и всецелое разобщение инока с миром, по смыслу учения Отцов Церкви, не может вести его ко спасению, но, напротив, оно служит прямым признаком упадка монашества, искажения его истинного характера. [11]

Нет спасения без участия в общественном благе, но и это участие неосуществимо мерами внешними без проникновения его духовной силой христианской любви. [12]

Обители монашеские, понимая свой христианский долг, с большим вниманием относились к тем, кого обуревало житейское море в мире, кто искал руку помощи от бед и напастей в земной жизни. [13]

Иноки-отшельники, хотя и предпочитали безмолвие в подвиге, однако, не исключали служение миру в виде молитвы о нем и благотворения ему, если располагали чем-либо. «Мы, иноки, – говорит преп. Исаак Сирин, чтим безмолвие, не исключая милосердия». Безмолвники уходили только от мятежа мирского, а не от исполнения заповеди о любви к ближним как основного завета Евангелия Христова. [14]

«Монах, от всех отъединяясь, – говорит Нил Синайский, – со всеми состоит в единении»

Православное иночество характеризовало себя в истории Церкви Христовой как исключительная нравственная сила, благотворно влиявшая на окружающий мир. «Это влияние монашества чувствуется во всей жизни христианских народов; оно, можно сказать, всемирно историческое». [15]

На первый взгляд, черноризцы Церкви совсем не приметны в общественном служении миру. И это, по-видимому, в характере духоносных служителей Церкви, ставящих, прежде всего, славу Божию в своих деяниях, а затем свое глубокое смирение. Действительно, служение иноков носит отличный и особый характер. В нем мало материального, видимого и кричащего. Служение их духоносно, невидимо и подчас неведомо миру.

Образ чистого, христианского жития, всецело преданного Богу, составляет основу иноческой деятельности, и это есть тот свет, которого недостает миру, которого он ищет в своей жизнедеятельности. Писатель К. Леонтьев монастыри называет «Звездами Церкви, от которых далеко льется свет на весь православный мир». На благодатный свет монастырей шли люди из мира, разных возрастов и положений, чтобы увидеть необычных людей, одухотворенных во взгляде, слове, в поведении. Это были настоящие богатыри духа, покорившие плоть высшим стремлением души, вкусившие сладость церковную, зажившие иным, невидимым, вечным божественным миром. Ни одно общество людей не дало столь прекрасных образцов духовного жития, как монашество.

Не так далеко от нас по времени, но и не близко, в конце XVIII века, на Руси, в Киево-Печерской Лавре подвизался иеросхимонах Парфений, духовности которого можно только удивляться, как редчайшему явлению в нашем обычном течении мирской жизни. Эти святые в жизни люди и составляют лучшую часть человеческого рода.

Какой же род деятельности сделал их известными в мире?

По слову ап. Павла, дары служения Церкви различны, но все они даются одним и тем же Духом Святым (1 Кор. 12, 13). В монашеском сословии Дух Святой наделил иноков различными дарами служения.

В истории монашества мы встречаем одних иноков с кротким и смиренным житием, исполненным евангельского духа, других сильными в молитвах за мир, за Церковь, за Отечество, третьих милосердными, благотворительными. Любовь иноков к миру простиралась в апостольском духе, они были миссионерами среди языческих народов, научаяя их вечным истинам Христовой веры. Они служили миру жертвенным образом. Брали на себя пастырское душепопечение; были духовниками и старцами для немощных людей в духовной жизни, очищали их совесть и приобщали святым тайнам.

Верность в слове, чистота и правдивость жизни инока высоко оценивались в мире. О патриотизме монастырей достаточно убедительно говорит история тех стран, где обитают эти монашеские жилища. Эти иноки показали, что отечество для них это родной дом, благосостояние которого было предметом их духовной озабоченности. Удивительным подвигом в общественном служении иноков было их миротворчество. Они гасили вражду и междоусобицу среди князей, государей внутри своей земли. Они переживали и молились о тишине и мире в Отечестве. Миротворчество иноков не было данью только истории, оно и в современном мире не утратило своей духовной силы. Иноки и на сегодня чутко следят за миром и тишиной на планете.

Люди из истории народов и стран знают, какими трудами в науке и культуре зарекомендовали себя иноки, какой огромный авторитет они снискали себе в мире за свои церковные и научные труды. Не в монастырях ли возникли школы, не в стенах ли обителей созидалась литература, создавались редкостные книгохранилища. Об учености иноков говорят их многообразные труды по самым различным отраслям знания и, прежде всего, по богословским проблемам.

 

Просвещенность монаха накладывала печать не только на его служение Церкви словом, но и на его занятия и досуг. Насельники монастырей отличались необычным творчеством в церковном искусстве. Иконописание, зодчество, певческое искусство, кажется, ближе стоят к монастырям и в своем происхождении и шедеврах, чем к мирским учреждениям.

Многообразная и многосторонняя деятельность монашеского сословия в мире – это не уклонение его от собственных целей, но развитие духа и внутреннего содержания, созданного в подвигах молитвы и веры. [16]

[1] Г. В. Флоровский. Цит. соч., стр. 141.

[2] Архим. Никон. Делание иноческое и дело Божие. М., 1903, стр. 12.

[3] Мать Мария. Париж, 1947, стр. 16.

[4] «Достопамятные сказания о подвижничестве свв. отцев». М., 1845, изд. 2, стр. 109.

[5] А. Гусев. Христианский аскетизм. «Православное обозрение», 1878, июль, стр. 78.

[6] Журнал Московской Патриархии, 1975, № 2, стр. 12.

[7] «Что такое аскетизм?». Жур. «Странник», 1895, стр. 402.

[8] Архим. Евдоким. Иноки на службе ближним, стр. 342.

[9] Журнал «Вера и Церковь», 1907. Православное русское монашество, стр. 771.

[10] Прот. В. Смирнов. Преп. Феодосий Киево-Печерский – начальник и учитель русского монашества, машинопись. Загорск. 1974.

[11] Каптерев. Цит. соч., стр. 144.

[12] Архим. Антоний. Как относится служение к общественному благу, к заботе о спасении своей собственной души. М., 1892, стр. не указана.

[13] Каптерев. Цит. соч., стр. 134.

[14] Кедров. Цит. соч., стр. 572.

[15] П. Казанский. Очерк египетских монахов. Цит. соч., стр. 93.

[16] Die Rumanische orthodox Kirche 1968/ Auflage 2. Bukarest, s. 59.

←  Глава 2. Историческая сторона монашества Глава 1. Воспитательное значение монастырей →
Возврат к списку
Адрес:
249706, Калужская область, Козельский район,
п/о Каменка, Шамордино, монастырь
© 2009-2017 Официальный сайт Казанской Амвросиевской
ставропигиальной женской пустыни